ШОУ-БИЗНЕС

Днепрова убила экс-любовница «на-найца»

ФИЛИПП ГРОСС: на отпевании отца

ФИЛИПП ГРОСС: на отпевании отца

Не успели похоронить автора «Радовать, хочу тебя сегодня радовать» и многих других замечательных песен Анатолия ДНЕПРОВА (ГРОССА), скоропостижно скончавшегося на гастролях, как вокруг его смерти начал разгораться нешуточный скандал. Казалось бы, прокуратура Ростовской области заверила, что в случившемся не было ничего криминального. Однако у старшего сына композитора Филиппа ГРОССА оказалось иное мнение по этому поводу.
Михаил ФИЛИМОНОВ

- Моего отца убила его директор Юля Куренкова, - заявил Филипп. - За последние полтора года она его просто «заездила». Как у всякого полного человека, у него были проблемы со здоровьем. Но она с этим не считалась. Заставляла работать без передышки, чтобы вернуть долги своего нынешнего сожителя - певца Эрика Макаряна. Этот деятель приехал в Москву из Армении. Там у него остались жена и маленький сын. Сначала Юля привела Эрика к отцу на подпевки. Постепенно они с Юлей сблизились и стали жить вместе. И та стала пихать его в программу отца уже не как бэк-вокалиста, а как сольного исполнителя. 12 апреля я приглашал ее дочь Нилу в ресторан «Тан» на день рождения моей дочки Насти. И лично слышал, как Юля говорила по телефону с людьми из Самары, которые хотели пригласить отца на какой-то юбилей: «Да, они с Макаряном могут приехать такого-то числа. Нет, Днепров ездит только с ним. Не знаете, кто такой Макарян? Это же самый известный певец Армении. Не хотите его брать? Значит, Днепров тоже не поедет».

Злополучные гастроли

- На нашу общую беду, Куренкову привела к отцу моя мама Ольга Павлова, - вздохнул Гросс. - Она познакомилась с ней в 1999 году на заседании «Детектив-клуба». Юля пришла туда со своим тогдашним любовником - экс-солистом группы «На-на» Валерием Юриным, который, кстати, тоже ради нее бросил семью. У нее с мамой завязалась дружба. И когда в 2004 году отец уволил прежнего директора за воровство, мама порекомендовала на его место Юлю. Ей тогда и в голову не могло прийти, какими последствиями это обернется! А когда мама спохватилась и стала возражать против дальнейшей работы своей протеже с отцом, Юля сделала все возможное, чтобы рассорить его с мамой, и добилась, что в 2007 году они развелись.
Общение отца с нами, его детьми, ее стараниями также было сведено до минимума. В конце концов отец не выдержал и решил сам избавиться от Юли. Где-то за месяц до смерти он обращался к Иосифу Пригожину и просил его помочь найти нового директора. Когда Юля узнала об этом, она устроила папе жуткий скандал. Вскоре после этого во время гастрольной поездки в Ереван отец попал в реанимацию. Врачи сказали, что ему срочно нужно лечиться. Но Юля скрыла от семьи всю серьезность положения. И уговорила отца поехать на эти злополучные гастроли в Ростов-на-Дону.

Не дали ни шанса

- Поначалу она пыталась скрыть от нас обстоятельства его смерти, - продолжил рассказ Филипп Гросс. - Говорила, что вместе с водителем, который их вез, они вытащили отца из машины и на улице делали ему искусственное дыхание и массаж сердца.

ПОСЛЕДНЕЕ ФОТО: Анатолий Семёнович с поклонником в Волгограде

ПОСЛЕДНЕЕ ФОТО: Анатолий Семёнович с поклонником в Волгограде

Но когда его тело укладывали в гроб, понадобилось 5 или 6 человек. У меня сразу возникли сомнения, что Юля и водитель вдвоем могли сдвинуть его с места. После похорон я встретился с этим водителем: «Вы долго делали ему искусственное дыхание?». На что последовал ответ: «А что это такое?» - «Это когда изо рта в рот пускают воздух, чтобы воскресить человека», - объяснил я. «Я что, педик?!» - возмутился он. Выяснилось, что Юля первым делом позвонила Макаряну, и он сказал: «Не подходи к трупу, чтобы тебя ни в чем не обвиняли!» Все, что она сделала, - побрызгала отцу в лицо водой. Через три минуты он издал слабый вздох. Водитель объяснил, что так человек отдает Богу душу, и закрыл ему глаза. Возможно, еще живому. Даже при остановке сердца человек сразу не умирает. Если своевременно оказать ему помощь, как минимум в течение 12 минут еще есть шанс ему помочь. Но отцу не дали этого шанса. А ведь в 2007 году он спас Юле жизнь. У нее обнаружили рак матки. И он оплатил ей операцию и последующее лечение.
А она не вызвала «скорую», хотя мобильные телефоны на трассе работали исправно. Неподалеку находились три населенных пункта, в которых есть больницы. Вместо этого она поехала в Каменск-Шахтинское ГАИ, которое находилось более чем в 50 километрах и даже не по дороге в Ростов-на-Дону, а в совершенно другом направлении. Оттуда тело отца отвезли в ростовский морг и в тот же день, не согласовав это с семьей, поспешно сделали вскрытие и полное бальзамирование. Когда мой дядя прилетел за телом, в нем уже отсутствовали внутренние органы, а бальзамирование скрыло все следы. Да, формально в морг приезжал представитель прокуратуры и проверял, не носила ли смерть криминальный характер. Но это же Ростов-на-Дону! За 200 - 300 баксов там выдадут заключение, что человек умер от чего угодно - от передозировки наркотиков до ножевого ранения.

Подозрительное алиби

КУРЕНКОВА И ДНЕПРОВ: на «мосту вздохов» в Кисловодске

КУРЕНКОВА И ДНЕПРОВ: на «мосту вздохов» в Кисловодске

- Вообще в этой истории с самого начала было очень много странного, - считает Гросс. - По непонятным причинам исчез водитель, который должен был везти отца из Волгограда в Ростов-на-Дону. И его повез на своей машине сам организатор волгоградского концерта, который по идее не должен заниматься такими вещами. Причем у него якобы случайно включилась видеокамера на мобильном телефоне и записала разговор в машине при выезде из Волгограда. На этой записи Юля спрашивает: «Анатолий Семенович, вам удобно? Вам музыка не мешает?» В ответ еле-еле слышен голос отца: «Нет, не мешает». Если, конечно, это его голос. Потом идет какой-то разговор, и вдруг Юля объявляет: «Мы едем в Ростов». Ну, для кого это было сказано? И отец, и чувак, который сидел за рулем, и так прекрасно знали, куда они едут. Невольно складывалось впечатление, что это было сказано специально для записывающего устройства. Кроме того, в тот же день в Интернете появилось видео, где отца показывают в машине уже мертвым и организатор ростовского концерта дает интервью о случившемся. «За 15 минут до смерти я созванивался с его тур-менеджером, - подчеркивает он. - Днепров чувствовал себя хорошо. Я слышал его голос». Юля уверяла нас, что не знает, кто снял это видео. Но организатор из Ростова-на-Дону признался, что съемку санкционировала именно она. Все это очень напоминало попытку создать алиби. У моей мамы даже возникло предположение, что отца убили еще в Волгограде и посадили в машину уже мертвым. Что там могло случиться - остается только гадать. Но на последней фотографии, сделанной в Волгограде, у отца очень нездоровый вид: он весь покрыт какими-то странными пятнами.

Украли кассету

- После того как тело отца перевезли в Москву, Юля и Эрик забрали из аэропорта его машину «Линкольн Навигатор», которую я ему подарил, - возмущается Филипп. - И не хотели отдавать ее, пока я на них конкретно не насел.

СКОРОПОСТИЖНАЯ СМЕРТЬ: неизвестный снял композитора на видео и выложил кадры в интернете

СКОРОПОСТИЖНАЯ СМЕРТЬ: неизвестный снял композитора на видео и выложил кадры в интернете

«Давайте мы у вас ее купим! - говорили они. - Все равно вы будете ее продавать. Зачем она вам нужна?! Она же вся гнилая». При этом отец недавно уже отдал Юле «Пежо Пикассо», и она осталась должна за нее фиг знает сколько денег. Вдобавок ко всему Юля забрала все телефоны и записные книжки отца и начала просить у его друзей деньги на похороны. На самом деле мы сами оплатили все расходы по похоронам - около 65 тысяч долларов. Единственное – Иосиф Давыдович Кобзон помог нам организовать панихиду в Доме композиторов и послал официальное письмо Юрию Михайловичу Лужкову, чтобы отцу дали место на Троекуровском кладбище. Спасибо огромное ему за это! А деньги, которые давали Юле, до нас попросту не дошли. Причем она продолжала «разводить» людей и после похорон. Говорила, что семья чуть ли не голодает, что нет денег на 40 дней и т.д. А когда они с Макаряном все-таки вернули «Линкольн Навигатор», обнаружилось, что из салона пропала кассета с новыми песнями отца, которые он там оставил, когда улетал в Волгоград. Судя по всему, скоро мы услышим их в исполнении Эрика Макаряна. Как проговорилась Юля, он планирует сменить фамилию на Днепров и ездить с гастролями под видом его сына. Но я этого так не оставлю!

Обман и клевета

- У меня просто нет слов, - развела руками Юлия Куренкова, к которой я обратился за разъяснениями. - Я подтверждаю только один факт, что я стала директором Днепрова благодаря его бывшей жене Ольге Павловне. А все остальное, что рассказал сын Анатолия Семеновича, - от начала до конца обман и клевета! Что значит - я «заездила» Днепрова?! У меня не было подписано с ним никакого контракта. И я при всем желании не могла заставить его куда-либо ехать. Он сам на меня давил: «Юля, почему мало концертов?». Начинал звонить мне с 9.30 утра и спрашивать: «Нет каких-то новостей?» - «Анатолий Семенович, в это время шоу-бизнес еще спит», - отшучивалась я. Да, незадолго до гибели Днепров действительно общался с Иосифом Пригожиным. Но, насколько мне известно, они разговаривали о том, что он, возможно, даст какую-то песню Валерии. Ни о каком поиске нового директора и ни о какой ссоре между нами речи не было. Что касается моего гражданского мужа Эрика Макаряна, то это был единственный человек, которого Днепров называл своим учеником и своим протеже. Мой муж – очень известный человек в Армении. И сюда приехал только из-за того, что Анатолий Семенович сказал: «Приезжай! Мы будем тебя здесь продвигать!»

Роковые горы

СКОРБЬ: подруга утешала плачущую Куренкову

СКОРБЬ: подруга утешала плачущую Куренкову

- Что я настраивала Днепрова против семьи - это вранье! - воскликнула Юлия. - Наоборот, я делала очень много, чтобы между Анатолием Семеновичем и Ольгой Павловной не было никаких казусов. Когда он поехал в загс подавать заявление на развод, я первой ему позвонила и сказала: «Не делайте этого, пожалуйста!» - «Нет, - ответил он. - Теперь я буду сам решать, что и как мне делать». У меня были прекрасные отношения с Ольгой Павловной. Но мне пришлось выбирать: или она, или Анатолий Семенович. И что я скрывала от семьи состояние его здоровья - тоже полный бред. Да, во время нашей последней поездки в Армению у Днепрова поднялось давление. Это произошло при переезде из Еревана в другой город. Там же горы. А в горах даже здоровые люди могут испытывать недомогание. Днепров позвонил в Ереван, и оттуда прислали «скорую». К счастью, реанимация не потребовалась. Анатолию Семеновичу сбили давление, и он сразу почувствовал себя лучше. Тем не менее, врачи сказали: «Берегите сердце! Оно у вас никудышное. Вам нужно худеть, завязывать со спиртным и курением». Я сразу же позвонила Филиппу. «Произошла вот такая фигня, - сказала я. - Нужно спасать человека».

Ночные угрозы

- В то утро, когда произошла трагедия, у Днепрова было замечательное настроение. Говорил о своих детях и, в частности, о дочери Лесе, - вспоминает Куренкова. - Мол, она хорошо поет, и нужно внедрять ее в нашу концертную программу.

ЭРИК И ЮЛЯ: на похоронах Днепрова

ЭРИК И ЮЛЯ: на похоронах Днепрова

В дороге Анатолия Семеновича сморил сон. Вдруг мы услышали сильнейший храп. Это была мгновенная смерть. Везти его в больницу было бессмысленно. Человек уже умер. Да и в какую больницу мы должны были его везти?! Нас ведь вез не профессиональный водитель, который знает эту дорогу, а сам устроитель концерта из Волгограда. Откуда ему было знать, где находится ближайшая больница?! Мы просто помчались вперед по направлению к Ростову. И первым местом, куда мы приехали, оказался тот самый пост ГАИ. Моя совесть перед Богом чиста. Я сама инвалид II группы.
Да, я звонила людям и просила деньги на похороны. Но меня заставил это делать сам Филипп. «Денег не хватает, - пожаловался он. - Где же его друзья-товарищи? Почему они не помогут?» На самом деле наши друзья из Ростова и так оплатили все расходы на месте и еще дали денег. Я тут же привезла их Филиппу. «А почему так мало дали?» - только и сказал он. И потом звонил мне каждый день: «Ну, что? Кто-нибудь еще прислал?» Я уже не знала, что людям говорить. А потом Филипп вдруг заявил: «Ни у кого больше денег не проси! Мне ничего не надо!» Теперь он угрожает нам, пишет мне по ночам «эсэмэски»: «Ты - убийца». Говорит, что за 4 тысячи «закажет» Эрика. Возможно, такая ненависть Филиппа ко мне и к Эрику объясняется тем, что мы стали для его отца ближе, чем родные дети. Анатолий Семенович звонил в любое время дня и ночи нам, а не Филиппу. И в новогоднюю ночь он приехал в нашу семью, а не к своим детям.

ЦИТАТА
Когда мой дядя прилетел за телом, в нем уже отсутствовали внутренние органы, а бальзамирование скрыло все следы.

ЦИТАТА
Отца убили еще в Волгограде и посадили в машину уже мертвым