ШОУ-БИЗНЕС

Фотография Цоя предсказала его скорую смерть

- Честно говоря, мне не очень хочется говорить о "Ночных Снайперах", - замялась поначалу Светлана. - Да, сначала я злилась на Диану. А теперь мне потихоньку становится ее жалко. Я-то как была Лосевой до "Ночных Снайперов", так и осталась. А у нее, похоже, началось головокружение от успехов. Но совесть перед ними у меня стопроцентно чиста.

Лидер "Алисы" в пост не выступает

СНИМОК ВИКТОРА ЦОЯ: траурная кайма певцу понравилась

СНИМОК ВИКТОРА ЦОЯ: траурная кайма певцу понравилась

- "Ночные Снайперы", например, сэкономили благодаря мне не одну тысячу долларов только на фотографах. Такого фотоархива, как у них, нет ни у одной группы. Фотографировать я начала еще со школы. И когда начался весь этот рок-н-ролл, я всегда брала фотоаппарат с собой на концерты. Его приходилось прятать, потому что подходили дядьки в милицейской форме и засвечивали пленки. Потом я додумалась брать с собой два фотоаппарата. Главное было успеть убрать один и подсунуть другой. У меня была пленка, которую засвечивали раз пять. Я при этом изображала крокодиловы слезы, чтоб никто не заподозрил подвоха. За долгие годы кого я только не снимала! В 1998 году даже вышла целая книжка с моими фотографиями под названием "Светопредставление". Между прочим, первый рок-фотоальбом в нашей стране. Вот можете посмотреть…
- Какой странный снимок Цоя! - удивился я, разглядывая книжку. - Что это за непонятная черная полоса в нижнем правом углу? Как будто траурная кайма…
- Она появилась сама собой при проявке пленки. Тогда, в 1985 году, никто не придал этому значения. В принципе, кадр эта полоса не портила. Наоборот, только усиливала экспрессию. Самому Виктору эта фотография очень нравилась. Он даже взял ее с собой, когда переезжал в Москву. Лишь потом, когда его не стало, до меня неожиданно дошло, какой пророческий смысл был во всем этом заложен…
- Господи, а где вам удалось снять Кинчева с Пугачевой?! - повергла меня в удивление очередная страница. - Выходит, не зря кто-то рассказывал, что Алла Борисовна в свое время к нему сваталась?

КОСТЯ КИНЧЕВ: от комсомола денег не получал

КОСТЯ КИНЧЕВ: от комсомола денег не получал

- Насчет сватовства мне ничего не известно. Знаю только, что они с Кинчевым давно знакомы. А фотография эта была сделана летом 1988 года в Сочи. У "Алисы" было там три концерта в зале "Фестивальный". И на один из них вдруг пришла с букетом роз Пугачева, которая находилась в Сочи по каким-то своим делам. Ее сопровождала целая свита во главе с ее тогдашним мужем Болдиным. И каждый ее шаг снимался на видео. "Алиса" тоже снимала все на свою камеру. Заметив это, Болдин начал возмущаться: "Вы не имеете права снимать нашу Аллу!" Но "Алиса" не растерялась. "Это вы не имеете права снимать нашего Костю!" - заявили ребята они ошарашенному Болдину.
- А опубликовать эту фотографию можно?
- Нужно получить на это разрешение у Кинчева. Мало ли, что… Костя стал сейчас человеком глубоко верующим. И ко многим вещам относится очень щепетильно. Например, в пост не дает концертов. Получилось так, что ни друзья, ни дом, ни музыка не помогли ему избавиться от некоторых его проблем. А вера в Бога помогла…

Солист "Ноля" стал свидетелем Иеговы

- Как же вы от фотографии пришли к директорской работе?
- В 1986 году я устроилась работать в читальный зал Ленинградского дворца молодежи (ЛДМ). А за стенкой у меня сидел Коля Михайлов - президент рок-клуба, к которому постоянно ходили "Аквариум", "Кино" и другие музыканты, которыми теперь гордится страна. В какой-то момент Коля сказал мне: "Давай будем делать в ЛДМ концерты иногородних групп. А во второе отделение ставить наших, которые уже собирают зал". В то время никто из рокеров не звучал по радио. И это была единственная возможность их услышать. Задуманное Колей предприятие получило название клуб "Фонограф". За звук, запись и встречу музыкантов у нас отвечал небезызвестный Игорь Гудков по прозвищу Панкер, ныне один из директоров групп "Мультfильмы", "Кукрыниксы" и "Башаков". А я стала администратором этого клуба. Тогда я со всеми и перезнакомилась - с "Бригадой С", "Звуками Му", "Наутилусом-Помпилиусом", "Чайфом". Помню, "Калинову мосту", когда мы впервые привезли их в Питер, было всего пять месяцев. Об этой группе нам рассказал Кинчев, который услышал их в Новосибирске. "Мы готовы их пригласить! - сказала я. - Будешь играть бесплатно второе отделение?"

ФЕДОР ЧИСТЯКОВ: "ноль", но не без палочки!

ФЕДОР ЧИСТЯКОВ: "ноль", но не без палочки!

- Почему же бесплатно?
- ЛДМ был организацией обкома комсомола. И то, чем мы занимались, считалось самодеятельностью. Да, на наши концерты продавались билеты. Но лишь для того, чтобы покрыть организационные расходы. Нам платилась какая-то фиксированная зарплата, которая никак не зависела от сборов. В частности, я получала 140 рублей в месяц. А все музыканты играли бесплатно. Иногородним, правда, оплачивались расходы на дорогу, проживание и суточные - по три рубля. Иногда удавалось схитрить и соорудить некоторую сумму и нашим музыкантам. Так, "Алиса" считалась питерской группой. Но Кинчев официально был прописан в Москве. Я приходила к директору ЛДМ и говорила: "Знаете, у нас Кинчев из Москвы едет". И пробивала ему оплату расходов. Тогда на железнодорожных билетах не указывалась фамилия. Я выковыривала Костю у каких-нибудь друзей и говорила: "Хочешь 25 рублей? Тогда ты должен сейчас поехать на Московский вокзал, стрельнуть у кого-нибудь из приехавших пассажиров купейный билет за 12 рублей 50 копеек и привезти его мне". Костя собирал волю в кулак и проделывал все это. Я приклеивала билет из Москвы на бланк и давала ему обратный билет. "Я не хочу ехать в Москву", - отпирался он. "Это не важно, - говорила я. - Поезжай на вокзал и продай его". Плюс за два дня образовывалось еще шесть рублей суточных. Единственное - я не оплачивала ему гостиницу: музыкантов размещали в гостинице самого ЛДМ. В итоге Костя получал 31 рубль. И мы отлично потом отрывались.
Но руководству ЛДМ понравилось все получать на халяву. "За гонорары мы и сами можем делать концерты!" - говорили они. В конце концов нам все это надоело. И мы с Панкером написали заявления об уходе. Панкер занялся каким-то видео. А я стала директором группы "Н.О.М.". В это время я познакомилась с Федей Чистяковым из группы "Ноль", который жил в двух кварталах от меня, на Охте. В 1990 году прежний директор "Ноля" Дима Алешин уехал на ПМЖ в ЮАР. И я заняла его место. Когда Федор попал под следствие, я три года возила всякие коллективы в Вильнюс. А потом продолжила работу с "Нолем"…
- Не тяжело было работать с Чистяковым?
- Конечно, были какие-то свои проблемы. Но их не бывает только с покойниками. Парень он очень симпатичный. Вокруг него всегда вилось много всяких подруг. И периодически перед концертами Федора нужно было чуть-чуть строить. Но срывов концертов у него никогда не было. В какой-то момент серьезнейшей частью его жизни стало членство в "Свидетелях Иеговы". С ним невозможно стало играть некоторые старые хиты, потому что там секс, наркотики, в общем, как в песне поется, "шишечки, иголочки". Но это, в конце концов, его жизнь. Сейчас он играет в Москве по клубам. Дает инструментальные концерты как баянист. И мы до сих пор дружим, созваниваемся, видимся, помогаем друг другу.

У Арбениной песни, как колбаса

- А как началась ваша работа с "Ночными Снайперами"?
- Это произошло в августе 1998 года. До этого я понятия не имела, что такая группа существует. Тогда это был чисто акустический дамский дуэт - скрипка и гитара. Моя знакомая художница Татьяна Азовцева услышала их на каком-то концерте, ее проперло, и она стала просто преследовать меня восторженными рассказами о них. Работа с "Нолем" тогда уже шла очень вяло. И когда Татьяна в очередной раз пристала ко мне со "Снайпершами", я сказала: "Хрен с тобой! Приводи!".

ДИАНА АРБЕНИНА СО СВЕТЛАНОЙ ЛОСЕВОЙ: пока вместе

ДИАНА АРБЕНИНА СО СВЕТЛАНОЙ ЛОСЕВОЙ: пока вместе

"Снайперши" оказались довольно шустрыми барышнями. И где-то в пять утра они сделали мне предложение стать их директором. Я сказала, что нужно посмотреть их концерт. Через неделю они пригласили меня в клуб "Чаплин". Помню, зрителей было человек 30. Из них 20 - халявщики. Билет стоил 30 рублей. "Снайперы" получали половину кассы. Можете прикинуть, какой у них был гонорар. На него можно было только немного выпить и уехать домой на такси, если не очень далеко. Тем не менее, концерт мне понравился. И я взялась за них.
Конечно, в том виде, в каком они были, с ними никуда нельзя было сунуться. Это была очень талантливая, но самодеятельность. Я привела им барабанщика Алика Потапкина и басиста Игоря Копылова. Самое смешное, что девушки поначалу считали Алика и Гогу какими-то ребятами с улицы. Только на третьей репетиции до них дошло, что с ними играют экс-музыканты "Наутилуса-Помпилиуса". Они как нормальные лохушки знали только, как Бутусов выглядит.
Постепенно у "Снайперов" пошли клубные концерты. А когда появилась песня "31-я весна", группой заинтересовалась компания сначала "Наше радио", а потом "Реал Рекордс". В общем, все происходило правильно. Тем удивительнее мне было услышать от Дианы, что они в моих услугах больше не нуждаются.
- Что же произошло?
- Мне кажется, Диана просто начала примерять на себя, что называется, не свои комбинации. Она решила: "Я - звезда. Меня по телевизору показывают. Где деньги?". Это при том, что денег она теперь получает на несколько порядков больше, чем когда мы встретились. В какой-то момент Диана вдруг стала говорить о своих песнях что-то типа - "Это хороший продукт". Когда творческий человек, претендующий на какое-то место в музыкально-поэтическом мире, говорит о своих песнях, как о колбасе, это звучит дико.
- Если раньше Диана была неразлучна со своей партнершей Светой Сургановой, то теперь все чаще появляется одна. Правда ли, что у Светы какие-то серьезные проблемы со здоровьем?
- Да, здоровье у Светки и впрямь неважнецкое. Несколько лет назад она перенесла кошмарную операцию. И даже получила инвалидность. Но сейчас она - тьфу, тьфу, тьфу! - оклемалась и нормально себя чувствует. Просто между ней и Дианой постепенно произошло некоторое отдаление. Диана очень много времени проводила в Москве - и по делу, и просто так. А Светка продолжала жить в Питере. У нее старенькая мама, и она не могла все бросить.
- А как насчет того, чтобы взяться за продвижение какой-нибудь новой перспективной группы?
- Нет, пока у меня другие планы. Сейчас мы с Игорем Гудковым помогаем Марьяне Цой в подготовке концерта к 40-летию Виктора Цоя, который состоится 21 июня в Питере. В отличие от большинства подобных концертов он не будет иметь московского аналога. Также решено не звать на него никаких новых групп. Будут играть только "ДДТ", "Неприкасаемые", "Ва-банк", "Агата Кристи", Чиж, "Аукцион". В общем те, кто, как хороший коньяк, прошел испытание временем. Вот проведем этот концерт, а дальше будет видно…