ПОЛИТИКА

Председателя КГБ СССР охранял всего один человек

ВЛАДИМИР КРЮЧКОВ: на презентации своей книги «Личность и власть» (2004 год) (фото ИТАР-ТАСС)

ВЛАДИМИР КРЮЧКОВ: на презентации своей книги «Личность и власть» (2004 год) (фото ИТАР-ТАСС)

Месяц назад в Москве на 84-м году жизни скончался Владимир КРЮЧКОВ - бывший глава Комитета государственной безопасности СССР, один из членов ГКЧП. Незадолго до смерти он дал интервью «Экспресс газете». Владимир Александрович просил опубликовать его 20 декабря - к празднованию 90-летия Федеральной службы безопасности.
Мы выполняем его просьбу.
Феликс МЕДВЕДЕВ

- Скажите откровенно, вы наверняка были удовлетворены приходом к власти Владимира Путина, человека из секретных служб?
- Делая акцент на его принадлежности к КГБ, вы смешиваете обывательский интерес и большую политику. Слава богу, что после Ельцина пришла нормальная власть. Смотришь на Владимира Владимировича и видишь человека, который говорит на понятном тебе языке. С ним можно соглашаться или нет, но помыслы его ясны. Он легко и искренне общается с людьми, ведет здоровый образ жизни, здраво мыслит, много работает, переживает за все и берет на себя ответственность. Люди видят, что человек он не мстительный и вряд ли пойдет на какие-либо меры в отношении тех, кто сознательно разваливал страну.
- Быть сотрудником органов безопасности - это стиль жизни?
- Работа председателя КГБ - это не стиль жизни, а работа человека, который, в общем-то, лишен личной жизни. И я тоже был отрешен буквально от всего, так сказать, земного. На службе был занят по 16 - 18 часов в сутки. Вся моя жизнь заключалась в работе. Я не уделял должного внимания семье, и, конечно, она от этого страдала, но терпела, относилась с пониманием.

ПРЕСС-АТТАШЕ ПОСОЛЬСТВА СССР КРЮЧКОВ : получает орден из рук будущего генсека Леонида Брежнева (1955 год). Позже, по рекомендации Андропова, именно Брежнев назначит Владимира Александровича начальником разведки ПГУ КГБ

ПРЕСС-АТТАШЕ ПОСОЛЬСТВА СССР КРЮЧКОВ : получает орден из рук будущего генсека Леонида Брежнева (1955 год). Позже, по рекомендации Андропова, именно Брежнев назначит Владимира Александровича начальником разведки ПГУ КГБ

- Верно ли, что председатель КГБ - это единственный человек в стране, который допускался ко всем секретам государства?
- Да, это так. Многие секреты не знали даже мои заместители. Правда, каждый из них о чем-то знал больше меня, но я при желании мог знать все. Этот объем информации поначалу меня ошарашил, но потом я с этой проблемой освоился. Здесь важно умело распорядиться информацией.
- Можете привести пример той информации, которую знали только вы?
- Могу. Скажем, какие-то моменты жизни крупных государственных деятелей зарубежных стран, ну и наших, конечно. Я знал или мог при желании узнать имена наших самых лучших источников на Западе. Один агент может принести нашему государству доход в десятки миллионов долларов, другой - еще больше, а третий может спасти мир от войны. Так что знание и сохранение агентуры - это, пожалуй, самое святое для нас.

Горбачев - лицемер

НА ТРИБУНЕ: его внимательно слушали Ельцин и Горбачёв (фото www.tj.ru)

НА ТРИБУНЕ: его внимательно слушали Ельцин и Горбачёв (фото www.tj.ru)

- Припомните случай, когда с вашей подачи благодаря использованию уникальной информации было принято важное государственное решение?
- С нашей подачи было принято постановление о мерах по борьбе с организованной преступностью и наркоманией. Помню, в 1989 году изъяли четыре тонны наркотиков, общая стоимость наркооборота составляла тогда 8 - 12 миллиардов рублей. А сегодня счет пошел на десятки, а возможно, и на сотни миллиардов. Положение ужасное!
- Вы можете ответить на вопрос, который и нынче продолжает многих волновать: знал ли Михаил Горбачев о готовящемся заговоре?
- Ни о каком заговоре речь вести нельзя. Горбачев всегда вел себя непоследовательно, более того, как-то странно. Когда мы дискутировали с ним в те предавгустовские времена, он заявлял, что партия для него - все, что он готов бросить президентский пост, но чтобы уйти из партии - ни за что! Но в прошлом году Горбачев, выступая в Турции, заявил, что якобы он еще чуть ли не до перестройки поставил себе задачу покончить с коммунизмом, социалистическим строем, что это было целью его жизни. Выходит, находясь на высших государственных постах, он лицемерил? Потом он говорил, что Союз никто не в силах развалить. Чем все закончилось - знаете сами.
- Владимир Александрович, в тюрьме вы больше страдали физически или морально?
- 17 месяцев в тюрьме, безусловно, не сахар. Была физическая угнетенность - сказывалось пребывание в четырех стенах, лишь кратковременные прогулки... Но меня сильно мучили воспоминания, размышления об августе 91-го. Все думал, можно ли было вести себя иначе в той ситуации. Конечно, я понимаю, что история не имеет сослагательного наклонения, но все же... В тюрьме была жажда читать, читать и читать. В те месяцы я познакомился с десятками изданий, о которых раньше даже не слышал. Сокамерники всячески помогали получать прессу и другие материалы, за что я и сегодня им благодарен.

СУД НАД ГКЧП: Крючков на скамье подсудимых рядом с Олегом Баклановым (справа). Михаил Горбачев (слева, стоит) был приглашен как свидетель (фото Stringer - Rus)

СУД НАД ГКЧП: Крючков на скамье подсудимых рядом с Олегом Баклановым (справа). Михаил Горбачев (слева, стоит) был приглашен как свидетель (фото Stringer - Rus)

- Как кормили?
- В «Матросской тишине» прожить можно. Помимо всего, каждый из нас получал продукты из дома, что скрашивало жизнь. И удивительно, кроме близких, пытались что-то передать совершенно посторонние люди. Но я взял за правило не принимать подарков, отправлял их обратно. Помню, после выхода на свободу, на одном митинге ко мне подошла женщина и сказала, что посылала мне продуктовую посылку. «Спасибо, - говорю ей, - я был очень тронут». А она в ответ: «Но я получила ее обратно. Почему?»
- Боялись отравления, провокации?
- Нет, не боялся. Просто не считал нужным обременять людей расходами, жизнь тогда была нелегкой. Но я, конечно, всем благодарен и от души сказал той женщине теплые слова.
- А какими словами, сидя там, вы поминали Ельцина?
- Я к нему всегда относился без уважения и сейчас это говорю. Я и раньше публично это заявлял, в том числе и в открытом письме на его имя из тюрьмы. В личном плане не хочу говорить об антипатии к нему, а вот за то, что он сделал со страной, с людьми, я как гражданин своей страны простить его не могу. Считаю, что он совершил целую серию деяний, за которые должен был ответить. Не хочу перечислять губительных действий Ельцина - от развала Союза до лишения нас международного авторитета. Скажем, если Хрущев был малообразованным, малокультурным человеком, но все же большим политиком, то Ельцин - разрушитель, бездумный политик. Он остался на уровне провинциального чиновника. Его ждет самый страшный суд - суд истории.

Жалею бизнесменов

ШЕФ КГБ: в годы перестройки не чурался фотографироваться в компании журналистов Татьяны Митковой (слева от Крючкова), Елены Ханги (справа от него), фотографа Галины Кмит (справа внизу) и многих других

ШЕФ КГБ: в годы перестройки не чурался фотографироваться в компании журналистов Татьяны Митковой (слева от Крючкова), Елены Ханги (справа от него), фотографа Галины Кмит (справа внизу) и многих других

- Сменим тему. Были ли на вас покушения? Сколько машин вас сопровождало в поездках по Москве?
- Покушений не было. Пользовался я одной машиной, при мне постоянно был один охранник. Но общественная безопасность была такова, что я спокойно ходил по городу, ничего не опасаясь. Это сейчас олигархов сопровождают несколько машин, иногда не с одним десятком охранников. Это же уму непостижимо!
- Выходит, за свою жизнь вы не боялись?
- Оперативная обстановка была такова, что никаких эксцессов не происходило. Охрана должностных лиц тогда обходилась государству совсем недорого. Сегодня же каждый день стреляют, убивают, и мне жаль честных бизнесменов, которым приходится работать и жить в такой обстановке.
- Когда под предводительством Станкевича сносили памятник Дзержинскому, где были вы?
- В Крыму. Мне обо всем сообщили по телефону.
- Но вы ничего не могли сделать?
- Абсолютно. Все нарастало, как снежный ком.
- Конечно, вы за восстановление памятника на прежнее место?
- Да.
- И все же, положа руку на сердце: вы не раскаиваетесь, что участвовали в ГКЧП?
- Я сожалею о том, что не удалось одержать победу. Ведь развал Союза имел и имеет страшные последствия. Весь мир объединяется, а мы разбредаемся, но главное - хоть бы жить стали лучше! Развалить что-то в жизни - легко, созидать, приумножать - труднее.

ТОЛЬКО ФАКТ
На всех топографических картах Северной Осетии, отпечатанных после 20 декабря 2007 года, будет обозначена вершина «90 лет ФСБ России». Она названа в честь юбилея ведомства и восхождения его сотрудников на вершину.