ШОУ-БИЗНЕС

Бандиты вымогали у Пугачевой миллион долларов!

%фото.право%

Легендарная певица собиралась замуж за армянина

- Когда-то Алла часто к нам приходила, - предалась воспоминаниям Вера Ивановна. - В те далекие времена мнение Дербенева было для Аллы очень важным. Однажды она позвонила нам и предложила приехать в гостиницу, чтобы познакомиться с человеком, за которого она собиралась замуж. Это был Константин Орбелян, армянин, руководитель оркестра. Он очень красиво ухаживал за Аллой и был неотразим. Но Леня стал горячо отговаривать Аллу от этого опрометчивого, на его взгляд, шага: "Орбелян - восточный человек. В лучшем случае ты будешь петь у него в оркестре. А в худшем - только на кухне". Алла посмеялась, но тем не менее за Орбеляна замуж не вышла. Тогда Леня решил сам подыскать ей мужа. И познакомил ее с Александром Стефановичем, режиссером фильма "Дорогой мальчик", для которого он писал песни. Сначала были посиделки вчетвером у нас на кухне. А потом они стали прекрасно обходиться без нас. И вскоре Алла стала женой Стефановича. С тех пор Алла стала реже появляться у нас.

Первая трещинка в их с Леней отношениях произошла на съемках фильма "Женщина, которая поет". А после того, как песня "Все могут короли" получила Гран-при на Сопотском фестивале, они и вовсе разругались в пух и прах. В принципе, в книге Стефановича почти все правильно описано. Действительно, это был конкурс песен, а не исполнителей. Но в те времена из Советского Союза авторы на конкурс не посылались. И "Все могут короли" представляла одна Алла. Ей вручили приз и денежную премию для нее и для авторов. Когда она с триумфом вернулась в Москву, Рычков и Дербенев попросили отдать награду тем, кому она полагалась по праву. Но Алла даже отказалась ее показать. Что касается денежной премии, свою часть Алла пожертвовала в один из детских домов в Польше. Оставалась еще часть Рычкова и Дербенева. Но Алла сказала, что их у нее украли, злотых ей взять неоткуда, мол, когда заработает, отдаст в рублях. Рычков покочевряжился и взял рубли. А Леня сказал: "Пошли вы на фиг!" Он должен был ехать в гости в Польшу и очень рассчитывал на эти злотые. Правда, никакого письма на телевидение, о котором упоминает Стефанович, Леня не писал. Просто, когда Алла начала апеллировать к телевидению, Леня сказал: "Я ваше телевидение (он прибавил, какое) этими бумажками оклеить могу!" Действительно, он получал тогда очень много. Помню, Кеша Смоктуновский приходил и завидовал нам. "Не завидуйте! - говорил ему Леня. - Вас зато на улицах узнают, а меня - нет. Каждому - свое..."

%фото.лево%

Обидевшись, Алла пошла и нажаловалась телевизионному руководству. Был ужасный скандал. Леня очень переживал. Он не раз возвращался к неприятному разговору с Аллой. Сетовал, что, приехав, она просто по-человечески не сказала: "Леня! В Польше было много соблазнов, я не удержалась и потратила твои деньги. Прости, старичок!" При этом Дербенев считал, что Аллу против него настроил Стефанович. О том, что Александр отдавал Лене деньги, я впервые слышу. Но утверждать, что это не так, не берусь.

За Киркорова расплачивался благотворительный фонд

- После истории с Сопотом пути Дербенева и Пугачевой разошлись. Алла начала работать с Резником и Паулсом. У Дербенева тоже появились новые исполнители - Добрынин, Лещенко, Боярский. Так продолжалось до 1988 года. Тогда Леониду Петровичу предложили сделать творческий вечер в Театре Эстрады. И так вышло, что Алла Борисовна выступила на том вечере. Ее уговорила наша соседка - телережиссер Светлана Аннапольская, которая делала "Огоньки" и другие музыкальные передачи. Вечер прошел великолепно. Алла пела все старые песни. А потом вызвала на сцену Дербенева и Зацепина. И они стояли втроем, обнявшись, со слезами на глазах. Зал неистовствовал. И я подумала: "Ну, слава богу! Наконец-то они снова вместе". Не знаю, как Алла, а Леня очень переживал их разрыв. "Мы тогда были молодые, - говорил он. - А так ли это было важно - кто кому отдал статуэтку или не отдал? Главное - сколько времени потеряно, сколько песен не написано". Увы, творческое сотрудничество у них не заладилось. Они написали только "Бессонницу", "Брось сигарету!" и еще что-то про судьбу. Зато Алла стала снова часто приезжать к нам. Особенно после того, как она сблизилась с Филиппом. Тот как раз активно сотрудничал с Дербеневым, Леня даже написал для него песню к юбилею Угличского часового завода. А вот на ТВ тогда к нему относились очень плохо. Считали, что этот мальчик, очень похожий на ленинградского певца Сергея Захарова, стремится занять его место.

%фото.право%

Леонид Петрович одним из первых ввел систему рыночных отношений между автором и исполнителями. В советское время у авторов не было забот о деньгах. Им платили и радио, и телевидение, и грамзапись, и концертные организации. А потом отчисления практически прекратились. Леонид Петрович сидел, тупо уставившись на часы или на какую-нибудь статуэтку, и уже думал, что в первую очередь нести на продажу. А потом его вдруг осенило: "Отчислений-то мне не делают потому, что концерты проводятся левым образом! В документах пишут, будто певцам платят по 100 рублей. А на самом деле они получают тысячи долларов. Вот пусть певцы мне и платят".

По всей видимости, все началось с Маши Распутиной, которую привел к нам композитор Игорь Матета. Когда Игорь приехал в Москву, он пришел к Кобзону и спросил: с кем из поэтов можно попробовать писать песни. Тот сказал, что есть только три достойных автора - Леонид Дербенев, Игорь Шаферан и Михаил Танич. И Матета пришел к нам. А когда он еще учился в Гнесинском училище, ему сказали, что в одном из измайловских кабаков есть прекрасная певица - Маша Распутина. Игорь с ней как-то познакомился и пришел с ней к нам в гости. Она тогда сказала, что хочет петь джаз или рок. "Извини, это не по адресу", - сказал ей Леня. Прошло полгода. Игорь Матета записал с Машей песню "Играй, музыкант!". Леня послушал ее и загорелся для нее писать. "Надо придумать тебе что-нибудь такое, чтобы на тебя сразу обратили внимание", - сказал он Маше. Так родились песни "Я городская сумасшедшая", "Отпустите меня в Гималаи", "А жизнь подорожала". Потом Дербенев хотел постепенно сделать из Распутиной эдакую Жанну д’Арк. Тогда были написаны такие песни, как "Ах, Москва", "Живи, страна". Проблем с оплатой песен у Маши никогда не возникало. Ее муж и продюсер Володя Ермаков имел собственную музыкальную аппаратуру и сдавал ее в аренду по ресторанам. Денежки у него всегда водились. А вот у Филиппа денег не было. Поэтому он в основном приносил песни болгарских композиторов. И Леня просто писал на готовую музыку русские тексты. В частности, это "Ты, ты, ты", "Небо и земля", "Атлантида". Правда, за тексты Филиппу платить тоже было нечем. За него расплачивался благотворительный фонд "Аленький цветочек". Председатель фонда Геннадий Снустиков заключил с Леонидом Петровичем договор, в котором оговаривалось, что эти тексты предназначаются только для Филиппа Киркорова. Иногда из-за песен у Киркорова разгоралась конкуренция с Распутиной. Однажды дело даже дошло до скандала. Филиппу очень понравилась песня "Много разных на свете песен". Но заплатить за нее в тот момент он не мог. А Маша сразу привезла Лене деньги. Каково же было ее изумление, когда через пару дней обнаружилось, что Филипп уже выступает с этой песней в каком-то концерте. Лене потом пришлось оправдываться перед Машей, что он только показал ему песню и разрешения исполнять ее не давал. Тем не менее в последние годы жизни у Лени были прекрасные отношения и с Филиппом, и с Аллой. Они были последними из артистов, кто видел его живым. Когда Лене нужно было делать операцию и не было крови нужной группы, я позвонила Алле, она подняла все на свете, и кровь нашли.

Пусть Аллу простит Господь

- У Лени никогда не было никаких сбережений. Он предпочитал сразу тратить деньги. Обычно он покупал какие-нибудь антикварные вещи. А в последнее время вкладывал деньги в строительство дома под Владимиром. Пока он болел, все деньги разошлись на врачей и на лекарства. И когда он умер, у меня осталось в наличности немного денег. Конечно, можно было продать одну из квартир, гараж или что-то из антиквариата. Но это требовало времени. И я подрастерялась. Алла тогда уезжала на гастроли. "Ты мне какой-нибудь ресторан порекомендуй, - попросила я. - Не хочу, чтобы здесь были поминки, а в соседнем зале - свадьба!" - "Не бери в голову, - сказала она. - У моей подруги Аллы Будницкой есть свой ресторан "У бабушки" . Тебе это не будет стоить ни копейки. Устроить поминки для Леонида Петровича - это мой долг". И Алла действительно все устроила. Узнав об этом, Распутина чуть ли не скандал мне закатила: "Как же так?! Мы с Леонидом Петровичем были более дружны". И она взялась организовать поминки на 40 дней. Но насколько благородно все сделала Алла, настолько ужасно все получилось у Маши. Потом прочтете об этом в книге. Что же касается Аллы, мы были тогда

лучшими друзьями. Она подарила золотое кольцо моей внучке. Сказала, что хочет записать по-новому давнишнюю песню Лени "Если рухнет фабричная труба, заменить тебя можно без труда". Ну как бы с намеком на Филиппа. И вдруг наши добрые отношения рухнули...

На первую годовщину смерти Лени я задалась целью поставить памятник на его могиле на Востряковском кладбище. Чтобы собрать на него средства, мне предложили организовать в Театре эстрады благотворительный вечер.

Предполагалось, что все артисты будут работать бесплатно, а сборы, за вычетом организационных расходов, передадут мне. В итоге собрали пять тысяч долларов. Я добавила еще семь тысяч. И поставила прекрасный памятник. В качестве компенсации за бесплатную работу артистам обещали, что вечер покажут по ТВ. Все согласились. В том числе и Алла. А потом она вдруг заявила: "Я завязываю с выступлениями. Два года меня на телевидении не будет. Поэтому чтоб никаких съемок на вечере не было! Либо телевидение, либо я". Все были в шоке. Но в итоге согласились с ее условием. После этого выяснилось, что петь Алла тоже не будет. И с этим пришлось смириться. "Зато я напишу сценарий и сама буду вести вечер", - утешила Алла. За три дня до концерта выяснилось, что не будет петь и Филипп. Якобы он уезжает в Тверь, где у него какая-то срочная запись на студии. Было ясно, что это лишь отговорка. Я позвонила Алле. "Ты-то хоть будешь?" - спросила я.- "Да-да, конечно", - заверила она. Когда же за час до концерта я приехала в Театр эстрады, мне сообщили: "Алла только что хлопнула дверью и ушла". Я срочно вызвала Ангелину Вовк. Весь ужас состоял в том, что сценарий был написан от лица Аллы: "Когда мы с Леней познакомились... Когда мы с Леней написали песню..." И так как кардинально переделывать его уже не было времени, Ангелине Вовк пришлось все время упоминать Пугачеву: "Когда Леонид Петрович с Аллой Пугачевой познакомились... Когда Леонид Петрович с Аллой Пугачевой написали песню..." Из зала начали кричать: "А где же Пугачева? Давай Пугачеву!" Спасибо Леве Лещенко! Он вышел и перед началом своей песни сказал: "Уважаемые зрители! Вы пришли на вечер памяти Леонида Дербенева. Да, в афишах была заявлена Алла Пугачева, но ее сегодня не будет. Если кто-то пришел на этот вечер только для того, чтобы послушать Аллу Борисовну, может встать и уйти. Деньги вам в кассе вернут. Для тех же, кто пришел почтить память Леонида Петровича, мы будем продолжать концерт". Ушло всего два человека. А остальные остались на своих местах.

%фото.лево%

По версии Светланы Аннапольской, Аллу якобы оскорбило, что концерт будет заканчивать не она, а Маша Распутина. Если бы Алла собиралась сама петь, это еще было бы понятно. Но Алла-то петь отказалась! Когда артисты начинали так звездить, Леня всегда недоумевал. Помню, одна певица стала у него что-то требовать: "Петрович, я же звезда. Мне надо то-то и то-то". На что Леня ответил: "Да, не спорю, ты звезда. Но я галактика". И если бы я была там, я бы сказала Алле: "Дорогая моя, Маша Распутина - звезда, но ты-то галактика. Негоже галактике со звездой бодаться".

Впрочем, похоже, истинная причина поступка Аллы все-таки была в другом. После концерта она неожиданно позвонила мне среди ночи. "Алла, привет!" - сказала я, думая, что она собирается как-то объяснить свое отсутствие. "Я тебе, Алла Борисовна", - грубо оборвала меня она. После этого на меня обрушилась целая лавина оскорблений и угроз. Из ее слов следовало, что к ней пришли какие-то бандиты и стали требовать бешеные деньги, ссылаясь, в том числе, и на меня.

Какие там бандиты?! У Лени был только один знакомый, если так можно выразиться, бандит - покойный Отари Квантаришвили. Леня случайно познакомился с ним в бане лет 20 назад. Тогда надо было обязательно где-то числиться на работе. И Отари попросил Леню устроить одного парня к себе шофером. Леня Отари отказать не мог. Естественно, никакого шофера у нас не было. Леня только оформлял нужные бумаги и вносил за него взносы в свою профсоюзную кассу. Но весть о том, что Дербенев завел шофера, быстро разнеслась среди его коллег. В то время шофер был только у Марка Фрадкина. Чтобы избежать ненужных пересудов, Леня попросил шофера для вида появиться у нас. И он приехал на какой-то роскошной заграничной машине. После этого Сонечка, жена кинорежиссера Михаила Швейцера, подошла ко мне и осторожно спросила: "Вера, а твой Леня случайно не еврей? Если он имеет такую машину, почему он тогда ездит на "Жигулях"? Я как-то отговорилась, что он, мол, ее бережет. Самое интересное, что через два месяца Отари попросил уволить шофера. Соответственно, пропала и роскошная иномарка. Лене пришлось объяснять соседям: "Я ее продал. Не могу на ней ездить. Просто ноги-руки трясутся"...

Но вернемся к Пугачевой. Я тогда сказала ей: "Алла Борисовна, подумайте, с какой стати и по какому праву я буду насылать на вас бандитов и требовать миллион долларов?!" В очень тяжелый для меня момент, когда умер Леня, вы пришли мне на помощь. Разве я могу это забыть?" Как я теперь предполагаю, все это могло быть связано с фондом "Аленький цветочек". Возможно, когда Филипп пошел в гору, Снустиков достал старые договора и сказал ему что-то типа: "Не пора ли нам рассчитаться. Я же платил за твои песни Дербеневу". И, наверное, Филипп с Аллой стали ассоциировать фамилию Дербенева с требованием денег.

%фото.право%

Как-то я случайно встретила в НААПе Филиппа. "Мы можем дружить, можем не дружить, - сказала я ему. - Я могу помнить то добро, которое мне сделала Алла. Вы можете не помнить то добро, которое вам сделала я. Но давайте восстановим истину" . Он мне сказал: "Вы знаете, Алла Борисовна - женщина, которая не будет ни у кого и никогда просить прощения, даже если она понимает, что не права". - "Мне ее прощения не надо, - ответила я. - Но пусть она знает, что, кроме чувства благодарности, я к ней ничего не испытываю".

Леня говорил: "Если искать идеальных друзей, то останешься один". Согласно церковным заповедям, перед тем, как отправить человека в рай или в ад, взвешивают его добрые и злые дела. Кто знает, если вдруг у Аллы Борисовны окажется равное количество грехов и добрых дел или даже грехов будет немного больше, возможно, Господь ей зачтет за то добро, что она сделала для меня и для Лени.