ШОУ-БИЗНЕС

Делите Дени пополам






Руслан БАЙСАРОВ устроил теледемонстрацию своих нежных чувств к сыну Дени и дочке Камиле

Руслан БАЙСАРОВ устроил теледемонстрацию своих нежных чувств к сыну Дени и дочке Камиле


Пиариться за счет Байсарова и Орбакайте не захотели даже депутаты


Вся страна следит за скандальным дележом внука ПУГАЧЕВОЙ. Тверской суд Москвы отложил на 27 октября слушание дела по иску ее дочери Кристины ОРБАКАЙТЕ к отцу ребенка Руслану БАЙСАРОВУ. Скоро бизнесмен может стать сенатором, заняв в Совете Федерации место Умара ДЖАБРАИЛОВА, представлявшего исполнительную власть Чечни. На вопросы, поможет ли зятю примадонны этот пост отвоевать у бывшей гражданской супруги ребенка и что нужно сделать, чтобы при разводе родителей не страдали дети, отвечает наш политический консультант Анатолий ВАССЕРМАН.


- Компромисс при дележе детей бывшими супругами, да еще и амбициозными, столь же сомнителен, как и в арабско-израильском конфликте. Накал страстей вполне сопоставим.


Вспомним Голду Моисеевну


Когда-то Голда Моисеевна Магович, более известная как Голда Меир, отвечая на вопрос, почему до сих пор не найден компромисс, выразила суть одной фразой: «Мы хотим жить, а они хотят, чтобы мы умерли!» Такая позиция не оставляет места компромиссам, и нередко ее занимают воюющие за детей - и любящие их! - разведенные папы и мамы. Допустим, на бумаге компромисс будет найден, но на практике без внешнего принуждения добиться исполнения договоренностей бывшими супругами невозможно. Даже в самых законопослушных странах. Тем более у нас, где система контроля и принуждения ослабела после распада СССР. А разводов, гражданских браков, неполных семей становится все больше. Поэтому за скандалом в звездном семействе следят внимательно даже те, кто не испытывает интереса к творчеству бабушки Дени Аллы Пугачевой и его мамы Кристины Орбакайте и понятия не имеет о бизнесе его папы Руслана Байсарова. Отчасти я Байсарова понимаю. «Отчасти», так как требование отца, чтобы ребенок жил только в России, в наш век, как минимум, странно. С другой стороны, вспомним тут Голду Моисеевну: можно не сомневаться, что, получив разрешение на вывоз Дени за рубеж, семейство тут же вывезет ребенка за пределы территории, доступной для домогательств отца. И он окажется в положении Ирины Беленькой, матери Элизы - крохи, которую французский суд оставил отцу-французу, а он лишил дочку и экс-жену возможности общаться. Даже вмешательство государства Ирине не помогло. А с Францией у нас куда более дружественные отношения, чем с США, куда хотят увезти Дени. Причем Штаты скорее снимут запрет на въезд Байсарова, чем что-то изменится в международном праве, регулирующем отношения разведенных родителей - подданных разных государств - с детьми.
Что же касается самого Дени, то у каждого из его родителей и до развода были свои заморочки, но, пока папа и мама жили вместе, мальчик развивался нормально. В чем могла убедиться страна на пресс-конференции с его участием. Ребенок как ребенок.






Ради Дени Алла Борисовна и Кристина готовы с песней «Эй вы там, наверху!» выйти и на политическую сцену

Ради Дени Алла Борисовна и Кристина готовы с песней «Эй вы там, наверху!» выйти и на политическую сцену


Мама тоже права


- Оба родителя - амбициозные и яркие личности, способные сильно влиять на окружающих, тем более на маленького и болезненного мальчика. И эти взаимовлияния нужно уравновесить. Оба родителя, например, внушали Дени, что он мусульманин, но рос-то он в абсолютно светской семье и в атмосфере звездности. Если ребенок теперь останется навсегда у одного из них с их несовместимыми воззрениями и образом жизни, то это может нарушить психику мальчика. Если бы решение зависело от меня, я бы потребовал, чтобы родители выработали решение, которое обеспечило бы ребенку примерно равное время пребывания у каждого из них. Так бы и сказал: делите Дени пополам!
Дело не в том, что папа его балует, а мама заставляет учиться и теперь чего-то не будет. В каждой семье кто-то больше балует, кто-то больше требует. Просто я убежден: мужское воспитание как мальчику, так и девочке нужно не меньше женского. И тут я согласен с Байсаровым: государственный курс на преимущественное право матери при разводе требует пересмотра. Но в остальном я на стороне Кристины, предлагающий конкретные поправки в закон.
В частности, возрастную. Хотеть жить с папой или с мамой ребенок может в любом возрасте, меняя свои хотения хоть каждый день. Но юридически значимыми могут стать только те его решения, которые приняты после достижения 14 лет. Единственный вопрос, в котором закон делает исключение для ребенка, - выбор, с кем ему жить. А это, быть может, самое ответственное решение, которое он примет в своей жизни 10-летним несмышленышем, и потом будет расплачиваться.


Пиар в чужом пиру


- Бытовой скандал, случившийся в звездном семействе, как прожектор, высветил давно назревшую важнейшую проблему. Уверен, не остались равнодушными и те представители «Единой России», ЛДПР и КПРФ, кто проигнорировал парламентские слушания и тем самым очень огорчил не только Кристину.
О звездах ходят легенды, будто, даже попав в ДТП, при виде фотокамер они первым делом стараются принять ту позу, в какой они смотрятся наиболее эффектно. Не знаю, так ли это, но не сомневаюсь, что на этот подвиг способен любой политик. Выглядеть в лучшем свете - главный инструмент их саморекламы. Но вот в чужом пиру пиариться они не любят - задача требует больших энергозатрат. Свои выводы они сделают, посмотрев телевизор или почитав комментарии. Тем более что дела решаются совсем не там, где они были озвучены или должны решаться. И не теми людьми.
Что может дать Байсарову поход в сенат? Главным образом, экстраординарные возможности лоббировать свой бизнес. Даже если у адвоката Кристины есть на него компромат, Байсарову будет кому помочь затормозить решения, которые не будут ему на руку в истории этого «детского» дележа. Тем более что задержка того или иного решения, принятого Думой, стоит почти столько же, сколько и полный запрет, но риска много меньше.
Так что всем заинтересованным лицам в этом недетском «детском» вопросе нужно с помощью юристов внятно формулировать свои предложения по изменению законодательства и добиваться, чтобы судебная практика соответствовала теории.