ШОУ-БИЗНЕС

Аркадий Хоралов судится с Элтоном Джоном

Армянский любовник Пугачевой не давал Долиной заниматься сексом на работе


Наша беседа с Аркадием ХОРАЛОВЫМ - автором и исполнителем хитов 80-х «Давай попробуем вернуть», «Вот и все», «Новогодние игрушки» - началась с неожиданного вопроса. «У тебя нет телефона или адреса Элтона ДЖОНА?» - спросил меня Аркадий Дмитриевич и пояснил, что хочет попросить у сэра крупную сумму, которая сейчас, в момент кризиса, ему остро необходима. Естественно, я не мог не поинтересоваться, какие у Хоралова имеются основания для столь наглой просьбы.








Аркадий ХОРАЛОВ

Аркадий ХОРАЛОВ


- Это давняя история, - начал свой рассказ Хоралов. В середине 80-х годов на одном из концертов, где я участвовал, ко мне подошел главный звукорежиссер и язвительно сказал, что, если уж я ворую песни, надо делать это не так откровенно. Он объяснил, что припев моей песни «Давай попробуем вернуть» очень похож на припев «Shoot Down The Moon» из альбома Элтона Джона «Ice On Fire». На следующий день звукорежиссер принес запись, дал мне послушать. Сходство действительно присутствовало, хотя были отличия в тональности, в темпе и в аранжировке. «В каком году вышел этот альбом Элтона Джона? Только в 1985 году! - сказал я. - А моя песня еще в 1978 году вышла на пластинке в исполнении ВИА «Самоцветы», а в 1979 году - в исполнении ВИА «Красные маки».








Аркадий ХОРАЛОВ

Аркадий ХОРАЛОВ


Сэр-плагиатор


- Как ни невероятно, но Элтон Джон действительно мог позаимствовать у меня мелодию. В одном из своих интервью сэр рассказал, как он сочиняет песни: «Я прослушиваю под настроение огромное количество музыки. Потом захожу в студию и под впечатлением от услышанного сочиняю свое». Услышать мою песню он мог во время гастролей в соцстранах. На Украине, где я родился, ловились польские и румынские радиостанции. И я часто слышал у них в эфире «Давай попробуем вернуть». Друзья познакомили меня с очень серьезным адвокатом, который работал на Манхэттене. Когда я рассказал ему про Элтона Джона, юрист захотел взяться за это дело и даже предложил оплатить расходы. Доказать мой приоритет не составит труда. «Давай попробуем вернуть» я еще в 1976 году зарегистрировал в ВААПе (Всесоюзное Агентство по Авторским Правам, правопреемником которого является нынешнее Российское Авторское Общество. - М.Ф.). А написал я ее в 1975 году, когда работал у Софии Ротару в ансамбле «Червона Рута». Мы приехали на фирму «Мелодия» записывать альбом. И на лестнице встретили поэта Андрея Дементьева. Ротару к тому времени уже спела его «Алексей, Алешенька, сынок» и «Пусть летят по небу лебеди». У них были очень хорошие отношения. Дементьев тут же дал мне текст «Давай попробуем вернуть». В тот же вечер в автобусе по дороге на концерт я сочинил на него музыку.








Владимир ИВАСЮК

Владимир ИВАСЮК


Сомнительная версия


- Как вы попали в коллектив к Ротару?
 - Я закончил Таврическую сельскохозяйственную академию в Мелитополе. Параллельно пел в студенческом оркестре. Потом получил приглашение работать в ансамбле «Поют гитары» Костромской филармонии. Знакомый посоветовал пройти прослушивание у Софии Ротару: она с «Червоной Рутой» была на гастролях за рубежом, а по возвращении попала в клинику с какими-то проблемами с легкими. И наше первое общение происходило через больничное окно. София Михайловна приняла меня в «Червону Руту». Когда я солировал, Ротару не уходила в гримуборную, а всегда стояла за кулисами и слушала меня. Нас даже запечатлели вместе в документальном фильме «Песня всегда с нами», где мы исполняли песни замечательного композитора Володи Ивасюка, сочинившего «Червону руту», «Водограй» и другие хиты.
- Ивасюк погиб при каких-то загадочных обстоятельствах?
- Да, гибель Володи была очень непонятной. По этому поводу ходили разные слухи. Якобы он написал какую-то песню, которая не понравилась националистам Западной Украины. Они посчитали ее антиукраинской. Угрожали ему, чтобы он не давал композиции хода. Но я боюсь утверждать, что это именно так. Знаю только, что его повесили в лесу под Львовым. По официальной версии, чтобы закрыть следствие, он покончил с собой. Но это явная ерунда. С чего человек в расцвете творческих сил, любимый народом, взял бы и повесился?! Тем более, он был непьющий. Нормальный, адекватный человек. Жизнерадостный. Сколько я его помню, всегда улыбался.


Строгий маэстро


- Если в «Червонной Руте» к вам так хорошо относились, почему же вы ушли?
- Был молод, горяч, полон энергии и планов! Захотелось попробовать, потяну ли я как вокалист с большим эстрадным оркестром.






София РОТАРУ, Владимир ИВАСЮК

София РОТАРУ, Владимир ИВАСЮК

В 1975 году я поехал на прослушивание в один из лучших коллективов страны - государственный джаз-оркестр Армении под управлением Константина Орбеляна. Спел пару песен из репертуара Тома Джонса. И был принят сразу во второе отделение. Но и у Орбеляна я долго не задержался. Внутри коллектива были слишком строгие порядки. Лариса Долина, которая тогда работала в оркестре, даже не могла завести себе любовника, жила, как монашка. Все боялись, что - не дай Бог! - кто-то чего-то узнает, и потом будут поносить, как в ауле. Даже Алла Пугачева, когда приезжала к Орбеляну репетировать его песню «Сто часов счастья», жила в гостинице в отдельном номере и на людях не афишировала свои истинные отношения с Маэстро. А самое главное - в коллективе не было возможности творчески развиваться. Я тогда уже сочинял песни, хотел сам их исполнять. Но Константин Агапаронович запрещал. В репертуаре были только зарубежные хиты, армянские песни и произведения самого Орбеляна. А у меня был приятель Виталик Кретюк, с которым я познакомился на гастролях в Ростове, когда еще работал в ансамбле «Поют гитары»…


Лишенец Серов


- Это тот самый Кретюк, который в начале 70-х был любовником Пугачевой?
- Говорили, что они жили гражданским браком. Точно не знаю. Алла Борисовна работала в группе, которой руководил Виталик, - это факт.






Виталий КРЕТЮК

Виталий КРЕТЮК

Потом она ушла к Паше Слободкину в ВИА «Веселые ребята». А Кретюка взяли во второй состав «Самоцветов». В этом составе также работали Володя Пресняков с супругой Леной, Саша Барыкин, Володя Винокур и много другого известного народа. Кретюк и меня туда тянул, но на работу в «Москонцерт» не принимали без московской прописки. А прописаться было нельзя, пока не устроишься на работу. Можно было заключить фиктивный брак, но я с 18 лет уже был женат. Моей дочке тогда исполнилось четыре года. Устроился к Игорю Гранову в «Голубые гитары» - формально числился там, а реально работал в «Самоцветах». Вскоре после меня в коллектив пришел на прослушивание Саша Серов. Но Маликов ему сказал: «У нас уже есть Хоралов. Зачем нам еще один?»


Кремлевский соловей


- Что потом стало с Кретюком? Бывшая солистка «Веселых ребят» Светлана Резанова утверждала в интервью, что его убили за какие-то темные дела.
- Мне кажется, это все базарные разговоры. Ходили слухи, что он попал в тюрьму и там умер. Якобы его посадили за спекуляцию аппаратурой. Но Виталик был крайне от этого далек. Музыкант до мозга костей, великолепный пианист с очень хорошим вкусом. По-моему, его в жизни ничего не интересовало, кроме творчества. Конечно, в тюрьму может попасть кто угодно. Не исключено, что его просто подставили. Ты же прекрасно знаешь, в какой стране мы живем.






Алексей ГЛЫЗИН, Аркадий ХОРАЛОВ, Юрий МАЛИКОВ

Алексей ГЛЫЗИН, Аркадий ХОРАЛОВ, Юрий МАЛИКОВ


- Когда вы общались с Кретюком в последний раз?
- После моего ухода в «Красные маки» я Виталика больше не видел. У «Самоцветов» был свой «чес», у нас - свой, мы нигде не пересекались. И с «Лейся, песня», куда Виталик перешел из «Самоцветов», почему-то тоже не пересекались. Вот с «Веселыми Ребятами» и «Песнярами» у нас траектории часто совпадали. А с Яком Йоллой в начале 80-х «Красные Маки» даже работали по отделению в одной программе. На родине, в Эстонии, его недолюбливали. Считали «кремлевским соловьем». А у нас его концерты проходили с неизменным успехом. Он был покорителем дамских сердец - красавчик, «фирмач», всегда модно одетый. Девушки к нему в очередь выстраивались. Довелось нам совместно гастролировать и с еще одним любимцем дам - Валерием Ободзинским. Это было в 1983-84 годах в Средней Азии. Правда, мы застали его уже не в лучшей форме. Из-за злоупотребления спиртным он тогда очень плохо себя чувствовал. Однажды его объявили, он вышел, постоял немного и ушел со сцены. Пришлось «Красным Макам» работать за него второе отделение. К сожалению, собраться с коллегами просто так, не по работе, удавалось крайне редко. Я в этом убедился, когда на протяжении 15 лет проводил в Туле благотворительные вечера памяти Игоря Талькова.






Михаил ФИЛИМОНОВ, Аркадий ХОРАЛОВ

Михаил ФИЛИМОНОВ, Аркадий ХОРАЛОВ