НАУКА

Кто на самом деле «уронил» вертолёт академика Фёдорова

Святослав Николаевич Федоров. Фото: eyepress.ru Святослав Николаевич Федоров. Фото: eyepress.ru

Знаменитый офтальмолог разбился на пике своей карьеры

Святослав Фёдоров, директор Межотраслевого научно-технического комплекса «Микрохирургия глаза» (МНТК), трагически погиб в авиакатастрофе 2 июня 2000 года. С тех пор не утихают споры, был ли это действительно несчастный случай, связанный с неисправностью вертолёта, или же знаменитого учёного устранили недоброжелатели.

 Офтальмолог от Бога

Фото: wikimedia.org

Людям молодого поколения нужно объяснить, кто такой Фёдоров. А вот те, кто жил во времена СССР, знали о нем не понаслышке. Фёдорова называли чудо-профессором. Это был «офтальмолог от Бога», вернувший зрение десяткам тысяч людей. Он имплантировал искусственную роговицу, создал один из лучших искусственных хрусталиков, первым в мире провёл операцию по лечению глаукомы на ранних стадиях.

Фёдоров создал медицинский Центр, куда мечтали попасть сотни тысяч больных. Для скорости выполнения операций был придуман метод конвейера: каждый врач выполнял одну небольшую манипуляцию, после чего больной «переезжал» к следующему. Такой подход критиковался многими экспертами, но тысячи людей обрели зрение именно благодаря Фёдорову, поэтому слава пришла к нему надолго и всерьез.

Справка: Фёдоров был академиком Российской Академии медицинских наук; его наградили орденом Ленина, орденом Октябрьской Революции, орденом Трудового Красного Знамени. Ему разрешили открыть 11 филиалов центра по стране, а также в Германии, Испании, Италии, Польше, Йемене, ОАЭ. Его клиника появилась на корабле «Пётр Первый», курсировавшем по морю.

Святослав Николаевич не исчезал с экрана телевизора сутками и стал настолько популярным, что баллотировался на должность Президента России, набрав около 1% голосов.

В его руках были огромные финансовые потоки. Он вел большую общественную деятельность. И когда пришло известие о его смерти — страна испытала шок...

Мемориальная доска академику Святославу Фёдорову в Ростове-на-Дону. Фото: wikimedia.org
Мемориальная доска академику Святославу Фёдорову в Ростове-на-Дону. Фото: wikimedia.org

Версия с чёрными «дипломатами»

Достоверно известно следующее. Вертолёт с красным крестом на борту упал в Светлогорском проезде Москвы, четверо находящихся в нём погибли на месте, в том числе академик. Вертолёт возвращался в Москву из Тамбова, где Станислав Фёдоров присутствовал на юбилее филиала МНТК.

Естественно, гибель человека такого масштаба вызвала широкий резонанс. Кстати, Святослава Николаевича смогли быстро опознать по протезу (у учёного ещё в молодости была ампутирована ступня — он попал под трамвай). А вот с опознанием других пришлось повозиться.

Журналистские расследования, начатые сразу же после трагедии, дали повод считать, что академика «заказали». По словам одного из корреспондентов, некий свидетель аварии слышал хлопок и видел, как из дымящегося вертолёта выбросили два предмета, похожие на «дипломаты», а затем сержант милиции, охраняющий место аварии, сказал, что «дипломаты» действительно были и их куда-то увезли.

Журналист сделал выводы, что таким образом Фёдоров пытался спасти какие-то документы или деньги.   Тут, конечно, много вопросов. Если из повреждённого дымящегося вертолёта, находящегося на приличной высоте, что-то выпадает, то с земли трудно идентифицировать это как «дипломат»: в лучшем случае, как «некие предметы».

Да и найти такой «дипломат» сложно: вертолет размазало по земле, осколки находили на площади в несколько квадратных километров. Что было в тех дипломатах — до сих пор загадка.

Авария была не первой

Большего интереса заслуживает рассказ коллеги Фёдорова по МНТК — доктора Роберта Черенкова. По его сведениям, за год до трагедии вертолёт учёного уже попадал в аварию – он оказался сильно повреждён, а пилот получил тяжёлые травмы.

Самого Фёдорова в это время в вертолёте не было, он в последний момент отказался от полёта. Пилот Иван Антимов, бывший сотрудник МНТК, сообщил журналистам о том, что в тот раз кто-то между полётами серьёзно повредил проводку машины.

Расследующие ту аварию силовики подтвердили лишь факт технической неполадки, но и словом не обмолвилось о возможной её преднамеренности. Не говорил о покушении и сам Фёдоров. Почему он не инициировал серьёзное расследование, если считал аварию кем-то заранее спланированной?

Сегодня же «преднамеренность» остаётся лишь версией, озвученной, но не подтверждённой пилотом. Более того, и в том последнем трагическом полёте пилотам дважды приходилось исправлять неполадки в вертолёте. Ох, не хорошо тогда было с техническим обеспечением лётного парка...

Противники конспирологических теорий утверждают, что академик очень любил летать, но на механиках экономил и к технике безопасности относился без всякого пиетета. Что, вероятно, и привело, к трагедии.

Однако вот еще факт. Пилот Иван Антимов утверждал в СМИ также, что на борту разбившегося вертолёта был «чёрный ящик», записывающий показания приборов. Официальное же следствие, напротив, заявило, что на борту вертолётов такого типа регистраторы не предусмотрены. Что из этого следует? Не предусмотрен — значит, самописец специально не искали? А бывший пилот не смог доказать его наличие?

Федоров обсуждает проблемы с соратниками. Фото: wikimedia.org

Федоров обсуждает проблемы с соратниками. Фото: wikimedia.org

Кому выгодно?

Расследование преступления всегда начинается с попыток понять – кому это могло принести выгоду.  А вот здесь версий много.

То, что произошло с МНТК меньше чем за год после гибели учёного, в большой мере свидетельствует: люди, заинтересованные в гибели Фёдорова, однозначно имелись. Сразу же после аварии началось быстрое и «безоглядное» разворовывание активов клиники. Говорят, что за восемь месяцев преуспевающее медицинское учреждение стало фактически банкротом. Значит, катастрофу могли спровоцировать те, кто решил отобрать бизнес у Федорова.

Станислав Николаевич был увлекающим человеком и работал над многими проектами, которые, окажись они реализованными, могли бы действительно многое изменить в мире. Чего стоит один ПЭТ — позитронный эмиссионный томограф, способный якобы определять наличие и местонахождение совести, а также существование «хищного» подвида хомо сапиенс. Да-да, вы не ослышались. Занимался академик и такими исследованиями, основанными на странной антропологической теории. Мог ли кто-то во властных структурах хотеть, чтобы работа не была закончена или чтобы её результаты не были бы обнародованы? Да, вполне. А были ли какие-то сенсационные наработки? Вероятно, да... И возможно, кто-то хотел этими разработками овладеть.

Ещё одна версия, заслуживающая внимания, — политика. В политическую жизнь академик ворвался стремительно и часто говорил вслух то, что, вероятно, лучше было не говорить. И хотя его партия была совсем небольшой и вряд ли что-то могла изменить на политическом Олимпе, мы знаем немало примеров того, что в лихие 90-е годы случалось с людьми, набирающими общественный авторитет. Например, Лев Рохлин, Александр Лебедь — тоже погибли при странных обстоятельствах. Так что оппоненты вполне могли «заказать» неполиткоректного академика.