ШОУ-БИЗНЕС

Земфира спела для Олега Дерипаски за $ 60 000

%фото.право%

Тем не менее недавно у Земфиры неожиданно произошло бурное творческое оживление. 12 ноября звукозаписывающая компания "Риэл Рекордс" выпустила сингл с ее новой песней "Траффик" (между прочим, в Америке одно из значений этого слова - незаконный канал поставки наркотиков).

На телеэкранах появился клип на эту песню. И было объявлено, что в феврале уже назначена презентация ее нового альбома. Весьма любопытную интерпретацию происшедшего нам довелось подслушать в кулуарах "Золотого граммофона". "Еще бы она не оживилась! - ехидно усмехнулся один продюсер, когда кто-то вспомнил о Земфире. - Те, кто ее двигает, попросту поставили ей ультиматум: или она за их счет лечится, или выплачивает им огромную неустойку".

Естественно, эта информация не могла нас не заинтересовать. Однако, как мы ни напрягали уши, больше никаких подробностей продюсер не сообщил. Нам ничего не

оставалось, как предпринять собственное расследование...

%фото.лево%

Первое, что пришло в голову, - Земфиру могла стращать неустойкой звукозаписывающая компания "Риэл Рекордс".

Именно она выпускала ее предыдущий альбом "Прости меня, моя любовь". И у певицы могли быть перед ней какие-то обязательства по выпуску следующего альбома. А его создание явно затянулось сверх всякой меры - почти на два года. По слухам, "риэловцы" рассчитывали выпустить альбом хотя бы этой осенью. И якобы долго воевали из-за этого с Земфирой. Но ничего, кроме одной песни, от нее так и не добились. В такой ситуации и лечением певицы займешься - лишь бы не упустить свою прибыль.

- Что промежуток между альбомами такой большой - в этом нет ничего странного, - принялась увещевать менеджер "Риэл Рекордс" Юлия Гасилова. - Творчество - такой процесс, который не поддается планированию. Можно предполагать, что к осени что-то будет. А в итоге ничего не получается. Никаких трений с Земфирой из-за этого у нас не было. И быть не могло. В прошлом году мы заключали с ней контракт только на один альбом. После этого наши отношения закончились. И лишь недавно они возобновились по поводу нового альбома. А что мы принуждали Земфиру к лечению от наркотической зависимости - не более чем слухи. Я не могу комментировать, были у Земфиры проблемы с наркотиками или не были. Я о них ничего не знаю. Знаю только, что у нее произошел какой-то надлом после трагической истории на одном из концертов, когда в толпе задавили несколько человек. С того момента Земфира резко свернула концертную деятельность и на какое-то время ушла в тень. У творческого человека внутри всегда должно что-то копиться. А когда ты становишься звездой и выплескиваешь все накопленное наружу, постепенно наступает некоторое опустошение. И требуется момент уединения. Не каждый артист может себе это позволить и остаться популярным. А Земфира смогла. Контракт, который мы сейчас с ней заключили, снова краткосрочный. Он предполагает только выпуск сингла и альбома. Не знаю, стоит ли вам говорить, но сумма контракта в 350 тысяч долларов, которая муссировалась журналистами, отнюдь не соответствует действительности. И во многом благодаря тому, что у нас действительно очень хорошие отношения...

%фото.право%

Может, таинственным благодетелем, принудившим Земфиру к лечению от пагубного пристрастия, была ее продюсер и подруга Настя Калманович?

У нее тоже могли быть основания предъявлять певице финансовые претензии: она вбухала в Земфиру немало денег. Недаром поговаривали, что, разводясь со своим мужем-миллионером Шабтаем Калмановичем, Настя потребовала у него миллион баксов в качестве отступных за ребенка (см. "ЭГ" N 36, 2001).

- Да ерунда все это! - запротестовал супруг Насти, известный меценат Шабтай Калманович. - Настя - мама моего ребенка и лучшая моя подруга. Да и от чего ей заставлять лечиться Земфиру?! Она не употребляет наркотики. Каждый день с 2 до 11 ночи она работает в студии на Новослободской. А 10 декабря улетает сводить материал в Лондон. Тем не менее я вам очень благодарен. После всех этих историй вы первые, кто обратился ко мне и спросил мое мнение. Надо прекращать распространение этих слухов!

Что ж, мужик всегда остается мужиком и не будет "топить" ближайшую подругу жены.

Но, может, Настя Калманович тут и впрямь ни при чем. И у Земфиры был еще какой-то спонсор. Таковым вполне мог оказаться хозяин "Русского алюминия" Олег Дерипаска. Не так давно бывший солист "Ласкового мая" Саша Прико рассказывал нам в интервью про шашни своей бывшей жены Яны Склобинской с солистом "Мумий Тролля" Ильей Лагутенко. И упоминал, что их знакомство произошло благодаря работе Яны у г-на Дерипаски, который покровительствует и рок-музыкантам (см. "ЭГ" N 36, 2001).

%фото.лево%

- Действительно, на Новый год, День металлурга и другие праздники Дерипаска всегда приглашал Земфиру, "Мумий тролль" или кого-то в этом духе, - подтвердил Прико. - Я знаю это, потому что Яна всем этим занималась. Она в "Алюминии" главная по артистам. Насчет лечения Земфиры мне ничего неизвестно, к тому времени я уже расстался с Яной. Но что два года назад Земфира работала у них на новогодней вечеринке за 30 тысяч долларов - такое действительно было. Потом Дерипаска достал из кармана еще 30 штук и попросил повторить программу еще раз. И Земфира отработала за милую душу. Это происходило у меня на глазах в ресторане "Рэдиссон-Славянская".

Мы позвонили в "Русский алюминий" и попытались прояснить ситуацию у Яны Склобинской, но ее реакция оказалась довольно неожиданной.

- На ваши вопросы я буду отвечать только после официального разрешения пресс-службы нашей компании, - недовольно заявила она, даже не дослушав, в чем суть дела. - Один раз ваша газета, не посоветовавшись со мной, уже написала обо мне и нашей компании какие-то вещи. У меня из-за этого были серьезные неприятности. Если это еще раз повторится, неприятности будут у вас!

- Требование г-жи Склобинской совершенно справедливо, - заверила сотрудница пресс-службы "Русского алюминия" Лена. - Я сейчас соединю вас с нашим пресс-секретарем Владимиром Александровым. Если он сочтет, что появление информации по этому вопросу будет для нас нужным и полезным, он разрешит Яне все прокомментировать.

Увы, ничего нужного и полезного в появлении информации об участии "Русского алюминия" в лечении популярной певицы от наркомании пресс-атташе, видимо, не усмотрел.

- Мы никогда не скрывали свою спонсорскую деятельность, - с гордостью сообщил г-н Александров. - Например, наша компания финансировала Кубок Кремля и некоторые другие проекты подобного масштаба. Но о спонсорской поддержке рок-музыкантов мне ничего не известно. Думаю, если бы нами оплачивалось лечение Земфиры, я бы об этом знал.

Окончательно запутавшись, мы решили прямо расспросить обо всем саму Земфиру. И с этой целью обратились к ее новой пресс-атташе - ведущей "Радио Максимум" Маргарите Митрофановой.

- Я первый раз такое слышу и даже немножко ошарашена, - запричитала она. - Говорите, никто не признается, что принудил Земфиру к лечению? А в чем признаваться-то, если такого не было?! Так и напишите! Можно ли получить об этом комментарий самой Земфиры? - г-жа Митрофанова замялась. - Вряд ли... Просто физически нет возможности. Она все время работает в студии. Даже я ее редко вижу. Мы встречаемся только по делам и по личным вопросам. Уверяю вас, что со здоровьем у нее все нормально. А от слухов никуда не деться! Мне просто жалко Земфиру. Если вам дорог артист как творческая единица, думаю, нет смысла его изводить такими историями...