ШОУ-БИЗНЕС

Муж Распутиной проиграл в казино жилплощадь дочки

%фото.право%

Разобраться в этом нам помогла обратившаяся в редакцию экзотическая особа, в недалеком прошлом - скромный деревенский паренек по имени Александр, а ныне - грудастая певица с претенциозным псевдонимом Дива Александрия.

- Зря вы обидели Машу! - горячо возмутилась она. - Ермаков просто ввел вас в заблуждение. Я больше года прожила у него дома. Свел меня с ним композитор Игорь Матета, к которому я обратилась за помощью на одном сборном концерте. Это было еще до того, как я сделала операцию и стала девушкой. В тот момент Владимир Иванович уже окончательно разошелся с Машей, и у него никого не было. Я встретилась с ним и рассказала, что хочу сменить пол и сделать проект типа Даны Интернешнл. Ермаков загорелся и тут же нашел мне спонсора. Им согласился стать бывший журналист Валерий Беккер, ныне пишущий песни для Баскова. Он тут же выделил на мои нужды 2000 долларов. Но Владимир Иванович… сразу их проиграл в казино. После чего потребовал, чтобы я переехала жить к нему. Мол, так ему будет удобнее заниматься со мной вокалом. Как позднее стало ясно, на самом деле он просто хотел, чтобы через него проходили все выделявшиеся на меня деньги. Но тогда я еще не знала о его пагубной страсти к игре. И вместе со своим другом Арсеном переехала в его 4-комнатную квартиру на улице Василия Петушкова.

%фото.лево%

В то время там обитал - царство ему небесное! - папа Ермакова Иван Иванович. Раньше у него была своя квартира в Измайлово. Но Владимир Иванович продал ее вместе с его же дачей за 12 тысяч долларов. Эти деньги тут же были им проиграны. Пришла милиция и потребовала, чтобы Иван Иванович убирался вон из проданной квартиры. Он не мог сам передвигаться и начал звонить сыну: "Володя! Сделай что-нибудь!" Владимир Иванович долго не реагировал на эти звонки. И лишь под нажимом родни перевез отца к себе. Туда же переехала их с Машей дочь Лида. Но это неправда, что Маша выгнала ее из своего дома. Просто она опасалась, что Ермаков проиграет квартиру, и прописала дочь к нему, чтобы ей хоть что-то осталось. Если уж кто и пытался все время выгнать Лиду, так это сам Владимир Иванович. И что Лиде нечего было есть - тоже вранье! Каждые два дня водитель Маши привозил для нее кучу продуктов. А сама Маша регулярно звонила и проверяла у Лиды, все ли в порядке.

Хотел стащить у Танича картины

Вот кто и впрямь жил там впроголодь - так это я. Ермаков кормил меня только тогда, когда сам хотел есть. И давал всего по пять пельменей. Якобы, чтобы я не потеряла форму. При этом спонсор полностью оплачивал мое питание. Видимо, эти деньги Ермаков тоже проигрывал. В общей сложности он вытянул у Беккера под меня больше "полтинника". Сначала Владимир Иванович брал у него деньги будто бы на операции по смене мне пола - то 3 тысячи, то 27 тысяч долларов. При этом стоимость операций им существенно завышалась. Но спонсор даже чеки у него не требовал. Верил на слово. Он, как и я, поначалу был от Ермакова в восторге. Как же?! Это же бывший муж самой Распутиной! Правда, потом спонсор заметил, что тут что-то не так, и сам стал оплачивать операции. Тогда Ермаков начал тянуть у него деньги якобы на репертуар, на студию, на съемку клипа. "Одна запись альбома обойдется в 20 тысяч долларов", - говорил он. Мы ездили на студию "Гала". Ее руководитель Сергей Кузнецов согласился, чтобы мы бесплатно записали у них три песни. Но после этого мы там почему-то больше не появлялись. Видимо, Ермаков успел занять у Кузнецова деньги и не хотел с ним встречаться.

%фото.право%

За год работы Ермаков так и не записал со мной ни одной песни. "Куда спешить?! - говорил он. - Пугачева свои хиты по 15 лет искала. Да и Долина Погоду в доме спела уже в возрасте". Несколько раз к нам приезжал Александр Шаганов. Предлагал мне свои песни. Поступали предложения и от Анатолия Поперечного. Но Владимир Иванович от всего отказывался. И при этом поливал всех грязью. Например, он утверждал, будто бы песни "Отпустите меня в Гималаи" и "Я родилась в Сибири" написал он, а не Леонид Дербенев. "Я Дербеневу все надиктовывал, - говорил Владимир Иванович. - Если бы не я, он бы не знал, что писать". Как-то я сказала, что хотела бы петь песни Игоря Крутого. Ермаков обещал мне устроить встречу с ним. А на следующий день пришел домой и заявил: "Да он бездарный!" По его словам, выходило, что все вокруг бездарности за исключением двух человек - Аллы Пугачевой и его.

Особенно мне запомнилось, как мы ездили домой к Михаилу Таничу. Ермаков взял с собой диктофон и хотел потихоньку записать песни, когда Михаил Исаевич будет их напевать. "Мы потом их слегка переделаем, дадим новые аранжировочки, и это будут уже наши песни", - пояснил он мне. Но Танич сразу разгадал его намерения. "Ничего напевать я тебе не буду, - сказал он. - Я эти трюки знаю. Если хочешь, так сразу покупай". В довершение всего Ермаков подбивал меня украсть у Танича картины, которыми в его доме увешаны все стены. "Пока ты будешь общаться с ним, я могу прихватить одну, - говорил Владимир Иванович. - Как раз хватит на наш проект". К счастью, этого ему тоже не удалось сделать. Танич собирался смотреть футбол по телевизору и поспешил нас выставить.

Отобрал сапоги, купленные спонсором

Так и не купив для меня ни одной песни, Ермаков заставил меня петь в клубах старые хиты из репертуара Маши. Я была категорически против. Но у Владимира Ивановича не было денег на игру. В итоге он взял гонорар 600 долларов и тут же уехал в казино. За несколько концертов мы получили предоплату, но выступать не поехали. Ермаков объяснял, что Александрия, мол, стоит дороже. После операций мне нужно было принимать гормональные препараты, иначе я испытывала страшные боли. Но Ермаков отбирал у меня все деньги, которые давал мне Беккер на лекарства. Однажды мне понадобилось купить сапоги. "Вы лучше сами их оплатите, - попросила я Беккера. - Иначе я их просто не увижу". Беккер приехал со мной в магазин. Купил сапоги. Но как только он ушел, Владимир Иванович сразу же сдал их обратно и потребовал вернуть ему деньги. Последней каплей стало присвоение Ермаковым 1200 долларов, выданных мне Беккером на очередную операцию. Узнав об этом, Беккер устроил страшный скандал и прекратил мое финансирование. "Сама с ним разбирайся! - сказал он мне. - Я с тебя денег не прошу. Но с Ермаковым больше никаких дел иметь не хочу!"

%фото.лево%

Тем временем Владимир Иванович сумел обмануть известную ясновидящую Лилиану. Кинул ее на 3 "штуки". Понятное дело, она об этом никому не говорит. А то скажут: "Какая же ты после этого ясновидящая?!" Пострадал от него и артист Михаил Евдокимов. Ермаков одолжил у него 30 тысяч долларов. И, как обычно, проиграл. А как бы в счет долга повесил на него нерастаможенный "линкольн", оставшийся от Маши. Еще одну из оставленных ему Машей машин - "кадиллак" - Ермаков попросил растаможить Беккера. Якобы на нее нашелся покупатель. Беккер потратил на растаможку 37 тысяч долларов. А никакого покупателя не оказалось. Еще на его удочку попался клуб "Савой". Владимир Иванович устроился туда арт-директором. Получил 125 тысяч на оплату выступлений артистов. И, естественно, все спустил в казино. Такая же участь постигла и 10 тысяч долларов, выделенных ему на покупку осветительной аппаратуры. В итоге его со скандалом выгнали из клуба. И таких случаев было десятки тысяч. Телефон буквально обрывали люди, которым Ермаков был должен. Помню, Евдокимов кричал в автоответчик: "Вова, сними трубку! Я тебя целую в рот!" Отец Ермакова говорил: "Ну что ты творишь! Верни человеку деньги!" - "Что он от меня хочет?! - возмущался Ермаков. - Откуда я возьму деньги?! Их уже давно нет".

Свой ночной поход по казино Владимир Иванович начинал с казино на Бауманской. Там он начинал с маленьких ставок - по 5-10 долларов. Потом поднимал ставки до 100 долларов. А затем переправлялся в центр, в "Метрополь", "Голден Пэлэс" или "Титаник", и там уже спускал все деньги. Утром он приходил весь опустошенный, спал до 4 часов и начинал все сначала. Правда, по его рассказам, иногда он выигрывал до 50 тысяч долларов. Но ему якобы никогда не удавалось уйти из казино с деньгами. "Когда идет большая сумма, я вхожу в раж и не могу сам остановиться, - объяснял он. - Нужно меня в этот момент увести". Ермаков не раз просил поехать с ним в казино и меня, и моего друга Арсена. Но особенно настойчиво он зазывал туда Беккера. "Дай мне 100 долларов и увидишь, как я выиграю", - говорил он ему. Потом я узнала, что в казино есть такое правило: если у человека денег нет, но он приводит с собой человека с деньгами, ему выплачивают 30-50 процентов от суммы, высосанной у того, кого он привел. Вполне возможно, Владимир Иванович и рассчитывал провернуть это с Беккером.

Проиграл похоронные деньги отца

Страсть Ермакова к игре не остановила даже смерть его отца. Владимир Иванович назанимал на его похороны у всех, у кого только мог, и спустил в казино все до копейки. Беккер дал мне тогда 300 долларов на доделку губ. Я отдала их Ермакову. "Надо папу хоронить", - беспрерывно повторял он. Потом выяснилось, что он сам уже взял у Беккера 500 долларов. Ермаков занял даже у старенькой бабушки-вахтерши, которая дежурила в подъезде, Но хоронить отца ему по-прежнему было не на что. Поскольку Иван Иванович был ветераном войны, на его похороны выделялись какие-то деньги государством. Владимир Иванович ухитрился проиграть и их. В результате Ивана Ивановича целую неделю не могли забрать из морга. 8 января его туда увезли. А похоронили только 15 января. У меня в гостях как раз была мама. Она женщина деревенская. "Что у вас так долго не хоронят? - удивлялась она. - У нас в это время уже 9 дней справляют". Галя, двоюродная сестра Ермакова, звонила ему со слезами: "Вова! Дай я сама похороню твоего отца! Мы уже давали тебе денег, но ты их профурил. Так нельзя! Это же позор для всей нашей семьи!"

%фото.право%

Незадолго до смерти Ивана Ивановича из квартиры съехала и Лида. Видя, что происходит, Маша не выдержала и забрала ее оттуда. Владимир Иванович уже продал клавиши "Роланд", видеокамеру, микрофоны, телевизор, музыкальный центр и факс. В конце концов за долги арестовали саму квартиру. Владимир Иванович взял у кого-то под проценты 7,5 тысяч долларов. И дал расписку, что в случае невозвращения денег квартира отойдет этому человеку. "Какие сволочи! - возмущался Ермаков. - Они что, хотят за 7,5 тысячи забрать квартиру?! Пошли они куда подальше!" Он обращался за помощью к участковому. Обещал ему 10 процентов от 250 тысяч долларов, которые ему якобы должна Маша. Но все было бесполезно. Мне было приказано говорить всем, что его нет дома, а дверь открывать только по условному звонку. Я поняла, что нужно отсюда бежать. Но Ермаков меня не отпускал и даже угрожал мне ножом. Отобрал у меня документы…

К счастью, в этот момент Ермакову случайно позвонил Александр Эйрих, который 20 лет назад работал с ним в Сочи в ресторанах. "Вот он нам и даст на наш проект!" - обрадовался Ермаков. И начал уговаривать его вступить в долю. Так вышло, что однажды Александр приехал в отсутствие Ермакова. Я предупредила его, чтобы он не давал Владимиру Ивановичу ни копейки. И сказала, что хотела бы работать с ним без Ермакова. Александр думал в течение месяца и в итоге заключил со мной контракт. За два с половиной месяца мы уже записали пять песен, сделали костюмы, слайды, плакаты. В общем, работа над моим проектом наконец сдвинулась с мертвой точки. Конечно, Ермаков страшно злится, что я от него ушла. Но он сам в этом виноват…

ххх

На автоответчике Ермакова звонящих приветствовал характерный голос г-жи Александрии. Спутать его ни с чьим другим было невозможно. Несмотря на это, Владимир Иванович сперва принялся открещиваться от бывшей подопечной.

- Я продюсировал певицу Диву Александрию?! - с подчеркнутым удивлением переспросил он. - Я таких вообще не знаю. Говорите, она еще сменила пол? Да сейчас эти полы меняют на каждом шагу! Нет, может быть, какие-то попытки сотрудничества с этой Дивой Александрией у нас и были. Но за эти два года ко мне столько всяких людей приходило! Видно, она хочет на моем имени сделать себе рекламу. Что я проиграл жилплощадь Лиды - это очередная "утка". Когда играют в футбол, как можно проиграть что-то материальное?! Ах, не в футбол, а в казино?.. В казино надо играть, если деньги есть. Что же касается похорон отца, я действительно говорил многим, что его не на что хоронить. Но это говорилось как бы образно. Он же участвовал в войне. Ему военкомат оплачивал похороны. Конечно, не пышные…

Неожиданно Владимир Иванович из защиты перешел в нападение:

- В конце концов, играть в казино сейчас не запрещено. Почему это вызывает такую нездоровую реакцию?! Эта Дива лучше бы петь научилась. Мне непонятно, зачем такой человек, как Беккер, ее финансировал? И Саша Эйрих совершает крутую ошибку, если хочет вложить деньги в это существо. - Тут Ермаков не выдержал и в сердцах выпалил: - Если уж на то пошло, она должна была бы меня благодарить, а я, наоборот, всем жаловаться, что пытался ей помочь, нашел одного спонсора, потом второго, а эти подлецы обманули и обокрали меня.