ПОЛИТИКА

Век «Волги» не видать. Что чиновники 90-х на самом деле думали о российских автомобилях

Двадцать лет назад, в апреле 1997 года, президент России Борис Ельцин подписал указ о пересадке российских чиновников на российские же автомобили.

Идея обязать всех чиновников пользоваться продукцией исключительно отечественного автопрома  периодически всплывает в речах современных политиков, но мало кто знает, что для России она далеко не нова.  Два десятка лет назад эту идею уже попытался воплотить в жизнь не кто иной, как тогдашний вице-премьер страны Борис Немцов. И формально ему это удалось. Но лишь формально...

 

Горько!

За две недели до того, как на указе о массовой "пересадке" чиновников на российский автопром появилась подпись президента, Борис Немцов как раз покинул пост губернатора Нижегородской области. Именно в этом регионе, на Горьковском автозаводе, в своё время производились «Волги» и «Чайки» – автомобили, которыми пользовалась советская номенклатура. И в 1990-е годы нижегородский автогигант, надо признать, не сдавался. Достаточно вспомнить, что «ГАЗель» – возможно, наиболее удачный массовый автомобиль вообще в истории нашего автопрома – пошел в серию в 1994 году, как раз при Немцове и его ставленнике на ГАЗе Николае Пугине.

 

Борис Немцов. Фото: © Twitter

Как утверждал сам Немцов, сперва его затея с "пересадкой", вроде как, удалась:   «до 80% чиновников в 60 регионах» указ выполнили. Но речь шла о провинции. А вот москвичи выстроились в едином протестном строю: и левые, и правые, и коммунисты, и демократы дали решительный отпор сумасбродной идее; можно сказать, что она разбилась о кремлевскую стену.

ДЛЯ СПРАВКИ: Сам Борис Николаевич Ельцин - подписавший указ, инициированный Немцовым, - пока работал в Свердловске (ныне - Екатеринбург. - EG.RU) ездил на ГАЗ-14 «Чайка». Только став президентом России, он пересел на доставшийся ему в наследство от Михаила Горбачева неказистый ЗИЛ-41052 «Бронекапсулу». А уже позднее стал передвигаться на Mercedes-Benz S500 Pullman Guard.

Лидер «Яблока» Григорий Явлинский рассказывал, что попытался выполнить президентский указ, но ничем хорошим это не кончилось: «Из-за поломок "Волг" я дважды опаздывал на заседания, где обсуждались очень важные для меня вопросы. Иногда даже приходилось ловить попутку».

Собственно, пример подал сам президент: он явно считал, что его указ, к тому же подписанный 1 апреля, к нему самому не относится, а потому остался верен «Мерседесу».

Говорят, до сих пор ездит на отечественных машинах лишь Сергей Кириенко, бывший премьер-министр по прозвищу «киндер-сюрприз», а ныне первый замглавы Администрации президента. Но и он пользуется, конечно, не серийными, а сделанными по спецзаказу автомобилями ГАЗа и АвтоВАЗа.

 

На вечную стоянку

Конечно, смысл в немцовской программе был. Реальное выполнение указа дало бы существенный стимул развитию российского автопрома; кроме того, была бы обеспечена существенная экономия на годы вперед, так как обслуживание четырех «Волг» дешевле, чем одного «Мерседеса». Лоббистская составляющая программы очевидна, но хуже ли это, чем вскрывшаяся много позже выплата западными концернами откатов российским чиновникам за закупку именно их продукции?

Другой вопрос, что предлагавшееся тогда ГАЗом и ВАЗом качество продукции не дотягивало ни до каких разумных параметров. Согласитесь, было бы неловко встречать высоких гостей на российских автомобилях в сопровождении не только охраны, но и пары машин технической поддержки. С другой стороны, встречали же советские руководители своих зарубежных коллег на «Волгах» – и ничего, ни о каких позорных инцидентах сведений нет.

С этим, впрочем, не согласен еще один прожженный думец – Владимир Жириновский. Известный коллекционер автомобилей прокомментировал немцовскую инициативу так: «Как "Волги" были в советское время плохими, так они плохие и сегодня. Сегодня никто не купит "Волгу"… эта машина не способна двигаться, она холодная, слабая».

 

Такая машина нужна самому...

А как же главная часть программы – реализация с аукциона освободившихся элитных иномарок ради пополнения многострадального российского бюджета?

Правильный ответ – никак. Из 535 машин реально было продано менее 30. Остальные в том или ином качестве остались в распоряжении своих владельцев: кто-то уклонился от выполнения указа, кто-то сумел списать авто в личное пользование, кто-то сделал так, чтобы на аукцион не явились покупатели…

КСТАТИ: Указ Ельцина формально никогда не был отменен. Если когда-нибудь, при полной реформе российского законодательства, кто-то соберет коллекцию вроде бы действующих, но никем не применяющихся законов и подзаконных актов, первоапрельский документ 1997 года, несомненно, займет в этой коллекции почетное место.

Жизнь полна парадоксов: в период «низкопоклонства перед Западом» часть правящей элиты воспитывала детей в родной стране, пыталась пропагандировать отечественное производство и лично пользоваться его плодами. Сейчас, во времена полного патриотизма, такое поведение встречается гораздо реже.