ПОЛИТИКА

Что нужно знать об отношениях Турции и России на сегодняшний день

В российско-турецких отношениях произошло событие, которого Москва ждала с 24 ноября 2015 года. Напомним, что в тот день в небе над Сирией был сбит бомбардировщик Су-24. Так вот, наконец-то, президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган направил Владимиру Путину письмо, в котором извинился за гибель пилота Олега Пешкова.

Все это время российские власти непрозрачно намекали, что именно извинения, а также компенсация (за уничтоженный самолет и семье летчика) — обязательное условие восстановления диалога с Анкарой.

Довольно долго Эрдоган отказывался от извинений, а теперь неожиданно изменил свой подход. Эксперты — политологи констатируют, что первый шаг к примирению фактически был сделан на условиях Москвы. Тем самым главный раздражитель в двусторонних отношениях исчерпан и восстановление может начаться уже в ближайшее время.

На этой неделе в Сочи ждут главу МИД Турции Мевлюта Чавушоглу. Улучшение отношений России и Турции потенциально способно серьезно изменить ситуацию как минимум на трех крупных рынках обеих стран. Но стоит отметить, что даже при наиболее благоприятном развитии событий на прежний уровень они вернутся нескоро.

Об извинениях президента Турции сообщил пресс-секретарь президента Дмитрий Песков. «Президент Путин получил послание президента Турции Эрдогана, в котором турецкий лидер выразил свою заинтересованность в урегулировании ситуации, связанной с гибелью российского военного самолета. Глава турецкого государства выразил свое сочувствие и глубокие соболезнования родственникам погибшего российского пилота и сказал «извините»». По словам Дмитрия Пескова, Реджеп Тайип Эрдоган «выражает глубокое сожаление по поводу происшедшего и подчеркивает готовность делать все возможное для восстановления традиционно дружественных отношений между Турцией и Россией, а также совместно реагировать на кризисные события в регионе, бороться с терроризмом».

В сообщении на сайте Кремля Эрдоган называет Россию «другом и стратегическим партнером» своей страны, с которой турецкие власти «не хотели бы портить отношения». «У нас никогда не было желания и заведомого намерения сбить самолет, принадлежащий Российской Федерации». «Взяв на себя все риски и приложив большие усилия, мы забрали тело погибшего российского пилота у сирийских оппозиционеров и привезли его в Турцию». По мнению господина Эрдогана, «организацию предпохоронных процедур» Анкара провела «на уровне, достойном турецко-российских отношений».

Турецкий президент «всем сердцем разделяет боль» семьи погибшего летчика Олега Пешкова. «Семью российского пилота мы воспринимаем как турецкую семью. Во имя облегчения боли и тяжести нанесенного ущерба мы готовы к любой инициативе»,— уверяет господин Эрдоган. Возможно, эти слова можно расценивать как готовность выплатить компенсацию родственникам летчика, о необходимости которой в течение последних семи месяцев заявляла Россия. Также письме президента Эрдогана говорится и о том, что «в отношении гражданина Турции, имя которого ассоциируется со смертью российского пилота, начато и ведется судебное расследование». Имеется в виду боевик турецкой националистической группировки «Серые волки» Алпарслан Челик, признавшийся в том, что вел огонь по спускавшемуся на парашюте летчику.

Также политологи отмечали, что информация о письме президента Турции распространялись со исключительно российскими источниками. В этом случае турецкие официальные лица (долго не желавшие извиняться), могут настаивать на своих формулировках (сделать упор на соболезнованиях, а не на извинениях). Однако через несколько часов пресс-секретарь Эрдогана Ибрахим Калын подтвердил: ключевое слово «извините» в послании употребляется. Также он сообщил, что Россия и Турция согласились незамедлительно предпринять необходимые шаги для улучшения двусторонних отношений. Первым из таких шагов может стать визит в Сочи главы МИД Турции Мевлюта Чавушоглу на форум Организации черноморского экономического сотрудничества. 1 июля Мевлют должен встретиться с Сергеем Лавровым. О возможности такой поездки в МИД РФ говорили еще на прошлой неделе, а вчера турецкие СМИ сообщили, что господин Чавушоглу принял приглашение посетить Сочи.

Российские власти извинения Анкары приняли: «Мы изначально считали, что без раскаяния в содеянном ни о какой нормализации отношений речи быть не может. То, что они одумались и признали свою вину,— пусть и спустя столько времени — нас в достаточной степени удовлетворило. Лучше поздно, чем никогда».

Стоит отметить, что в Москве помимо официальных извинений ждут от Анкары «активных шагов по борьбе с террористами. Пусть турки докажут на деле, что готовы воевать против радикальных исламистов, а не подкармливать их на своей территории. У нас накоплено достаточно доказательств, что боевики пополняли арсеналы и людские ресурсы именно в Турции». По словам офицера Генштаба ВС РФ, серьезность намерений Анкары снять напряженность в двусторонних отношениях и в регионе можно будет проверить «только в том случае, если она согласится участвовать в полном перекрытии сирийско-турецкой границы». «Факт признания своей вины в гибели Су-24 станет первым шагом на пути к нормализации отношений Москвы и Анкары.

По мнению экспертов, кардинальная смена тона в заявлениях официальных лиц России и Турции может свидетельствовать о решении восстановить диалог, фактически прерванный после инцидента с Су-24. И хотя о восстановлении тесных, привилегированных отношений (существовавших до ноября 2015 года) речь пока не идет, происходит разрядка напряженности. Причем на условиях Кремля: он в течение семи месяцев настаивал на извинениях и компенсации, встречая решительные возражения со стороны господина Эрдогана.

Версии причин уступок президента Турции разнятся. Согласно одной из них Реджеп Тайип Эрдоган оказался в очень сложной ситуации. Он испортил отношения со многими соседями, а также с некоторыми традиционными партнерами. С Евросоюзом (особенно с его лидером Германией) постоянно возникают трения. Бундестаг даже принял резолюцию о признании геноцида армян в Османской империи в 1915 году.

Возможность в обозримом будущем приглашения Турции в ЕС фактически сведена к нулю. С США постоянные трения возникают на «курдском фронте» — в Сирии Вашингтон поддерживает группировки курдов, которые Турция считает террористическими. В сирийской войне стратегия Турции не приносит ожидаемых плодов, и становится очевидно: без взаимодействия с Москвой будет крайне сложно решить эту проблему, затрагивающую жизненно важные турецкие интересы.

Семь месяцев (с момента уничтожения российского бомбардировщика) показали: деградация отношений с бывшим ключевым партнером не принесла президенту Эрдогану никаких дивидендов. Даже союзники по НАТО отнеслись к российско-турецкому конфликту крайне осторожно, не заявляя об однозначной солидарности с Анкарой.

Также причиной смягчения турецкой позиции могло стать давление на Эрдогана со стороны бизнес-сообщества, страдающего от разрыва связей с РФ. Особеннно сильно просели области туризма и авиаперевозок. Глава комитета Совета Федерации по международным делам Константин Косачев комментирует ситуацию «Экономический удар оказался самым эффективным. Эрдоган явно не ожидал ни такой решимости от России, ни масштаба последствий ее действий. Пляжи без россиян в Турции и стройки без турок в России впечатлили гораздо сильнее любых военных или политических угроз».

А вот турецкий политолог Хасан Селим Озертем, эксперт международного дискуссионного клуба «Валдай « видит причину смены курса в другом: «Одна из причин, почему Реджеп Тайип Эрдоган принес извинения Владимиру Путину именно сейчас — смена правительства Турции. Новый премьер Бинали Йылдырым объявил, что смысл его внешнеполитической стратегии в том, чтобы Анкара приобрела больше друзей, чем врагов. Именно поэтому делаются попытки примирения с Израилем и Россией. Другая причина связана с безопасностью. Кризис в Сирии, проблема «Исламского государства» — Турция должна быть посредником в их разрешении, но без диалога с Россией и Израилем это невозможно».

Профессор университета экономики и технологий в Анкаре Тогрул Исмаил сообщил, что еще до письма президента Эрдогана в Кремль, вице-премьер Турции Нуман Куртулмуш заявил о наметившейся «тенденции на улучшение» отношений с Москвой. «Мы в курсе некоторых сигналов со стороны России, которые направлены на нормализацию отношений. Среди них — такой факт: некоторым турецким предприятиям в России вновь разрешили принимать на работу граждан Турции.» «Оба государства поняли, что кризис в российско-турецких отношениях наносит ущерб безопасности в регионе, а также экономике»,— резюмировал Тогрул Исмаил.

Однако в аппарате правительства не торопяться: «Ждать, что санкции, введенные Россией, будут немедленно сняты, нельзя. По всей видимости, возобновится экспорт овощей и фруктов из Турции, возможно, появятся еще какие-то послабления — но все будет происходить постепенно».

Также стоит напомнить, что инцидент привел к фактической остановке двух крупных энергетических проектов — по строительству газопровода «Турецкий поток» и АЭС «Аккую».

Хотя разногласия по трубе начались задолго до инцидента с самолетом, но все же к осени 2015 года и Москва, и Анкара были готовы проложить одну нитку для обеспечения нужд Турции. Спустя месяц после инцидента с самолетом президент Владимир Путин объявил, что проект возобновится, только если Анкара согласует его с Еврокомиссией. В тех обстоятельствах заявление звучало как фактическое признание отмены: ведь по нитке для собственных нужд Турции согласия ЕС не требовалось.

С судьбой «Турецкого потока» была связана и скидка на газ для турецкой госкомпании Botas, та в итоге дисконта не получила. Botas впервые в истории отношений с «Газпромом» обратилась в арбитраж (разбирательство продолжается). Для самого «Газпрома» отмена «Турецкого потока» означала не только потерю инвестиций, но и невозможность полностью отказаться от транзита через Украину.

Проект «Аккую» стоимостью около $20 млрд был полностью согласован и формально не приостанавливался. Однако в этом году в бюджете «Росатома» деньги на него уже не были предусмотрены. «Росатом» уже готов был смириться с отменой своего самого крупного зарубежного проекта, но теперь возможное потепление отношений дает шанс его реализации.

Прямым следствием конфликта стал текущий товарооборот между двумя странами (в январе—апреле снизился примерно вдвое). Напомним, Россия зпретила с 1 января ввоз большей части овощей и фруктов из Турции. Под эмбарго подпали самые популярные категории (более 60 % экспорта продуктов в РФ) — томаты, лук, цветная капуста, брокколи, огурцы, корнишоны, апельсины, мандарины, виноград, яблоки, груши, абрикосы, персики, сливы, земляника, клубника. С 17 марта Россельхознадзор ввел также временный запрет на импорт турецких гранатов и перца из-за выявленных случаев заражения карантинными объектами, с 25 апреля — баклажанов, с 16 мая — салата латука и салата айсберг, с 19 мая — кабачков и тыкв.

Примечательно, что до запрета доля турецких овощей в российском импорте составляла 34-50 % (говорится в июньском мониторинге РАНХиГС и Института Гайдара). После введения ограничений крупнейшим поставщиком томатов стало Марокко, чья доля выросла с 17,3 до 56,6 %. По последним подсчетам Национального союза производителей плодов и овощей, сейчас на Турцию приходится около 3 % российского импорта овощей и 4 % фруктов. Наибольшую долю занимают турецкие лимоны 64 %) и грейпфруты 24 %).

О возможности снятия запрета пока официально не говорится, но эксперты и участники рынка уже начали обсуждать это в первые же часы после новости о письме Эрдогана. Однако, как и в отношении крупных энергопроектов, быстрого восстановления ситуации никто не ждет. Директор Центра агропродовольственной политики Института прикладных экономических исследований РАНХиГС Наталья Шагайда заявила, что турецкие овощи вряд ли будут востребованы в России до осени, поскольку отечественный производитель может предложить более дешевую продукцию. Исполнительный директор Национального союза производителей плодов и овощей Михаил Глушков подчеркивает, что поставки из Турции «давно заменили другие страны». По его словам, запрет привел к расширению числа импортеров и снижению цен на отдельные категории продуктов, поэтому возможное разрешение поставок из Турции никак не отразится на рынке, «просто появится еще один игрок».

Сама же Турция до сих пор закупает более 50 % российского экспорта масла и масличных культур и около 20 % зерна (материалы РАНХиГС). Страна входит в тройку крупнейших потребителей российской пшеницы, наряду с Египтом и Ираном. «Турция — крупнейший покупатель всего российского продовольственного экспорта — пшеницы, кукурузы, масла, гороха и пр.»,— говорит директор аналитического центра «СовЭкон» Андрей Сизов. Доля страны на этом рынке почти не изменилась.

Вторым закрытым в ходе конфликта ключевым рынком стал организованный туризм. Еще по итогам 2014 года на долю Турции приходилось 18,6 % (3,29 млн человек) от числа россиян, отдыхавших за рубежом. По данным Ассоциации туроператоров России (АТОР), число проданных путевок тогда составило 2,4 млн, то есть пакетные туры приобрели почти 73 % путешественников. В начале мая в администрации провинции Анталья говорили о сокращении турпотока из России на 90 %, тогда как турпоток из Германии сократился на 30 %, из Великобритании и Бельгии — на 36 %. По словам вице-президента АТОР Дмитрия Горина, предполагалось, что туристов будет больше за счет самостоятельных путешественников, но их число начало сокращаться на фоне серии терактов. Напомним, в начале января взрыв в Стамбуле стал причиной гибели восьми граждан Германии.

Пока информации о возможности снятия запрета на отправку российских туристов в Турцию не было, но местные курорты уже ждут. Глава управления культуры и туризма Антальи Ибрахим Аджар, заявил, что курорт готов до конца сезона принять любое число россиян: «При необходимости все турфирмы, гостиницы, компании, обеспечивающие трансферы между аэропортом и гостиницами, в кратчайшие сроки начнут работать с прежней интенсивностью». Он исключил возможность роста цен на фоне потенциального оживления рынка.

Однако участники отрасли быстрого восстановления турпотока в Турцию не ждут. Господин Горин отмечает, что в случае снятия моратория на продажу туров туроператорам понадобится месяц для восстановления программ. Однако эксперт считает, что спрос восстановится быстро, приводя в пример ситуацию в Египте в 2013 году, где на это потребовалось всего три месяца. Однако три месяца — это уже фактически конец сезона. Между тем первый зампред комитета Госдумы по международным делам Леонид Калашников полагает, что «можно быстро восстановить авиасообщение, но восстановить туристическое сотрудничество будет гораздо сложнее. Наши компании ушли с турецкого рынка, туристов нужно будет заново ориентировать и убеждать ехать отдыхать в Турцию, а также в том, что это достаточно безопасная страна».