ШОУ-БИЗНЕС

Юрий Богатиков: Украинская эстрада зачахнет без Москвы

ЮРИЙ БОГАТИКОВ: таким его знала, любила и слушала вся держава

ЮРИЙ БОГАТИКОВ: таким его знала, любила и слушала вся держава

- Юрий Иосифович, договариваясь об интервью, я понял, что у вас насыщенный гастрольный график, причем вы много выступаете и за пределами Украины...
- Работы, слава богу, хватает. Много выступаю в России, участвовал в телепередачах "Старая квартира", "В кругу друзей", "Ночной полет". Мне абсолютно неинтересно происходящее сегодня на Украине. Искусство ее много потеряло из-за того, что замкнулось только на своей национальной сцене. За очень редким исключением, украинская неконвертируемая эстрада занимается "онанизмом". Есть такой анекдот: в ремесленное училище приходит молодой врач-сексолог и рассказывает ребятам, мол, нехорошо, когда "этим" занимаются он и он, она и она, - это ненормально! Вдруг один прыщавый юноша поднимает руку и спрашивает: "Скажите, а будет ли считаться извращением, когда я и я?" Сегодня в роли того прыщавого юноши вся украинская эстрада. И мне от нее не по себе. Как отдушину использую всякую возможность смотреть российские каналы и слушать песни на русском языке и каждый раз искренне благодарю свою спутниковую "тарелку".
- Неужели из представителей украинской эстрады никого не выделяете?
- Ну почему же, есть достойные люди, но их единицы. Например, Тая Повалий. Мне кажется, что, если бы не ее муж и свалившееся на нее богатство, Тая могла бы заинтересовать российского слушателя.
София Ротару, к сожалению, так и не сумела себя реализовать в полной мере. Ее талант масштабнее, чем видит зритель. Раньше, благодаря обилию патриотических песен, ей был дан "зеленый свет" в отличие от Пугачевой, которая тогда была практически персоной нон грата. Зато теперь Пугачева бронзовеет на глазах! У нее, по-моему, нынче глаза только внутрь себя смотрят. А по большому счету, после "Не отрекаются, любя" она ничего приличного не спела. Ротару же в свое время могла создать свой особый культурный пласт, но для этого надо было потолкаться локтями. С той же Пугачевой, например. Но Ротару отказалась от "контактной" борьбы.

НАРОДНЫЙ АРТИСТ СССР: предпочел Москве провинцию

НАРОДНЫЙ АРТИСТ СССР: предпочел Москве провинцию

- Вы считаете, Украина так много потеряла на эстрадном поприще исключительно из-за рассоединения с Россией?
- Именно! Москва всегда была вершиной, к которой стремились все русскоязычные исполнители. А сейчас все народы варятся в собственном соку. Даже внутри России: якуты поют для себя, за редким исключением то же происходит с татарами и башкирами. В итоге все потеряли...
- Поэтому вы не последовали за модой и не изменили так называемой советской песне?
- Советская песня - это целый пласт культуры, который принят народом на уровне сознания, подсознания и, если хотите, печенкой… Ведь не случайно в таком почете "Старые песни о главном". Новых-то просто нет! Вдумайтесь только: нет новых песен, которые любил бы и принимал народ! Вот и крутятся месячные или квартальные "Мадам Брошкины", которые тут же погибают в силу своей врожденной вульгарности. И хорошо еще, если песня проживет сезон. Сколько скороспелок, именуемых "хитами", умирают после первого же выхода в свет!

Голос важнее секса

- Юрий Иосифович, вы могли себе позволить жить в Москве или Киеве. Почему остались на периферии?
- Не знаю. У меня было достаточно прочное положение и в Киеве, и уж тем более в Москве. Наверное, в какой-то момент я понял, что провинция и есть то самое место, где еще можно спокойно жить. Здесь не нужно подличать. В Симферополе недавно был Миша Жванецкий, так ему задали вопрос в лоб: "Почему вы не целуете в зад президента?" На что он ответил в своем стиле: "Я только намереваюсь это сделать и... не успеваю! Кто-то уже целует".

ДВА ВЕСЕЛЫХ ДРУГА: Юрий Богатиков с Михаилом Пуговкиным пошутить умеют

ДВА ВЕСЕЛЫХ ДРУГА: Юрий Богатиков с Михаилом Пуговкиным пошутить умеют

- Но вас сильные мира сего любили и не скупились на награды...
- И сейчас любят. На днях звонили из Москвы, взяли мои данные, собирались какой-то бляшкой наградить к юбилею. Лучше б денег дали, а то пенсия 129 гривен - 24 доллара! Но мне грех жаловаться, я еще могу работать. А своими наградами я как-то на Новый год украсил домашнюю елку.
- Некоторое время назад газеты обсуждали скандал по поводу крымского гимна, за который вы огромный гонорар получили.
- Просто кошмар! Это происки недоброжелателей. На самом деле мне ни копейки не заплатили!
- Что для вас сейчас главное в жизни?
- Голос. Все остальное, даже секс, третьестепенно! А на втором месте, наверное, еда. Правда, было время, когда голос отодвинулся на задний план, а на первом стал алкоголь! Я русский запойный человек. И если пил, то месяц, два... Бывало, даже бомжевал по вокзалам. Меня мои друзья выручали. Просто брали и вытаскивали за уши! Может, это прозвучит странно, но запил я из-за развала Советского Союза. Моя жизнь была, как красивый сосуд, который кто-то взял и грохнул б землю. Я не знал, куда идти, что петь. Был в смятении. Понимаете, когда теряешь ориентиры, видишь свой народ и не узнаешь его... Это как раз было время, когда всплыла на поверхность вся дрянь. Конечно, в каждом обществе она есть, но когда она начинает вылезать из подвалов, из помоек и главенствовать - это ужасно!
- А сегодня как с выпивкой?
- Не пью, смирился. Люблю нюхать вина, особенно массандровские, у крымских вин - удивительный букет!

Лишь одной женщине отказал за всю жизнь

- Вы считаете себя состоятельным человеком?
- Наверное. Машины у меня всегда были. В советские годы получал хорошо: начинал от первой ставки в 5 рублей, а дошел до 202 за сольный концерт. Это была самая высокая ставка в стране. В высшей категории нас было всего 20 человек, в том числе Зыкина, Магомаев. Даже Иосиф Кобзон тогда не получал таких денег, а Ротару всего лишь 58 рублей имела за концерт.
Вполне хватает на безбедную жизнь и сейчас, ведь мне не нужны дворцы и миллионы на банковских счетах. Как-то мне предложили полететь в Чечню. А директор Крымской филармонии Эрнст Юдицкий говорит: "Юра, там "бабки" хорошие платят, но там стреляют!" Я ему: "Ну и что?" - "А вдруг застрелят? Представляешь, на крышку твоего гроба положат деньги и скажут: он их так любил!" И я не полетел.

РОДНАЯ КРОВЬ: дед Юрий с внучкой Оксаной

РОДНАЯ КРОВЬ: дед Юрий с внучкой Оксаной

Накануне выборов на Украине меня атаковали со всех сторон, чтобы я попел в поддержку некоторых кандидатов. За деньги, конечно! Я назначал такие цены, что они были в шоке и отставали от меня скоренько!
- Вас, как популярного человека, наверняка всегда окружала масса поклонниц?
- Я до сих пор не понимаю, почему так происходит. Внешне я не очень броский, но имел и до сих пор имею влияние, и на женщин в том числе. Я начинаю петь - и все они - мои! А не получился контакт у меня, да и не хотел я его, только с одной женщиной - с первой леди, с женой президента Украины. Не сложились у нас с ней нормальные отношения. Дело было в Донецке, на торжественном приеме. Она предложила мне спеть. Я в ответ заметил, что только птички поют бесплатно. "Леди" это, естественно, не понравилось. Ну да Бог с ней!
- В одном из интервью Ростропович сказал о проекте "За стеклом", что был бы не против заняться сексом, чтобы за ним понаблюдала вся страна. Вы бы пошли на столь отчаянный поступок?
- Нет. А Ростропович…Это шутка гения, скорее всего. Вообще, как мне кажется, кроме как двигать смычком виолончели, другими вещами он двигать уже не может.
- Навскидку можете вспомнить пару забавных историй из жизни?
- Запросто. 20 лет назад мне присвоили самое почетное звание по тем временам - народного артиста СССР. Награждали нас в Верховном Совете Украины. Сдал я свои новенькие дубленку и шапку в гардероб, а когда вернулся за ними, оказалось, что шапки и след простыл. Я скандала не стал поднимать. Вечерним поездом приехал в Москву, а там холодно. Я - к Леве Лещенко: "Дай шапку мне какую-нибудь старенькую на время, а то мою "лупанули" в Киеве". А он смеется: "Я тебе хоть две новых шапки дам, а мне хоть одного "народного" дадут?"

ИНЬ И ЯНЬ: Юрий Богатиков со своей второй половиной - любимой, но не женой

ИНЬ И ЯНЬ: Юрий Богатиков со своей второй половиной - любимой, но не женой

Или вот. Однажды, на Всесоюзном съезде профсоюзов работников культуры, случился со мной казус. Я в концерте не участвовал, но меня увидели шахтеры-делегаты и попросили спеть песню "Давно не бывал я в Донбассе". Я вышел на сцену и первый раз в жизни забыл слова. Стоял и, как дурак, повторял в микрофон под музыку: "Давно не бывал я в Донбассе, давно не бывал я в Донбассе, давно не бывал, давно не бывал, давно не бывал я в Донбассе!" Это было ужасно. Дирижер Юрий Силантьев стоял рядом и шептал: "Когда же наконец ты приедешь?". Самое смешное, что второй куплет я начал этими же заклинаниями, на что Юра отреагировал: "Все, уже приехали!"
Я удивляюсь, как меня инфаркт не хватил. Представляете, Колонный зал, прямое включение. Но никто из "ответственных товарищей" ничего не понял: подумали, что моя "задорная речевка" - режиссерская задумка. Первый секретарь был очень доволен: "Молодец режиссер, такой номер поставил!"

Владимир ГРОМОВ