ШОУ-БИЗНЕС

Иосиф Кобзон: Жена зовёт меня Пусик






Иосиф Давыдович в гримёрке перед вылетом в Астану...

Иосиф Давыдович в гримёрке перед вылетом в Астану...


3 ноября мэтр отечественной эстрады отметит 40-летие свадьбы
 
Иосиф КОБЗОН на минувшей неделе побывал в Воронеже, где целый час пел на закрытии Всероссийского конкурса «Щит и перо». Оттуда вылетел в Казахстан на Всемирный форум духовной культуры, где дважды потерял сознание во время своего выступления. Артисту вызвали «скорую». Получив помощь, 73-летний певец отшутился: «Прошу прощения, я устроил этот маленький спектакль, чтобы привлечь к себе внимание», - и продолжил доклад. Зал аплодировал стоя. Вернувшись в Москву, Иосиф Давыдович продолжил готовиться к празднованию 40-летнего юбилея семейной жизни. Наш собкор в Воронеже узнал, как мэтр хочет отметить этот день.


- Иосиф Давыдович, вам часто приходилось обращаться к кому-то за помощью?
- Я делаю это всю жизнь. Когда я приехал из родного Донбасса в Москву и жил в общежитии, мне помогали на первых порах композиторы Аркадий Островский, Вано Мурадели, поэты Лев Ошанин и Евгений Долматовский, артисты - мои старшие товарищи Лев Миров и Марк Новицкий, которые меня прописывали в Москве. Так что мне люди все время помогали. И сейчас помогают врачи, я постоянно лечусь.
- Кому помогаете вы?
- Как только я получил возможность помогать другим, то стал это делать постоянно - долги отдавать надо. Мы помогаем двум детским домам - в Туле и Ясной Поляне.






...с нежностью говорил о супруге Нелли

...с нежностью говорил о супруге Нелли


Блудливый кот


- А стали бы помогать переносить памятник Петру I работы Церетели из Москвы в Воронеж?
- Если бы этот вопрос всплыл тогда, когда его надо было куда-то ставить, я бы с удовольствием порекомендовал Зурабу ваш город. А в этой скандальной ситуации переносить памятник в Воронеж было бы странно. Городские власти могут обратиться к Зурабу в любой момент, и он с удовольствием сделает для Воронежа нового Петра. Ведь если поставить того, московского, то разные поколения воронежцев потом будут говорить: «Это тот самый памятник, который снесли в Москве, а мы его подобрали».
- Вы - близкий друг Юрия Лужкова. Как пережили его отставку?
- Я звоню ему каждый день, говорю какие-то добрые слова. Для человека, который начинал свой рабочий день в шесть часов утра, оказаться без дела очень непросто. Утешать его не надо, Юрий - очень гордый человек, а слова поддержки принимает только от близких друзей.
- Со своей супругой Нелли вы прожили 40 лет. Можете дать какой-то рецепт счастливой семейной жизни?
- У нас трое детей, и супруга говорит, что это только из-за того, что я много гастролировал, а так их было бы больше. Никакого нового рецепта тут нет: основа супружеского долголетия - любовь и взаимоуважение. И если у меня появлялись какие-то увлечения на гастролях, то моя жена всегда точно знала - я все равно вернусь домой, как тот блудливый кот, который побегал - и бегом домой. Нелли - очень заботливый человек, особенно в трудные минуты, настоящий друг.


Уеду из России


- Как будете отмечать 40-летие семейной жизни?
- Накануне 3 ноября мы с женой в компании из пяти человек уедем из России, чтобы отметить юбилей за границей. Не хочу создавать шумиху из нашего праздника.
- У вас трое детей, семь внуков и внучек. Вы позволяете им козырять вашей громкой фамилией?
- У них в этом пока нет необходимости. Все мои внуки от дочери носят фамилию Раппопорт, и когда они обижаются, то говорят: «Вырасту, все равно буду Кобзоном!» 10-летняя Мишель, которую я зову Мишкой очень талантлива, поет, пишет музыку и рассказы. 9-летняя Аня родилась, когда я находился в коме, и родные решили назвать ее ангелом - Аней. Она вернула меня к жизни. К каждому имени у нас у всех есть свои домашние имена. Полину я называю - Куся.
- А жена как ласково вас называет?
- Пусик. Моя семья - единственная опора, и меня абсолютно не волнует, что может произойти со мной. Мне иногда говорят: «Ты, мол, ничего не боишься…» А чего бояться, когда биография уже давно написана. Я не боялся в «Норд-Осте», не боялся в Чечне. Если я нужен этому миру, нужен своей семье, то живу. А не будет меня - ничего страшного не случится…