ПОЛИТИКА

В ФСБ люди — не ангелы и не дьяволы

Сенсацией недели стали цифры, опубликованные в СМИ и растиражированные в Интернете. Дескать, анализ, проведенный московским Центром исследования элит Института социологии РАН, показал: 78 процентов глав департаментов президентской администрации, всех членов правительства и депутатов обеих палат, глав федеральных и региональных структур «так или иначе были связаны с КГБ или организациями, пришедшими ему на смену». Правозащитники тут же кинулись пугать народ: спецслужбы расширяют сферу влияния. Прокомментировать ситуацию мы попросили нашего постоянного автора, известного политолога Анатолия ВАССЕРМАНА.

Приведенные цифры - 78 процентов - сильно завышены. Процентов семь - еще поверю. Хотя это только мои ощущения, достоверной статистики у меня нет. Связь со спецорганизациями бывает разная. Жириновский, например, тоже полковник органов госбезопасности и реально был связан с КГБ, даже просил, чтобы его произвели в генералы. Но работал он переводчиком в каких-то наших заграничных структурах. А повышения в звании получал в порядке выслуги лет.
Стремление многих влиятельных структур искать менеджеров в спецслужбах понятно. В России всегда был дефицит руководителей среднего звена с грамотной исполнительской дисциплиной и умеющих ее не только требовать, но и контролировать. В спецслужбах, где у сотрудников все эти качества на высоте, тяжелейшая кадровая проблема решена значительно лучше, нежели в коммерческих фирмах и госорганизациях. Поэтому и те, и другие всегда будут стараться переманивать друг у друга нужных менеджеров.
Во многих развитых странах Запада такая ротация - дело обычное. Например, Роберт Макнамара, знаменитый министр обороны США, был приглашен Джоном Кеннеди из автомобильной промышленности и по сей день считается лучшим за всю послевоенную историю. Мировой опыт богат примерами подобного взаимного концептуального обогащения. Поэтому в тезисе: «Почти вся российская элита родом из КГБ» - я ничего предосудительного не вижу. Кроме слов «почти вся».
Вполне понятно и то, что при переходе из одной организации в другую вместе с опытом переносятся наработанные связи и знакомства, позволяющие государству и бизнесу находить и своевременно обеспечивать взаимовыгодные контракты. По моим наблюдениям, как раз за счет этих ротаций мы только начали приближаться к практике развитых стран капитализма. Где, как известно, спецслужбы тоже существуют. Поэтому второй тезис: «Спецслужбы расширяют сферу влияния» - меня, в отличие от г-жи Новодворской, не пугает. Как и словосочетание «человек из КГБ». Там, в конце концов, работают такие же люди, как и мы с вами. То есть желающие жить, любить и дружить, а не ангелы или дьяволы.

БРЕЖНЕВСКОЕ ПОЛИТБЮРО: в нем был лишь один настоящий чекист - Юрий Андропов (оборотни Шеварнадзе и Алиев не в счет). Поэтому все закончилось так печально

БРЕЖНЕВСКОЕ ПОЛИТБЮРО: в нем был лишь один настоящий чекист - Юрий Андропов (оборотни Шеварнадзе и Алиев не в счет). Поэтому все закончилось так печально

Идущие на телеэкранах коммерческие фильмы типа сериала «Слепой» с лихим сюжетом и добрым героем-ликвидатором, который по заказу спецслужб, глазом не моргнув, мочит всех, кто встанет на его пути, конечно, сбивают с толку часть населения и нагоняют на нее страх. Отдельные правозащитники и журналисты не брезгуют воспользоваться этим моментом и спешат выкрикнуть: мол, спецслужбы возвращаются к сталинским методам. Но меня и этот посыл не приводит в ужас.
Ответственность за телефантазии оставим на совести авторов.
Реальные приказы по ликвидации действительно отдаются, бывает такое. Владимир Путин, например, приказал спецслужбам найти и уничтожить убийц российских дипломатов в Ираке. Исполнители таких приказов есть, но порядок их действий весьма ограничен по сравнению с тем, что показывают нам в кино. Работа их настолько сложна и дорога, а возможность побочных эффектов настолько опасна, что этих людей призывают к действию лишь в особо тяжелых случаях. Поэтому шанс попасть им под горячую руку лично меня не беспокоит.
Слова вроде «все что угодно, только не это» или «не допустить любой ценой», часто звучавшие в разговорах о КГБ, а теперь о ФСБ, обычно употребляют люди, которые не очень представляют себе альтернативу. Приведу пример. Если исходить из концепции нашей сегодняшней исторической науки, то методы правления Сталина нужно признать крайне опасными и разрушительными для страны. Тем не менее, когда на страну напала Германия, большинство людей поднялись на войну и победили. Потому что поняли: как ни плох для кого-то был интернациональный социализм, национальный социализм оказался значительно хуже. Потому и пелось в песенке: «Где изуверство, где святая вера, все решает мера».
Уверен: в определенных пределах усиление спецслужб полезно. А риск, что маятник качнется в ту или иную сторону, существует всегда. На то он и маятник. Поэтому тем, кто призывает чего-то «любой ценой не допустить», я всегда отвечаю: «Любую цену платят только из чужого кармана»

Другие комментарии Анатолия Вассермана: