ШОУ-БИЗНЕС

«Секс-тайны ледовых шоу»: Глава 2. Пахомова сама затащила Горшкова в постель

Глава 2.


Пахомова сама затащила Горшкова в постель


Теща прятала дочь в шкафу. -  Шесть лет борьбы со смертью. -А женой его могла стать Татьяна Тарасова! -Рекламируя водку, фигурист лишился части легкого.


Вдверь позвонили. На пороге стоял Александр Горшков.
- Юля дома? Я хочу видеть свою дочь.
- Ее нет. И не надо сюда больше ходить, - Людмила Ивановна исподлобья взглянула на зятя, попыталась захлопнуть дверь, но Горшков ее опередил. И протиснулся внутрь.
- Ничего, я подожду, - сказал он. - Юля ведь скоро придет, правда?
Отношения с тещей после смерти жены, Людмилы Пахомовой, у Горшкова явно не складывались. Теща и раньше терпеть не могла Александра, а уж когда узнала, что он завел себе любовницу, превратилась просто в фурию.
С Ирочкой фигурист познакомился еще при жизни Милы (так в семье, да и вообще в мире фигурного катания называли Пахомову). Думал, что все закончится мимолетным сексом, а вон как все вышло! Эта женщина, работавшая переводчицей в посольстве Италии в Москве, завладела всеми его мыслями. Она являлась ему во сне, притягивала его все сильнее и сильнее. Горшков пытался бороться со своими чувствами, но понял, что это бесполезно. Их любовные свидания стали происходить все чаще и чаще.
Однако бросить Милу он не мог: Пахомова была серьезно больна.
Первый раз она попала в больницу в декабре 1978 года. Врачи поставили диагноз: пневмония. От нее и лечили. Но примерно через полгода Мила снова была вынуждена обратиться к докторам. До этого вместе с мужем она прекрасно отдохнула в Коктебеле, казалось, набралась сил. В Коктебеле она резвилась, смеялась.






ПАХОМОВА и ГОРШКОВ превратили фигурное катание в настоящее (фото PhotoXPress)

ПАХОМОВА и ГОРШКОВ превратили фигурное катание в настоящее (фото «PhotoXPress»)

И вдруг - опять приступ. И вот тогда ей вынесли точный диагноз: лимфогранулематоз. Проще говоря, воспаление лимфатических узлов. Онкология.
Услышав такое, Людмила долго проплакала. Но надо знать ее характер. Пахомова вытерла слезы и твердо сказала мужу:
- Работу я все равно не брошу. Буду тренировать. А уж сколько мне осталось жить, это одному Богу известно.
В Институте радиологии, где ей делали химиотерапию, медсестры удивлялись. Мила им говорила, что пойдет во дворик прогуляться, а сама надолго исчезала. В этот момент за женой заезжал Горшков, они быстро садились в машину и мчались на каток, на тренировку. Ученики Пахомовой долгое время и понятия не имели, что их тренер сбегает из больницы. В конце концов о самовольных отлучках Милы стало известно главному врачу.
- Людмила Алексеевна, мы, конечно, вас очень уважаем, вы знаменитая фигуристка, но поймите и вы нас, - вкрадчиво сказал он. - Так нельзя. Мы хотим вас вылечить, а для этого нужен покой. Отмените, пожалуйста, тренировки.
- А кому я отдам своих учеников? И что я буду без них делать?! В потолок плевать? - с вызовом ответила Пахомова. - Мне такая жизнь не нужна.
Мила продолжала работать. И даже полетела в США в качестве тренера на Белую олимпиаду в Лейк-Плэсид. Ее предупреждали: перелет на другой континент, через океан, может привести к негативным последствиям. Она не послушала. А когда вернулась в Москву, ей стало плохо. Был срочно созван консилиум с участием ведущих специалистов страны, приехал сам министр здравоохранения СССР Борис Петровский. Пахомовой снова сказали:
- Подумайте о себе. Если вы хотите жить, надо оставить работу.
Мила промучилась еще шесть лет. Разрывалась между катком и больничной койкой. Зимой 86-го ее ученики Наталья Анненко и Генрих Сретенский завоевали бронзовые медали на чемпионате Европы. А через четыре месяца Пахомовой не стало. Ей было всего 39.






Людмила часто улыбалась - даже когда ей было плохо, а Саша редко давал волю эмоциям

Людмила часто улыбалась - даже когда ей было плохо, а Саша редко давал волю эмоциям

...Александр Георгиевич ждал свою дочь. Юля в это время тихонько сидела в шкафу  и боялась пошевельнуться. Прежде чем открыть дверь, ее бабушка, Людмила Ивановна, строго-настрого приказала:
- Залезай в шкаф и не высовывайся, пока он не уйдет. Поняла? Тебе не стоит с ним видеться.
Восьмилетняя девочка безропотно подчинилась. Ей хотелось увидеть папу, но она знала: с бабушкой лучше не спорить. А то хуже будет.
Был вечер, уже темнело.
- Людмила Ивановна, так где же Юленька? - спросил Горшков.
- Она на улице. Гуляет.
- Одна? А вы не боитесь, что с ней что-то случится? На дворе темно.
Повисла напряженная пауза. И в этот момент в шкафу раздался грохот. Юля запуталась в каких-то платьях, свисавших ей прямо на голову, и несколько вешалок прямо с одеждой рухнули вниз. От испуга девочка вскрикнула.
- Так вот куда вы ее спрятали?! - Александр Георгиевич не мог скрыть негодования. - Да это же издевательство над ребенком! Как вы могли?
- А ты как мог изменить моей дочери?! - Людмила Ивановна ринулась в ответную атаку. - Никогда тебе этого не прощу!
Людмила Ивановна была женщиной властной и сильной. Она даже мужа своего - Героя Советского Союза, генерала Алексея Пахомова, занимавшего пост заместителя председателя ЦК ДОСААФ, учила, как надо жить. А уж зятек натерпелся от нее по полной программе. Она с самого начала не очень-то одобряла выбор дочери.
Любопытно, что Людмила Пахомова сама предложила Горшкову кататься с ним в паре. К тому времени она была уже известной фигуристкой, двукратной чемпионкой СССР в танцах на льду, а Саша Горшков - обычным перворазрядником. Разница в уровне катания на первых порах явно бросалась в глаза.
- Где ты его нашла? Зачем тебе нужен этот перворазрядник? - спрашивали Пахомову.
Она только улыбалась:
- Скоро узнаете.
Мила, между прочим, начинала с одиночного катания. И попала к тренеру, который выдал будущей олимпийской чемпионке и шестикратной чемпионке мира определение: бесперспективная. Пахомова пробовала себя в парном катании, поменяла одного партнера, другого - не получилось. И тогда отец сказал:
- А давай-ка, дочь, иди к нам, в ДОСААФ. Хочешь в парашютный спорт? Я найду тебе самого лучшего тренера.
Мила чуть было не послушала папу. Но о Пахомовой вдруг вспомнил тренер ЦСКА Виктор Рыжкин. Он предложил ей попробовать себя в совершенно новом виде фигурного катания - спортивных танцах на льду. Людмила ответила:
- Какие еще танцы? Это несерьезно.
Рыжкин уговаривал ее три дня. И уговорил. Более того, стал ее партнером в дуэте. Честно говоря, смотрелись они не очень гармонично, поскольку Виктор Иванович был гораздо старше Милы. Они дважды победили на чемпионатах страны, Рыжкин трепетно относился к своей партнерше, но танцевать и дальше в паре с «играющим» тренером Пахомова не захотела. Ей нужен был более молодой, настоящий партнер. Выбор пал на Горшкова.






Александр ГОРШКОВ со второй женой Ириной, её сыном от первого брака и своей дочерью

Александр ГОРШКОВ со второй женой Ириной, её сыном от первого брака и своей дочерью

Александру здорово повезло - и не в первый раз. В фигурное катание его отдала мама, но уже через год щуплого мальчика Сашу Горшкова перевели в группу самых слабеньких. Маме это не понравилось, и она пошла на хитрость. Перед началом тренировки на катке «Сокольники», где занимались перспективные, находчивая женщина втолкнула своего сына на лед. Саша встал в строй.
Когда подошел тренер и стал внимательно на него смотреть, Горшков был ни жив ни мертв. Он думал, что сейчас все раскроется и ребята его засмеют. Однако тренер вдруг спросил:
- Где ты был целых две недели? Болел, что ли?
Пришлось соврать, что болел. Его оставили.
В 1970 году новый дуэт Пахомова - Горшков произвел фурор, победив и на чемпионате мира, и на чемпионате Европы. А после окончания сезона Людмила и Александр сыграли свадьбу. В кулуарах Дворца спорта, где тренировались фигуристы, ходила байка, что Мила сама затащила Сашу в постель, а затем и в загс. Горшков был нерешительным, все раздумывал, а когда они однажды проезжали мимо Дворца бракосочетания, Пахомова вдруг в шутку спросила:
- А почему ты не приглашаешь меня в это интересное заведение? Я что, тебе совсем не нравлюсь?
Деваться Александру было некуда.
Много лет спустя Горшков признался, что в молодости он заглядывался на Татьяну Тарасову, дочь знаменитого хоккейного тренера Анатолия Владимировича Тарасова. Из-за травмы Татьяна рано повесила коньки на гвоздь, но Александр часто ее видел во Дворце спорта. В то время Тарасова была стройной и весьма привлекательной девушкой, несколько раз они встречались. Однако Мила всегда находилась рядом, под боком, и проявляла к нему нешуточный интерес. А с Таней все было как-то неопределенно. Короче, он стал мужем Людмилы.






Юля ГОРШКОВА много лет не хотела с знаться мачехой, но всё-таки пришла к ней в гости и поняла отца

Юля ГОРШКОВА много лет не хотела с знаться мачехой, но всё-таки пришла к ней в гости и поняла отца

 На чемпионате Европы-75 в Копенгагене Пахомова и Горшков в очередной раз завоевали золотые медали. После награждения Милу и Александра попросили задержаться весьма респектабельные с виду люди:
- Ребята, вам нужно сфотографироваться для рекламы. Это просьба сверху, все согласовано.
Фотокорреспондент сказал, что управится быстро. Однако сниматься пришлось очень долго - фотокор никак не мог поймать нужный ракурс. Во Дворце спорта было довольно холодно, и Горшков сильно простыл. Он и раньше периодически чувствовал боль под лопаткой, поэтому тренер пары Елена Чайковская, зная предрасположенность Саши к простудам, обычно держала при себе теплую куртку. Однако на этот раз Елены Анатольевны рядом не было, она уже уехала в гостиницу. Когда фигуристы вернулись в отель и рассказали, что участвовали в рекламной съемке, Чайковская на всякий случай спросила:
- А что вы рекламировали?
- Водку «Столичная», - ответил Горшков. - Нам сказали, что все согласовано.
- Да вы понимаете, что наделали?! - закричала Чайковская. - Советские спортсмены, чемпионы мира и Европы рекламируют спиртное! Да это же провокация! Вас могут дисквалифицировать и не пустить на Олимпиаду.
Елена Анатольевна рассердилась не на шутку. Она немедленно связалась с руководством сборной страны, потребовала разыскать того фотокорреспондента и засветить у него пленку. Доводы тренера убедили руководство. Пленку изъяли.






Памятник на могиле Людмилы ПАХОМОВОЙ на Ваганьковском кладбище

Памятник на могиле Людмилы ПАХОМОВОЙ на Ваганьковском кладбище

А вот с Горшковым после той неожиданной съемки приключилась беда. У него оторвалась часть легочной артерии. Возвратившись в Москву, Александр был вынужден лечь на операцию. Она длилась семь часов, в результате Горшков потерял много крови. Когда ему попытались ввести консервированную кровь, запасы которой имелись в больнице, выяснилось, что организм фигуриста ее отторгает. Это была необычная форма аллергии. Чтобы спасти многократного чемпиона мира, требовалась другая, живая кровь. Узнав об этом, Елена Чайковская бросилась к докторам:
- Возьмите мою. Я знаю, что у нас с Сашей группа крови совпадает.
Когда Горшков вышел из больницы, он стал еще больше ценить своего тренера.
До чемпионата мира, который должен был проходить в США, в городе Колорадо-Спрингс, оставалось три недели. Подготовиться как следует к важнейшему турниру Пахомова и Горшков уже не успевали. По всем законам логики фигуристу после операции необходим был отдых. Однако спортивные руководители страны рассуждали по-другому. Они решили, что лидерам сборной СССР надо полететь в Колорадо-Спрингс. И там еще раз напомнить о себе. Потому что через год, в 76-м, состоится Олимпиада в Инсбруке, где будут впервые разыграны медали в танцах на льду.
Перечить высокому начальству Александр Горшков не посмел. Мать умоляла его:
- Сынок, что ты делаешь? Ты же фактически потерял одно легкое. Останься дома, прошу тебя. Здоровье дороже любых медалей.
Он молчал. И тогда мама встала перед ним на колени:
- Не уезжай! Не уезжай, сынок!!!
Прошло тридцать с лишним лет, но Александр Георгиевич до сих пор чувствует свою вину перед матерью. Потому что тогда уехал.
Уже в Америке спортивные начальники разрешили Пахомовой и Горшкову не выступать в соревнованиях. Наши танцоры вышли на лед только в последний день турнира. Два их показательных номера были встречены оглушительной овацией.
Тогда еще никто не знал, что через год Людмила и Саша с блеском выиграют Олимпиаду и уйдут из спорта на вершине славы. Непобежденными.
...Когда мама Пахомовой умерла, Горшков забрал дочку к себе. Новый год Юля впервые за много лет встречала вместе с папой. В тот день, 31 декабря 1993 года, она познакомилась и с его женой, Ириной. Юля давно простила папу и была рада, что она снова вместе с ним.
Теперь дочь Пахомовой и Горшкова живет в Париже. Она стала модельером.