ПОЛИТИКА

Что надо знать о попытке военного переворота в Турции

Как изменится отношения страны со внешним миром

На данный момент после подавления попытки государственного переворота турецкие власти проводят беспрецедентные чистки и массовые аресты в силовых структурах.

 Стоит отметить, что за три с лишним десятилетия это был первый военный мятеж в Турецкой Республике. Коротко его можно описать как резкие и непродолжительные, но ожесточенные столкновения в Анкаре, Стамбуле и городах поменьше.

Государственную власть удалось удержать ценой очень серьезных усилий. Президент страны Эрдоган ощутил неимоверно серьезный удар за все время своего правления.  Стал очевиден раскол не только большой части общества, но и элиты.

 Главным последствием на международной арене с большой вероятностью будет утрата Турцией прежней возможности влиять на ситуацию в Сирии, Ираке и других горячих точках. Ранее Турецкие власти часто использовали армию как инструмент своей политики, теперь это вряд ли возможно.

Стоит признать, что для России этот создает новые предпосылки для сближения с Турцией. В пользу этого утверждения говорит звонок президенту Эрдогану Владимира Путина, который первым из мировых лидеров выразил турецкому коллеге свою поддержку. Встреча двух лидеров может пройти уже в начале августа, до саммита G20 в Китае.

Позавчера в Стамбуле и других турецких городах хоронили погибших в столкновениях между армейскими частями, попытавшимися совершить государственный переворот в ночь на субботу. Отдавали последнюю часть силовикам, сохранившими верность Реджепу Тайипу Эрдогану. Учитывая тот факт, что число жертв (военных и гражданских) составило почти 300 человек, похороны превратились в многотысячные митинги в поддержку власти.

В одном из эимх митингов (в стамбульском районе Фатих) принял участие президент Эрдоган.

Кстати, стоит напомнить, что президент во время попытки переворота находился на отдыхе в Мармарисе. И избежать свержения Эрдоган смог благодаря профессиональным действиям охранявшего его спецназа, который отбил атаку солдат срочной службы (которые были мобилизованы инициаторами переворота), пытавшихся штурмовать его отель. Президент покинул дворец за 30 мин до прибытия подкрепления.

"Если у них есть пушки и танки, то у нас есть вера",— сказал глава государства разницу между путчистами и "турецким обществом, не поддержавшим мятеж". При этом президент Эрдоган не сдерживал слез и призвал своих сторонников не покидать улицы и площади крупных городов, пока ситуация не стабилизируется. На митинге в районе Фатих, где среди других жертв путча хоронили старшего брата советника президента, рядом с Эрдоганом стояли бывший глава государства Абдулла Гюль и экс-премьер Ахмет Давутоглу.

Обличительную речь Эрдоган произнес о своем главном оппоненте — исламском проповеднике Фетхуллаха Гюлена (живет в Пенсильвании). По версии президента ,  именно он стоял за попыткой переворота. Заявив, что "группа Гюлена разрушила вооруженные силы", турецкий лидер пообещал "очистить все государственные институты от этого вируса".

Днем ранее, выступая на митинге своих сторонников в Стамбуле, президент назвал путч "подарком Бога", который позволит "провести чистку в армии".

Известно, что уже в первые часы после того, как мятежники начали сдаваться, были арестованы около трех тысяч солдат и офицеров, включая пятерых генералов. Среди них был командующий Третьей армией Эрдал Озтюрк (его называют одним из зачинщиков путча). Массовые аресты продолжились в воскресенье. Среди задержанных в ходе второй волны арестов оказались командующий одним из крупнейших гарнизонов в юго-западной части Турции генерал-майор Кямиль Озхан Озбакыр и генерал Бекир Эрджан Ван (начальник военной базы Инджирлик, которую ВВС США используют для авиаударов в Сирии).

Предвестием того, что силовые структуры Турции ждут беспрецедентные чистки и массовые аресты, стало вчерашнее заявление министра юстиции Бекира Боздага. "Чистка продолжается. Уже задержаны шесть тысяч человек. Итоговое число может превысить шесть тысяч. Это будет "самая масштабная операция в турецкой истории".

Борьба с путчистами в Турциии может превратиться в преследование сотрудников правоохранительных органов, заподозренных в недостаточной лояльности властям. Уже известно об стало увольнении более 2700 судей, которые в мятеже 16 июля участия не принимали.

Во внешнеполитической жизни Турцию, скорее всего, ждут не менее серьезные испытания, чем те, с которыми она сталкивалась до сих пор. Страна в последние годы испортила отношения практически со всеми мировыми и региональными игроками. Стоит признать, в большинстве случаев Турция вела с оппонентами спор на равных. С позиции силы Турцию воспринимали как серьезного соперника, опирающегося на мощную армию и разветвленные и эффективные силовые структуры.

После попытки переворота расклад неизбежно поменяется. Армия и спецслужбы будут долго оправляться от шока. Кадровые чистки еще больше ослабят, дезориентируют военных. А возвышение единомышленников Эрдогана, лояльных ему исламистов, разделяющих идеологию правящей Партии справедливости и развития, вряд ли приведет к росту профессионализма и авторитета силового блока.

Приведем мнение эксперта, старшего научного сотрудника Института востоковедения РАН, редактора книги "Турецкая военная машина: сила и слабость" Александра Васильева "Несмотря на то что турецкие власти обвиняют в попытке переворота движение Фетхуллаха Гюлена, живущий в США проповедника, судя по всему, не имел отношения к последним событиям. Попытка путча стала результатом не внешнего воздействия, а внутреннего раскола армейской верхушки. Инициаторами выступили офицеры турецких ВВС как самой продвинутой части вооруженных сил, наиболее восприимчивые к идеям модернизации". По мнению специалиста - турковеда, в связи с предстоящей чисткой армии на смену неблагонадежным военным придут лояльные президенту, но менее подготовленные выходцы из других силовых структур, что неизбежно скажется на профессионализме вооруженных сил. "В итоге турецкая армия не сможет использоваться как инструмент во внешней политике в той же степени, как это было до путча. Ни о каком турецком вторжении в Сирию — по крайней мере, в обозримом будущем — не может быть и речи".

В результате коренных перемен, которые ждут турецкие вооруженные силы, многочисленные региональные оппоненты Турции (курды, сторонники Башара Асада в Сирии, шиитский Иран, правительство Ирака) могут начать действовать более решительно, не считаясь с турецкими интересами.

В результате всего произошедшего, можно сделать вывод, что реализация главной идеи Реджепа Тайипа Эрдогана сделать Турцию ключевой державой суннитского мира, будет отложена весьма надолго.

Логично, что во внутренней политике для президента Турции открываются практически неограниченные возможности. Его противники ослаблены и деморализованы ирасколоты. А вот  "группа поддержки"  Эрдогана, очень  зримо и можно сказать эффективно продемонстрировала в критический момент свою решимость и сплоченность. В этой ситуации глава государства может добиться внесения изменений в конституцию, о которых он долго мечтал. В первую очередь речь идет о превращении Турции в президентскую республику, где власть не де-факто (как сегодня) а уже и де-юре будет сконцентрирована в руках президента Эрдогана.

Достичь этого можно (например) через нынешний парламент, где сторонники президента имеют большинство, но не конституционное (это до сих пор мешало им внести поправки в основной закон). Скорее всего, в ближайшее время часть оппонентов подчиниться воле перешедшего в наступление президента, не решившись на открытую конфронтацию с ним.

Если же оппозиция проявит неуступчивость, можно провести внеочередные выборы. Поводом для роспуска парламента может быть названо что угодно (например, необходимость очистить депутатский корпус от сторонников Фетхуллаха Гюлена, объявленного организатором путча). По итогам новых выборов расклад сил в Меджлисе наверняка станет гораздо более благоприятным для президента.

Для турецких оппозиционеров и критически настроенных журналистов (и без того имевших в последние годы серьезные проблемы) наступают еще более тяжелые времена. Своими решительными заявлениями и действиями после подавления переворота президент показывает: никакую пятую колонну (причем неважно, реальную или мнимую) он терпеть не намерен.

Стоит указать, что меры турецких властей против оппонентов вызвали неожиданно резкую реакцию на Западе. Вчера глава МИДа одной из ключевых стран ЕС — Франции — Жан-Марк Эро предупредил президента Эрдогана, что попытка путча не дает ему права "проводить в стране зачистки. Требования обеспечения демократии, с которыми выступает Франция, относятся ко всем странам, в том числе и к Турции».

Грустную иронию вызывает то, что еще совсем-совсем накануне мировые лидеры выражали солидарность с Турцией и осуждали действия мятежников. Этой волны сочувствия хватило ровно на сутки. Причем Жан-Марк Эро не ограничился критикой турецких стандартов в области демократии, а пошел еще дальше, фактически обвинив турецкие власти в недостаточных усилиях по борьбе с террористическими группировками на Ближнем Востоке: "Есть поводы для подозрения — это следует честно признать",— заявил глава французского МИДа. Ранее подобные реплики в адрес Турции иногда позволяла себе Россия (особенно в разгар кризиса в двусторонних отношениях после уничтожения российского бомбардировщика), но крайне редко — западные политики.

Также стоит отметить, что после сорванного путча обострились и отношения Турции и США. Президент Эрдоган потребовал от США выдачи своего бывшего союзника Фетхуллаха Гюлена. В ответ госсекретарь США Джон Керри напомнил: вначале запрос об экстрадиции "должен быть передан в Министерство юстиции в официальной форме, с необходимой документацией", чего власти Турции пока не делали. Только после этого, по словам главы Госдепартамента, просьба турецких властей может быть рассмотрена. Процесс явно затянется, а это не устраивает Эрдогана. При этом администрация Обамы четко дает понять: пока у нее нет оснований считать Фетхуллаха Гюлена организатором попытки переворота 16 июля.

В интервью телекомпании NBC Джон Керри порассуждал о внутренней политике Турции, фактически повторив предупреждение своего французского коллеги. Госсекретарь США рекомендовал президенту Эрдогану не пытаться воспользоваться ситуацией, чтобы укрепить личную власть и ослабить демократические институты. Керри предупредил, что это «станет серьезным вызовом в том, что касается отношений с Европой, НАТО, со всеми нами".

На Западе действия президента Эрдогана по подавлению мятежа вызывают сомнения (это грозит  осложнением отношений  США и ЕС с Турцией).

Россия же, напротив, выразила всемерную поддержку турецким властям без всяких оговорок. Весьма символично, что после беспрецедентного кризиса в российско-турецких отношениях именно Владимир Путин первым откликнулся на сообщения о попытке переворота в Турции, став единственным мировым лидером, позвонившим президенту Эрдогану, чтобы выразить свою солидарность. Господин Путин заявил о "категорической недопустимости антиконституционных действий" и пожелал турецкому руководству "скорейшего восстановления конституционного порядка и стабильности".

Россия отчетливо дает понять, что готова работать с президентом Эрдоганом.  Вчера же турецкие СМИ сообщили, что встреча двух президентов может состояться уже в начале августа. "Действительно, мы не исключаем, что главы государств примут решение встретиться еще до "двадцатки" в Китае. Где это будет точно, пока сказать не могу",— сообщил пресс-секретарь президента Путина Дмитрий Песков.

Многие эксперты по Ближнему Востоку считают, что утрата Турцией прежней возможности влиять на ситуацию в Сирии, Ираке и других горячих точках (где Россия и Турция до последнего времени находились по разные стороны баррикад) создает новые предпосылки для сближения двух стран. "После попытки путча Россия может оказаться выигравшей стороной. Еще недавно мы чуть не столкнулись в Сирии, однако теперь такая перспектива выглядит маловероятной",— комментирует ситуацию Александр Васильев.

С таким мнением солидарен и директор Центра анализа стратегий и технологий Руслан Пухов. "Вся внешняя политика Эрдогана до путча была построена на силовом давлении на соседей. Однако теперь ему будет явно не до активных действий за рубежом. В результате президенту Асаду в Сирии и поддерживающей его России станет гораздо легче. У Эрдогана не будет ни сил, ни средств, ни желания, чтобы помогать протурецким оппозиционерам в Сирии».

Также, стоит признать, еще одним позитивным итогом для России может стать большая договороспособность Турции в крупных энергетических и других проектах делового сотрудничества.  Можно сказать,  для России открывается новое окно возможностей.