ПОЛИТИКА

Доктрина Трумэна: гремучая смесь патриотизма и лицемерия, повлиявшая на судьбу современного мира

70 лет назад Соединенные Штаты приняли новую государственную идеологию, с косметическими изменениями действующую до сих пор.

Гарри Трумэн, президент США в 1945-1953 годах, наряду с англичанином Уинстоном Черчиллем считается у нас главным разжигателем холодной войны. Это действительно так: мартовские речи Черчилля в Фултоне (5 марта 1946 года) и Трумэна в Конгрессе (ровно год и неделю спустя) не просто не пылали любовью к Советскому Союзу, они явным образом были построены по принципу «куй железо, пока горячо» – уничтожив германский нацизм, западные лидеры надеялись сразу же одолеть и советский социализм.

 

Неотмененная война

В отличие от восточноевропейских игр Гитлера и Сталина в 1939-40 годах, когда два агрессора пытались обмануть друг друга, здесь инициаторы войны ясны – и ими выступили западные лидеры.

Вот только Черчилля, при всем несомненном масштабе его личности, мало кто воспринимал всерьез после Второй мировой войны. Колонии в Южном полушарии отсоединились давно и чисто по-английски, уверенно шла на выход Индия с будущими Пакистаном, Бангладеш и Цейлоном. Закончилась великая Британия, остался небольшой островок в Северном море и кусочек соседнего, еще меньшего. А также кучка дотационных африканских колоний типа Уганды, не нужных даже самим себе.

Так что речь Трумэна, позднее вылившаяся в «доктрину Трумэна», определила международные отношения даже не на 40 лет вперед, до горбачевской оттепели, а, пожалуй, и до сего дня. Ведь, несмотря на принятие ряда других доктрин, трумэнская так и не была отменена. И, скорее всего, не будет.

Ведь все вы читали, конечно, разнообразные подборки смешных американских законов (в основном региональных) – например, в Денвере (Колорадо) запрещено одалживать соседям свой пылесос. Такие законы существуют потому, что американцы очень дорожат своим прошлым и традициями – и, кажется считают себя просто не вправе проголосовать за отмену любой глупости, если ее когда-то узаконили деды.

Так и доктрина Трумэна до сих пор считается законом.

 

«Пусть убивают побольше»

Формальным поводом для президентской речи стала необходимость помощи Греции и Турции, где усиливалось влияние коммунистов, действовавших, по мнению Запада, не без поддержки СССР. Однако это мнение было ошибочным. Согласно воспоминаниям Черчилля, на встрече 1944 года в Москве они с Иосифом Сталиным распределили сферы влияния в Греции как 90% у Великобритании/США, 10% у СССР. В официальные документы эта договоренность не попала, и Трумэн про нее, скорее всего, не знал. Как не знал и того, что СССР, соблюдая договоренности, не поддержит коммунистическое восстание и самопровозглашенное левое правительство Греции.

Таким образом, полемический заряд президента вроде бы попал «в молоко». Ни Греции, ни Турции защита от СССР не требовалась – социалистический гигант был занят наведением порядка в странах Восточной Европы. Тем не менее в результате этой и других речей Трумэна отношения двух стран были испорчены на 40 лет – несмотря даже на то, что Советский Союз в «доктринном» выступлении вообще не был назван ни разу.

Гарри Трумэн был настоящим патриотом своей страны. В 1941 году он публично заявил: «Если мы увидим, что выигрывает Германия, то нам следует помогать России, а если выигрывать будет Россия, то нам следует помогать Германии, и, таким образом, пусть они убивают как можно больше, хотя мне не хочется ни при каких обстоятельствах видеть Гитлера в победителях». Цинично? Безусловно. Но американцев с детства – пусть исподволь, но вполне отчетливо – учат тому, что в человеческом роде: а) высшие существа – американцы, б) средние существа – иммигранты и союзники, в) низшие существа, живущие в тоталитарных государствах. И такой подход – одна из основных причин экономического процветания Соединенных Штатов (как бы ни отрицали факт этого процветания несколько популярных телеведущих).

 

18 минут истории

Перейдем непосредственно к доктрине – вне ее греческо-турецкой тематики. Хотя, конечно, начинать разговор об этих отсталых странах словами «Внешняя политика и национальная безопасность нашей страны находятся под угрозой» – ход как минимум спорный. Но Трумэн пришел просить у Конгресса денег ($400 млн) на европейские дела, поэтому должен был сразу привлечь внимание публики. Вот несколько цитат исторического выступления:

Одна из главных целей внешней политики Соединенных Штатов – создание необходимых условий, в которых мы и другие народы мира будем в состоянии защитить образ жизни людей, свободный от любого принуждения…

Народам многих стран мира недавно навязали тоталитарные режимы против их желания. Правительство Соединенных Штатов делало частые протесты против политики принуждения и запугивания, в нарушение Ялтинских соглашений, в Польше, Румынии, и Болгарии. Я должен также заявить, что во многих других странах происходили подобные события…

Один образ жизни основан на воле большинства и отличается свободными демократическими учреждениями, свободными выборами, гарантиями свободы личности, свободы слова и религии, и свободы от политического притеснения. Второй образ жизни основан на воле меньшинства, насильственно навязываемой большинству. Он отличается террором и притеснением, управляемой прессой и подавлением личных свобод…

Соединенные Штаты вложили 341 миллиард долларов в победу во Второй мировой войне. Это – инвестиции в мировую свободу и мир во всем мире. Помощь, которую я прошу для Греции и Турции, составляет немногим больше чем одну десятую часть процента этих инвестиций…

Семена тоталитарных режимов распространяются и растут в злой почве бедности и борьбы. Они достигают своего полного роста, когда надежда людей на лучшую жизнь умерла…

Свободные народы мира обращаются к нам с просьбой о поддержании их свободы. Если мы колеблемся в нашем лидерстве, мы можем подвергнуть опасности мир во всем мире. И, конечно, мы подвергнем опасности благосостояние нашей нации. Большая ответственность возложена на нас последними событиями…

 

Опасный коктейль

В этой 18-минутной речи сложным образом сплетены искренний патриотизм и политическое лицемерие. Там, где Трумэн говорит об интересах США, он честен; там, где рассказывает об идеалах свободы, скорее лукавит. Его интересует гегемония своей страны, а не свобода чужой. Ему нужна буферная зона вокруг СССР (страны, которые не жалко принести в жертву, но когда-нибудь потом, при обострении обстановки), а не свобода Турции. Ему, пламенно защищавшему в своей речи чужую свободу, нужна абсолютная лояльность внутри страны. Смешно, но всего через 9 дней после речи в Конгрессе Трумэн ввел в действие Программу проверки лояльности федеральных служащих – первую, но не последнюю послевоенную «охоту на ведьм» в США. Несколько тысяч человек были вынуждены уволиться, хотя ни одного обвинения по итогам проверки предъявить не удалось.

Кому много дано – с того много спрашивается. США до сих пор осознают упомянутую Трумэном «большую ответственность» и стараются не «подвергать опасности благосостояние своей нации». Но, судя по дальнейшей истории, с просьбами о «поддержании свободы» к США обращались очень неожиданные «свободные народы»: корейцы, вьетнамцы, кувейтцы, афганцы, иракцы… Иранцы, кубинцы и сирийцы, видимо, тоже обращались, но недостаточно громко, а обращения свободного народа КНДР глушат злые китайцы.

Дональд Трамп – первый за 70 лет президент США, который не выражается трумэновскими формулировками. Но, думается, и он скоро вернется к проверенной жизнью классике.