ШОУ-БИЗНЕС

Нашествие алкоголиков. Часть I

ХОР СЛЕПЫХ И НИЩИХ

Народ с палатками стал подтягиваться в Раменское еще в пятницу к двум, хотя организаторы говорили, что будут пускать с четырех часов. У въезда на ипподром к тому времени стояло несколько машин и рейсовый автобус. Какой-то чувак, судя по всему, сильно пьяный, размахивал руками и орал:«Привет всем из Ростова!». Потом поскользнулся, упал на пробегающую мимо местную собаку, которая с испугу цапнула ростовчанина за руку. Приятель пострадавшего, сняв с себя подтяжки, бросился за псиной в погоню, но так же упал, после чего ростовские сотоварищи удалились в направлении ближайшего ларька.
К тому времени на поле уже начались первые «движения» на поле. Люди стремились побыстрее поставить палатки (200 рублей за право вбить колышки) и начать предаваться алкогольным возлияниям. У многих палатки были очень интересного вида. На краю поля можно было наблюдать эксклюзив – маленький шатер в виде кривой морковки. Как рассказала хозяйка палатки Лена, 30-летняя коротко стриженая девица, «морковка» постоянно с ней на байк-слетах. Там-то ее «лежбище» изуродовали, как-то переехав мотоциклом.
Часов в девять весь палаточный городок был забит до отказа. Люди приехали во всей России – с Камчатки, Украины, Новосибирска, Питера, Иркутска, Саратова. Рядом с палаткой, на которой было написано «Казань» поначалу никто не хотел разбивать лагерь – холера же в городе! Но потом всем уже было наплевать. Многие устанавливали на участках флаги своего города. Саратовцы на своей палатке нарисовали член с крылышками, с надписью «Саратов». Кто-то над своей повесил флаг группы «Чайф», чем ввели большинство в заблуждение, и обеспечили себе постоянный приток фанатов группы, жаждущих лицезреть и подпить с господином Шахриным и компанией. Так же по участкам передвигалась группка людей с обрезанными пластиковыми бутылками из-под пива. Глядя мутным взором, произносили набившую оскомину фразу «Люди, мы сами не местные, помогите, кто сколько может», протягивая свою емкость с каким-то количеством мутного содержимого. После такой фразы туда лились реки водки, пива и минералки. Через три часа можно было наблюдать этих молодых людей, валяющихся в немыслимых позах у палатки с большой надписью «Король и Шут».
В палаточном городке всем места не хватило, люди бегали и искали, куда бы им приткнуться. – « Я не могу здесь ставить свою палатку, здесь же песок, как мы будем спать?» - возмущалась Света из Львова, конопатая девчонка в разрезанных внизу клешах. На что получила от своих же друзей вполне резонный ответ «Ты что, сюда спать приехала? Какого тогда мы с собой столько водки приперли?».
Для того, чтобы как-то обозначить свое присутствие на мероприятии, некоторые вывешивали на длинных палках, надерганных из заборов жителей Раменского флаги своих городов, любимых команд. Было замечено штук 100 российских флагов, где-то 15 украинских, 10- «Король и Шут», 1 – «ЧиЖ», так же штук 50 тельняшек и штанов, выступающих в роли опознавательных знаков.

На ипподроме нельзя было жечь костры, - чтобы не повредить покрытие поля, и проносить спиртные напитки. Но большинство просто «забило» на требования организаторов.
Основная тема вечера – напиться и пойти познакомится с соседями. Там выпить и пойти знакомится дальше. Трезвых в тот вечер не было, наверное, не одного человека. Если человек сидел без «бокала», к нему подходил кто-нибудь невменяемый, и насильно впаривал пластиковый стакан с каким-нибудь горячительным напитком.
Естественно, не обошлось и без пения песен под гитару. В основном исполнялись композиции участников фестиваля - Сплина, Арии, ДДТ, Танцев Минус. Очень исполняемым был также Виктор Цой. Девушки из Питера часов 6 подряд выводили нестройными голосами репертуар Агаты Кристи. – Ну просто хор слепых и нищих – жаловались на тех утром соседи.
Основная проблема первого вечера и ночи – отсутствие туалетов для зрителей. Больше всех повезло журналистам, которые по своим удостоверениям могли посещать «артистические» туалеты, расположенные за сценой. «Простым людям» приходилось справлять нужду под окнами местных жителей. Овраг, днем оцепленный милиционерами, так же стал общественным туалетом для сотен людей. Некоторые умудрялись оправляться в пустые бутылки из-под колы. На одном участке стояло семь бутылок из-под воды, до краев наполненных мочой. К ним подошел бомж в грязной шапке-петушке. Решив, что кто-то затарился разливным пивом, сделал большой глоток из одной. Его тут же стошнило.