ШОУ-БИЗНЕС

Нашествие алкоголиков. Часть II: Если звезды «зажигают»…

Валялись даже те, кто приехал на фестиваль работать...

Валялись даже те, кто приехал на фестиваль работать...

В пять минут двенадцатого вышел «отец «Нашествия» Михаил Козырев в черной рясе, и, потрясая гитарой, объявил открытие фестиваля.
Начали с «Конца фильма». Публики к тому времени было совсем немного – лишь те, кто приехал к пяти утра, чтобы застолбить место у сцены. Большая часть жителей палаточного лагеря озабоченно суетилась в поисках холодного пива, и, выстояв длиннющую очередь, занимала другую – в только привезенные туалеты, которых все равно не хватало.
Но музыканты остались довольны и собой и приемом зрителей: «Нам досталась прямо-таки элитарная аудитория: либо те, кто только что встал, либо те, кто еще совсем не ложился. В этих состояниях у человека обостряется чувство прекрасного».
Чувство прекрасного действительно обострялось туалетами по пять рублей и безумной давкой в очередях к ним. Но народ переживал все невыносимые трудности бытия стоически. Уже к выступлению «Мультфильмов» народ-таки сползаться на поле ипподрома.
«Мультики», обычно модно одетые и аккуратно причесанные, были в костюмах из целлофана, раскрашенными серебряной краской, и с панковскими прическами. После своего выступления ребята выглядели недовольными. Как оказалось, дело в гриме, который сильно стягивал лицо, и доставлял массу неприятных ощущений. – Вот наши стилисты начудили, чувствую в этой маске себя полным идиотом. Самое смешное, что здесь нигде нет воды, нечем смыть это дерьмо» - жаловался мне солист группы Егор Тимофеев. После нашего совета умыться минеральной водой, радостно скрылся в неизвестном направлении.
Вот появился Максим Покровский из «Ногу Свело». С недовольным видом он посылал подходящих к нему корреспондентов. Как нам удалось выяснить, все это из-за песни под названием «Х.й». - «Козырев сказал, чтобы Максим делал шоу, иначе песни не будет на концерте. Член-то мы сделали хороший – аж 3 метра! Из пенопласта, раскрашенный гуашью – 4 дня сидели в мастерской МХАТА. Но возникла еще проблема – Макс должен выезжать на сцену на живой лошади, а ее нет. Вот он и бесится. Получается, зря мы столько морочились…» - рассказала Ксюша, подружка певца. Но в конце концов, лошадь нашлась, и Максим - таки спел песню про «самое дорогое». Народ, к тому времени до отказа заполнивший поле ипподрома, взревел от восторга – пожалуй, никогда заветное матерное словечко не скандировалось таким грандиозным хором – к тому времени на поле Раменского собралось более пятидесяти тысяч человек.
Практически неизвестная для Москвы группа «Армада», прибывшая на фестиваль с «Ридной Украины», была немного недовольна происходящим. – Нет, мы не первый раз на такой большой сцене. В Киеве мы играем на всех рок-фестивалях. Играли с «Чайфами», с «Парком Горького», когда он еще был. Что насчет «Нашествия» – то сам тусняк очень понравился. Негативные моменты – то, что нас, видимо, еще не очень хорошо знают, и публика не была к нам готова. Люди еще не раскачались – жарко, слишком много пива, это вам не вечер.

...не говоря уже об остальных

...не говоря уже об остальных

В первый день экстремальнее всего выглядела молодая московская группа «Магнитная аномалия», которую продюссирует Сергей Мазаев из «Морального Кодекса». С покрытыми белым лаком волосами, безумным макияжем, одеждой, истыканной булавками, парни выглядели так, как выглядел бы Сид Вишез, родись он лет на 40 позже. – Нам абсолютно по барабану, как мы выглядим. Может, даже, и голыми смогли бы выступить – вяло побормотал 19-летний Антон Вартанов, солист группы.
Вдруг началась легкая паника – откуда-то появились люди с собакой, и стали обыскивать гримерки музыкантов. Как объяснил мне один из обыскивающих, это стандартная процедура для концерта такого масштаба. – Не, наша собачка не на наркотики натаскана, хотя почему-то кое-кто уже переполошился – мы такие вещи сразу видим. Мы ищем взрывные устройства. Пока никаких сигналов не поступало, но, если что, конечно, это будет полный кошмар – куда народ-то девать? Мы-то в полной боевой готовности, а вы как? Давка же начнется страшная.

«АРТИСТОВ СТАЛО ДО ФИГИЩИ»

Макс Покровский был суров и неподражае

Макс Покровский был суров и неподражае

В это время на сцене «рубилась» группа «Ленинград», чье выступление стало «главным зажигом» первого дня. На поле сразу же подтянулись все, кто еще мог как-то передвигаться. Еще бы, ведь Сергей Шнуров, по словам кого-то из организаторов, поет о «самом важном в жизни» – о женщинах, водке, наркотиках и деньгах – «да ты права, я классный мужчина: яйца, табак, перегар и щетина». За кулисами так же все – и музыканты, и организаторы оторвались от своих дел, и подпевали «Ленинграду». Многих удивило присутствие молодой девчонки на сцене, до этого не замеченной с группой. Она вовсю подпевала «Шнуру» и угарно отплясывала, не жалея сил. Как оказалось, это была Света «Калибаба», бывшая участница модной питерской группы «Бабслей». Песни, выбранные для исполнения, изобиловали наездами на милицию. Стражи порядка, охраняющие закулисье, были очень недовольны. –« Эх, встретились бы мы с ним где-нибудь в сторонке, я бы ему объяснил, что почем» - говорил приятелю молоденький офицер. Музыканты, выступающие на Нашествии, никак не хотели признаваться, что употребляют спиртное перед выступлением. Мы просто давно работаем, и пошли этапы «разогревов и подогревов». Наш кайф – не залить глаза и ползать по сцене, а поймать образ и всадить так, чтобы это почувствовали и отдали назад – типичная фраза всех участников. Кроме группы «Ленинград». «Шнур» совершенно спокойно сказал, что «Пиво мы не пьем, потому что оно здесь – полное гавно. Водки мы выжрали немного – с Севычем (участником группы) – две бутылки на двоих. Потому что очень жарко, и у нас сегодня еще один концерт». Потом стал просить пива или хоть какого-нибудь спиртного. О наркотиках, сказал, что «с наркоманами очень тяжело работать, и у нас теперь остались одни нарколюбы.» А насчет мата пояснил, что ни разу в жизни не видел человека, который бы не ругался. – К сожалению, мои дети, которых у меня двое, тоже будут употреблять матерные выражения. Родители сначала ненавидели мое творчество из-за этого, а потом, когда я подарил папе на день рождения $100, стали даже на концерты ходить. Артистом, оказалось, быть очень клево. Ни хрена не делаешь, много пьешь, получаешь денег и даешь автографы – вот и вся работа. Жаль, что многие эту фишку «порасчухали», до фигищи стало артистов».