ШОУ-БИЗНЕС

Нашествие алкоголиков. Часть III: Губит людей и пиво, и вода

На страже сортиров

На страже сортиров

Тут же начались перебои с водой – несмотря на то, что организаторы предусмотрительно заказали цистерны живительной влаги, она оказалась непригодной к приему вовнутрь. Люди, приехавшие издалека, и к столичным ценам непривыкшие, честно пили эту гадость. Те, кто еще был трезв, все-таки предпочитали пусть разбавленное, но пиво. Закусывать приходилось жестким не прожаренным шашлыком по цене 140 рублей за 5 кусочков. И это не включая соус, хлеб, одноразовую тарелку и вилку, за которые приходилось доплачивать рублей 30. Шаурма, кстати, продававшаяся по 50 рублей за штуку, состояла практически из одного лука, и так же не была пригодна к употреблению.
Во время выступления группы «Сплин» в толпе началась веселая игра. Кто-то нашел черный лифчик, подкинул его вверх, попал здоровому детине по башке. Тот, кстати, одетый только в семейные трусы расцветки «горошек», ужасно обрадовался сюрпризу с неба, и радостно метнул его в кафе, расположенном на поле. Люди, до этого мирно подпивающие там пивко и поедающие шашлык, мигом включились в игру. Вскочили на лавочки, сбросив всю еду со стола, начали исступленно бросаться предметом женского туалета. Один раз парень бросил лифчик в воздух, но тот сразу же упал у него за спиной. Вся толпа минут пять смотрела в небо, выискивая полюбившуюся игрушку – никто и не заметил того, что она лежит у них под ногами.
Над толпой постоянно кружился параплан. Все почему-то думали, что на нем - Михаил Козырев, и тщетно пытались сбить его подручными средствами, в основном, конечно бутылками. Никого не удивляло, что в это время тот на самом находился на сцене.
На сцену вышли «Би-2». Но люди предпочитали лениво наблюдать за происходящим со своих мест – у сцены практически никого не было.
Экзальтированная, с малиновыми перьями на месте волос, Юля Чичерина, влепила в лицо своему басисту Джеффу специально подготовленный торт. Он ответил тем же, и к моменту пресс-конференции насмерть перемазаны кремом были уже все участники группы. Журналисты попытались его слизать. Разрешили не всем.
Юлины же поклонники были ужасно ей недовольны. – Господи, да она же на уборщицу похожа! В драных чулках, непричесанная, да просто это неуважение! – судачила группка фанатов, проникших за сцену по фальшивым аккредитациям.

«Чайф» и «Неприкасаемые» закатили вполне полноценные сольники. Гарик Сукачев порадовался обилию новых групп: «Рок-н-ролл – это музыка молодых людей и молодые команды говорят языком молодежи сегодняшнего дня и очень здорово, что у талантливых ребят появилась возможность выступить перед такой огромной аудиторией и обрести первых поклонников»
Сукачев, как выяснилось, оказался большим поклонником Шахрина. Весь концерт, чуть ли не слезами на глазах, он простоял за сценой, подпевая каждой песне «чайфов». Восприятию сильно мешали поклонники, подходившие за автографами. После сукачевских воплей «дайте же дослушать, гады!», фэны обиженно уходили.
Перед сценой же тысячи пьяных людей в один голос с Шахриным выводили «Не со мной ты, не со мной…». Потом начали кричать «Давай «С войны»!». Екатеринбургские «ветераны рока» решили ублажить публику, вследствие чего, из-за настройки гитар, возникла заминка минут на 5.
На выступлении этих двух групп, во всеобщей давке и суете, люди ломали руки и ноги, и время от времени били друг другу морды. Досталось и одному нашему корреспонденту – за то, что он не хотел снять с себя и подарить каким-то мордоворотам фирменную майку ЭГ. Не обошлось без ЧП – по слухам, кому-то локтем выбили глаз.
ОМОН «отрывался» на полную катушку. Один паренек, с виду лет 18-ти, видимо, слишком высоко прыгал и кричал. К нему подошли два ОМОН-овца, один зажал его голову под мышкой, другой стал бить по спине дубинкой. Потом подошли еще двое, повалили несчастного на землю, и уже вчетвером пинали ногами. Потом бросили там же, и просто ушли вдаль. Стоящие рядом и не шелохнулись, - хоть проверить, жив ли человек.
Семнадцатилетний Сережка из Ярославля, висевший на ограждении у сцены, сломал ногу – в «Скорую» он карабкался со слезами – «Я так и не нашел своих. Теперь ни денег, ни документов и никто не знает, в какой больнице меня искать
Закрывала первый день группа «Ария», выступавшая вместе с симфоническим оркестром. На сцене повесили огромный плакат с изображением инфернального чудища, которое, как бы лезет в душу, глядя на вас злыми, с красными прожилками глазами. Поле перед сценой первый раз за весь день было забито до отказа. Со сцены ипподром выглядел очень красиво – тысячи людей с поднятыми вверх горящими зажигалками. После выступления музыканты из оркестра, на ходу срывая с себя фраки и бабочки, ломились в гримерку, в роли которой, из-за большого количества человек, была обычная кафешка. Дирижер, оголив «пивной» живот сказал, что выступление ему, в принципе, понравилось, но «кое-кто из моих хорошо облажался. Ща разбираться будем».
Вторая ночь на «Нашествии» для многих выдалась достаточно тяжелой. Несколько десятков тысяч человек приехали без палаток, некоторые даже без одеял, а температура воздуха ночью не поднималась выше 10 градусов. Всю ночь они пили спиртное, тщетно пытаясь заснуть. Дабы согреться, люди складывались в достаточно забавные конструкции, количеством от двух до 15 человек. Самые раскованные занимались сексом на глазах у всех. Круче всего выглядела одна компания, которая откуда-то притащила дерево с листьями, и использовала его вместо покрывала. Некоторые, собрав по соседям зонтики, накрывались ими. Один человек закутался в одеяло и спал в биотуалете, пугая желающих облегчить свой организм.
Для тех же, кому не спалось, на большом экране показывали фильм «Место встречи изменить нельзя», правда, почему-то без звука. Нашлись люди, которые догадались привезти с собой марихуану, и совершенно открыто ее курили - в некоторых местах запах был настолько сильный, что этого трудно было не заметить. Чтобы «обезоружить» наркоманов, по полю ходили девушки-милиционеры со спаниелями и забирали всех, у кого находили траву.
К девчонкам, лежащим возле палатки Саратова, подошли двое «ментов» с большими усами и злыми лицами. – Вы что тут делаете? Покажите-ка паспорта, и пройдем с нами в машину! Те не на шутку испугались и уж было полезли в палатку за документами, как вдруг блюстители порядка довольно рассмеялись: - Да шутим мы так, дурочки. Вы не первые, кто поверил. Чая нет у вас случайно? Жаль, у нас тоже нет…
Иногда подходили древние старушки, которые предлагали самогон.
По участкам передвигалась группка из 2-х лейтенантов и трех солдат, которые молча тушили костры у палаток. Люди, оставшиеся без единственного источника тепла, не роптали.
Где-то часа в 4 утра на территории нашего лагеря появился невменяемый Тема, наш сосед, с бревнами в руках. Дойдя где-то до середины, он упал, воткнувшись головой в землю. Бревна так и не выпустил. Минут через 15 появился человек в шахтерской каске, с горящим фонарем во лбу. Тема, забыв о ценной поклаже, воскликнул «О, человек-фонарь!», рухнул на колени, воздев руки к небу. Потом дурным голосом завыл кришнаитские мантры. «Человек-фонарь» испуганно убежал, Тема запросил воды.
В одной из наших редакционных палаток, почему-то спал никому не известный человек. Проснувшись, он встал и ушел, не сказав даже спасибо.