ПОЛИТИКА

Последствия Brexit: следующие кандидаты на выход из Евросоюза

Готовящийся выход Великобритании из ЕС подхлестнул скептические (по отношению к институту Евросоюза) настроения во многих странах, входящих в объединение.

Среди государств, на которые Brexit может оказать наибольшее воздействие, эксперты выделяют Данию. Датское королевство по многим вопросам разделяла позицию Лондона в отношении ЕС и всемерно поддерживала британский скептический подход к более тесной евроинтеграции.

Лидер Партии независимости Соединенного Королевства Найджел Фарадж, наиболее активно агитировавший за Brexit торжественно заявляет: "Думаю, Великобритания станет не последней страной, покинувшей Евросоюз". Даже проевропейски настроенные политики и эксперты не исключают возможности "эффекта домино", и в этом случае одним из наиболее вероятных кандидатов на выход из ЕС представляется Дания.

Во-первых, в этой стране традиционно сильны евроиронические настроения. Хотя бы взять тот факт, что Дания, как и "дезертировавшая" из ЕС Великобритания, не вошла в зону валюты евро. Во-вторых, во всех европейских структурах Дания ориентировалась на Великобританию, рассматривая ее как "естественного союзника" в борьбе против разросшегося бюрократического аппарата Евросоюза и чрезмерной централизации.

В-третьих, у Дании теснейшие связи с соседней Норвегией, которая так и не вступила в ЕС. Стоит заметить, что это нисколько не помешало ее экономическому процветанию. Если датчанам со временем придется делать выбор за или против ЕС, норвежская модель может показаться многим гражданам достойным предметом для подражания.

И, наконец, в-четвертых, в стране есть очень влиятельные политические силы, выступающие за выход из Евросоюза.

Ослабить связи евроинтеграции в Дании сейчас очень хотят крайне левые и крайне правые политики: социалистический Красно-зеленый альянс (имеет 14 мест в 179-местном национальном парламенте - Фолькетинге), и право-популистская Датская народная партия (39 мандатов).

 Что касается непосредственно избирателей, то за последнее время евро-негативные настроения среди них заметно усилились. Проведенные накануне Brexit опросы общественного мнения показали: идею провести референдум, подобный британскому, поддерживают 42% датчан (против — 44%). Показательно, что с ноября прошлого года доля евроскептиков выросла на 11%.

Однако не стоит и драматизировать ситуацию. Датский журналист Ярл Кордуа комментирует ситуацию в стране :"Единственная представленная в парламенте по-настоящему антиевропейская политическая сила — Красно-зеленый альянс, но ее влияние не столь велико. Позиция Датской народной партии специфическая: несмотря на призывы к референдуму, она на самом деле хочет остаться в ЕС, но при этом добиться от Брюсселя более широких полномочий для национального правительства". Призывы к референдуму Ярл Кордуа считает "политическим маневром" перед выборами.

В своих ответах на вопрос социологов — "что делать датчанам, если британцы решат выйти из ЕС?" — жители королевства разделились на три почти равные части. 30% выбрали вариант "остаться в ЕС", 27% — "покинуть ЕС". А 34% предпочли третий путь — "подождать и посмотреть, что будет с Великобританией после выхода».

А вот премьер-министр страны Ларс Лекке Расмуссен настроен решительно проевропейски. Он считает, что Дании не нужен референдум о пребывании в ЕС. Ситуация, однако, такова, что Расмуссен возглавляет правительство меньшинства и в парламенте вынужден опираться на поддержку Датской народной партии, которая на днях призвала провести референдум, аналогичный британскому.

По мнению профессора Копенгагенского университета Ребекки Адлер-Ниссен, позиции сторонников сохранения членства в Евросоюзе усилены тем, что в прошлом страна уже добилась от Брюсселя существенных уступок. Например, в 1992-1993 годах Копенгаген отстоял право сохранить крону, не участвовать в военных операциях под эгидой ЕС и частично контролировать свою визовую политику. "В целом датчане довольны своим пребыванием вне еврозоны, а также тем, что на них не распространяется общая иммиграционная политика и политика предоставления убежища беженцам",— комментирует Адлер-Ниссен.

Большая проблема с беженцами, которая во многом и склонила голоса британцев в пользу Brexit, в Дании стоит куда менее остро, чем во многих соседних странах. В 2015 году королевство приняло всего 21 тыс. человек — по сравнению с 163 тыс. в соседней Швеции. Чтобы снизить привлекательность страны для мигрантов, датский парламент в январе 2016 года принял закон, по которому у беженцев изымалось все имущество на сумму более $1450 (кроме "предметов эмоциональной важности" типа обручальных колец). Эти меры вызвали резкую критику международных правозащитных организаций, в частности, Human Rights Watch.

И под конец следует сказать пару слов о ментальной разнице между британцами и датчанами. Доцент МГИМО Александр Тэвдой-Бурмули объясняет ситуацию так: "Основное отличие датского случая от британского — в том, что Дания при всех оговорках все же ощущает себя частью Европы и не имеет альтернативной трансатлантической идентичности. У Великобритании — тесные связи с США, а для Дании альтернативы Европе нет".