ПОЛИТИКА

Правда и вымысел о «рассекреченных» осведомителях КГБ

Казалось бы - ну, наконец-то! Глава Федерального архивного агентства Андрей АРТИЗОВ сообщил о распоряжении президента России рассекретить 14 тысяч «особых» дел. Но либеральные круги восприняли новость как сход лавины на их головы. Что происходит, нашему обозревателю Елене КРЕМЕНЦОВОЙ объяснил историк, специалист по историографии ГУЛАГа Александр ДУГИН.

- Помните Указ Президента Российской Федерации от 31 декабря 2015 года N 683

«О Стратегии национальной безопасности Российской Федерации»?  Мы с коллегами-архивистами ликовали. Впервые преемственность истории нашей Родины была включена в стратегию национальной безопасности Российской Федерации, а попытки фальсификации российской и мировой истории признаны угрозой национальной безопасности. С тех пор все мы с нетерпением ждем радостного известия об открытии особо секретных дел с давно минувшим 75-летним или 30-летним сроком давности. И «дождались».

8 - 10 апреля 2017 года соцсети облетела публикация «Путин объявил о рассекречивании «особых» архивов». В ней некий анонимный источник, якобы «близкий к Росархиву», сообщил, что речь идет о сверхсекретных документах 1930 - 1989 годов. И намекнул, будто наряду с делами «невинно репрессированных» всплывут дела стукачей «с очень интересными фамилиями». А рассекреченные документы, мол, будут доступны всем на официальном сайте Росархива.

Так вот, эта информация была опубликована  на сайте Politonline.ru  4 апреля 2016 года. Но общественность ее не заметила. Сейчас же эту «страшилку» годичной давности в соцсетях перефразировали и раскрутили.  Сделана она по правилам дезы, но небрежно. Названа реальная фамилия сведущего человека - Андрея Артизова, главы федерального архивного агентства, да только цифры приведены совсем не те, что я недавно от него слышал. Но эта неточность насторожит лишь специалистов. Зато многие горячие головы заденет за живое суть дезы. Вдумайтесь: с ведома не кого-нибудь, а именно самого президента России якобы будут обнародованы имена осведомителей КГБ! Да еще из числа кумиров и лидеров современной либеральной интеллигенции – от диссидентов до авторитетных демократов эпохи перестройки, включая ныне здравствующих.

Те, кому есть чего стесняться, переполошились. И в Интернете разразилась нешуточная информационная война. Дело в том, что ни в одной стране мира не сдают на суд общественности имена осведомителей спецслужб. В том числе и внештатных, то есть, стукачей. Эффект был бы сравним с взрывом атомной бомбы. И этот негласный закон не нарушал ни один президент, а нашего главу государства, видимо,  кто-то просто попытался подставить.

 

Они-с не хочут-с

Историки-архивисты могут лишь сожалеть о том, что кто-то поверит подобной фейковой залепухе.  И с горечью посетуют, что доступ к секретным документам вновь закрывается даже для профессионалов. Приведу лишь один пример. 13 января 2015 года EG.RU опубликовал материал «Хрущев убрал Берию, чтобы скрыть убийство Сталина», подготовленный мною на основании открытой части архивных документов, с которыми я работал в 2014 году. Недавно запросил их еще раз, а мне говорят, дескать, нельзя – новый гриф секретности наложен.

Понятно, что обнародованные списки агентуры и стукачей КГБ взорвут общество, и без того сознательно разделенное на белых и красных, сталинистов и антисталинистов, националистов и интернационалистов. Этот список легко продолжит каждый. Но невозможно говорить ни о каком общественном примирении и о преемственности истории, если профессионалы не знают правды о важнейших делах, волнующих сегодня людей больше, чем четверть века назад.

В историографии сталинизма существуют прямо противоположные точки зрения на репрессии 30- годов. Но даже известные профи, чьи книги вовсю читают, например, Олег Сувениров и Николай Черушев, с одной стороны, и не менее авторитетные в научном плане Юрий Жуков и Юрий Емельянов, с другой стороны, не могут убедительно доказать свою позицию, так как необходимые документы закрыты.

Нет доступа к стенограммам судебного заседания, вынесшего решение о расстреле восьми высокопоставленных военачальников. Трагедия не только генералов и их семей, а всей Красной Армии до сих пор разделяет людей неизжитой болью: где же правда? Немецкий историк Пауль Карелл, военный эксперт,  личный переводчик Гитлера  утверждает, что Тухачевский – агент Гестапо, а современные российские историки уверяют, что это не так, но тоже без неоспоримых документов. Почти все архивно-следственные дела конца 20-х – 30-х годов недоступны для исследователей.

Уголовное дело Лаврентия Берия, находящееся в архиве Главной военной прокуратуры, до сих пор недоступно историкам, хотя есть предположение, что и оно насквозь фальшивое.

Список неразгаданных тайн, закрытых в архивах, можно продолжать и продолжать

Один из важнейших источников – так называемый Отдел административных органов ЦК партии –весь, полностью, мертво закрыт. Историки многими десятилетиями умоляют: дайте хоть одним глазом взглянуть на нужный документ, это же дело всей нашей профессиональной жизни. А нам все так же отвечают, мол, рады бы, да не можем. Ну и что с того, что сроки вышли. Они-с не хочут-с.