ШОУ-БИЗНЕС

Елена Ваенга: Мои заоблачные доходы — миф!

Певица призналась, что до сих пор живет на съемной квартире


Елена ВАЕНГА дала «Комсомольской правде» откровенное интервью. Певица честно рассказала, кто на нашей эстраде «фонограмщик», а также развеяла слухи о своей «звездной болезни» и высоких заработках.


Комментриуя слухи о себе, певица недоумевает по поводу того, почему многие ее не любят. По словам артистки, на сцене многие поют под фонограмму, а ее саму с ее, мол, уникальным творчеством и живым звуком постоянно «шпыняют».
- Вот один пример: после фестиваля «Славянский базар» все обсуждали, мол, Ваенга устроила скандал на репетиции. Время моей репетиции переносили несколько раз, я пропустила вперёд себя всех остальных артистов, которые пели под фонограмму, а когда я вышла, чтобы спеть живьём, потому что я не могу работать на концерте без репетиции, – оказалось, что как раз на меня этих 10 минут и не хватило.






Елена ВАЕНГА

Елена ВАЕНГА

Я начала петь, прошла один куплет – и мне вырубают «минусовку» посередине песни! Естественно, я разозлилась и сказала, что всех фонограммщиков я пропустила впереди себя, а мне живую репетицию провести не дали! Все возмущаются, мол, как я могла назвать всех своих коллег фанерщиками. Дескать, уж Ларису Долину, которая передо мной – цитирую - «назвать фанерщицей нельзя даже со зла», - возмущается Ваенга. - Извините, но уважаемая Лариса Александровна Долина пела под фонограмму! И я это знаю, потому что ставили эту фонограмму наши звукорежиссёры. Уж мне как музыканту известно лучше всего, что там происходит и как там происходит. Я не хочу начинать войну – ну работают люди под фонограмму – это их личное дело. Но никогда в жизни ни на одном моём сольном концерте вы не услышите «фанеру». Либо я пою – либо я не пою. Всё! Тем не менее, когда я открыла рот и сказала, что мне, исполнителю, который будет петь живьём, просто грубо обрубили песню и показали пальцем на выход – меня тут же назвали скандалисткой. Шоу-бизнес вы хотите поменять? Вы вначале поменяйте эту систему! Зачем занимать чьё-то место? Ну, решили вы для себя, что Ваенга плохая – ну и всё, и успокойтесь вы на этом!






Елена ВАЕНГА

Елена ВАЕНГА

Певица, по ее словам, не может равнодушно выслушивать критику в свой адрес – просто потому, что ничего плохого она, в отличие от многих своих своих коллег, на сцене не делает.
-  Напишите плакат и повесьте себе на стенку: «Ваенга – плохая!» Вы знаете, на самом деле меня критиковать очень сложно, потому что я ничего плохого не делаю. Критиковать можно фонограммщиков, можно критиковать музыку, несущую зло, музыку абсолютно безнравственную – много чего можно говорить – типа зачем нам поющие трусы, зачем нам фонограммные мальчики с девочками, звёзды, которые поют действительно дурацкие песни – вот тут я ещё могу понять. А меня, извините – не за что, - заявила она. - Однажды я стояла в кулисах, и мимо меня прошёл чей-то коллектив. Амбре было такое, что я думаю: ребята, чем вы занимаетесь? У меня парни так не пьют – по одной простой причине, что они вживую работают, и если бы они так пили, они бы просто не сыграли! Знаешь, я так иногда смотрю – просто ухохатываюсь перед телевизором: стоит гитарист – «играет» ну так самозабвенно! А я думаю: «Шнур-то хоть подсоедини!» У него даже шнура нет – а он играет! Ну нравится людям быть шутами гороховыми – ну пусть они ими будут, пусть! Не знаю, ребята, я так не хочу.
Артистка уверяет, что не страдает от звездной болезни и вообще ведет себя прилично. А шоу-бизнес, мол, ей и вовсе не по душе.






Елена ВАЕНГА

Елена ВАЕНГА

- Пардон! Я не звезда шоу-бизнеса! Я могу прийти туда – например, на «Золотой граммофон», «Песню года»… Если меня награждают статуэткой – я что, свинья какая-то, чтобы отказываться от почёта, игнорировать это? Я пришла, получила, поблагодарила, спела и ушла. Но мне что, на лбу написать, что ли: «Я не очень люблю шоу-бизнес!»? Потому что мне не нравятся законы и правила этого мира. Я не хочу туда лезть. Я очень люблю петь – и просто хочу спокойно петь, ездить по всей стране и общаться с людьми, которые покупают билеты и приходят ко мне на концерты. Мне не нужно общение с журналистами, я всю жизнь без них жила. Они свалились на меня в 34 года «Здрасьте, мы пришли!» А вас кто звал? Я – не звала! Я вообще в эту кашу не лезу. Я могу делать не особенно хорошо, могу делать, на чей-то взгляд, просто никак, меня можно не любить, но плохо-то я не сделала никому! Я не пропагандирую насилие, какой-то там извращённый секс – я плохого не несу со сцены. Поэтому меня грызть и придумывать про меня какие-то гадости – это просто подло. Да, я плачу на сцене. Ребята, вот дайте мне дожить лет до 70-ти, я вам расскажу, почему я плакала. Я же не могу сесть и перед камерой вывернуть наизнанку свою душу и всю себя. Я просто не хочу этого делать! И это не захочет ни единый человек, - переживает певица.
Елена утверждает, что ей зря приписывают какие-то высокие доходы. Она считает себя человеком небогатым и, оказывается,  все еще живет на арендованной квартире.
- Читала: «Она пытается стать такой необычной, чтобы быть ближе к народу!» Да не надо мне пытаться! Приезжайте на мою квартиру съёмную и смотрите, как я там живу! Пишут, что у меня огромные гонорары. А на самом деле, всего чуть больше миллиона мой концерт стоит по райдеру. А теперь посчитайте штат работников – у меня большой живой оркестр, аренды-переезды-питание, передайте половину моим продюсеру-директору-администратору – откуда у меня могут быть свои квартиры? У меня весь коллектив иногородний, все живут на съёмных квартирах – и я в том числе, ну и что? Иван Иванович Матвиенко, мой муж и продюсер, живёт на съёмной квартире!






Елена ВАЕНГА

Елена ВАЕНГА

В Питере своя площадь есть только у моей бэк-вокалистки Алёны Петровской – она купила себе комнату в коммуналке на Петроградской стороне – и живёт, и довольна! – заявила звезда. - Я не говорю, что это через год не изменится, я озвучила, что мы купили квартиру, куда надо переезжать, делать ремонт…. Мне хватает, мне нормально, я не жалуюсь, у меня всё в порядке. Сейчас я строю загородный дом – да, дом недешёвый, хороший, рубленый, по старым технологиям. Я хочу, чтобы он был большим, светлым, с просторными комнатами, с отделкой в светлых средиземноморских тонах, полностью деревянный. Он строится долго, потому что всё это дорого. Там будет и ковка, и резьба, и резные наличники… У меня работают очень творческие люди, талантливые мастера. Например, одного резчика я ждала полгода, потому что он в это время занимался реставрацией церкви под Псковом. Строиться мой дом будет ещё лет пять, если заработаю. И это – всё, чем я владею!