ШОУ-БИЗНЕС

Боярский: Я не смог поздравить Лизу с годовщиной свадьбы

В интервью «ЭГ» актёр рассказал, как он относится к браку своей дочери и политической карьере сына


Михаил БОЯРСКИЙ не перестаёт удивлять своих поклонников разносторонними интересами. Недавно, например, признанный мэтр отечественного кино взял  да и «отжёг» на молодёжном рок-фестивале «KUBANA». Причём приятно поразил зрителей не только искромётным выступлением, но и своей скромностью. Как рассказали нам по секрету организаторы фестиваля, Боярский был единственным артистом, у которого не было абсолютно никакого «райдера» с требованиями. «Экспресс газета» поговорила с актёром о том, как он относится к современной рок-музыке, продолжению фильма о «Мушкетёрах», замужеству своей дочери Лизы и о политической карьере его сына Сергея.


«Я был цензором Цоя»


- На рок-фестивале «KUBANA» вы буквально зажгли публику. Не хотели бы вернуться на сцену?
- Я с неё и не уходил, правда с драматической: я играю в нескольких спектаклях – это моя основная работа. И там я чувствую себя больше в своей тарелке. Хотя я и появляюсь на сцене с микрофоном довольно часто, но на рок-фестивале я не был с десяток лет уже.
- Не хотите возродить традицию и выступать на рок-фестивалях почаще?
- Когда я выхожу на сцену в больших концертных залах вместе с группой и начинаю петь песни, которые мы сами сочинили и здорово аранжировали вместе, то зритель воспринимает это как что-то непонятное. В зале раздаются крики: «Заканчивай это и «Такси» давай!». Это всё очень обижает музыкантов группы. Поэтому должна быть очень узкая аудитория, чтобы слушатель понял, что мы хотим им сказать. Музыканты не хотят так работать. Им придется очень долго раскручивать наши, в общем-то, не плохие песни. А я, получается, мешаю им реализоваться. Никто не хочет петь со мной те песни, которые пою я - и правильно делает. Тем более, я человек, который не любит подтанцовку. Вот чего я бы никогда не хотел в жизни, так у какого-нибудь певца или певицы танцевать сзади. Это для меня загадочное явление.






Михаил БОЯРСКИЙ

Михаил БОЯРСКИЙ

- Ну а если сольный проект начать?
- Нет. Уже, во-первых, поздновато. Единственное, что можно сделать – это взять сессионных профессиональных музыкантов, которые согласятся за деньги аккомпанировать  и создать в более качественном варианте ремикс всего того, что я пою сейчас. Но пока таких планов нет – ради чего я буду всё это делать сейчас?
- В этом году исполняется 25 лет знаменитому «Рок-клубу». Связывает ли вас с ним что-либо?
- Там собирались люди, которые поддерживали друг друга в том, чего они не умели. А настоящие музыканты, которые умеют всё, сидели в кабаке. Что им в «Рок-клубе» делать? Тусоваться, курить? Изображать из себя великих рокеров? Я никогда не ходил туда, я учился в музыкальной школе при Консерватории, и там ребята с седьмого класса уже играли в ресторанах. Хотя я достаточно близко был знаком с одним человеком оттуда, который мне очень нравился  - это Цой. Я был его цензором. Мне приносили его песни, чтобы я сказал: можно ли их петь или нельзя. И я подписывал: можно. На его концертах сидели вместе, трепались. Он был с хорошим юмором мужик, без фанаберии. Он, наверное, один из немногих звезд, который не играл в эту игру.






Михаил БОЯРСКИЙ

Михаил БОЯРСКИЙ


«Если мы будем снимать продолжение «Мушкетёров» и дальше, это будет чудовищно»


- В каких ролях на сцене вы сейчас заняты?
- В антрепризах я практически не играю сейчас, работаю приглашенным артистом в театре «Ленсовета». Приходят довольно часто предложения сыграть в каких-то сериалах по 16 серий, я читаю сценарии, и отказываюсь, поскольку считаю, что не стоит тратить своё время на такое, так как время у меня лимитировано. Согласитесь: незавидная перспектива провести его без семьи, в гриме, в другом городе, ради того, что всё равно никто смотреть не будет, то, что снимается сейчас.
- Ну а что же для вас является критерием: соглашаться на роль или нет?
- Во-первых - это материал. Русская классика, западная классика – это очень интересно. Во-вторых, интересный режиссер, который показал себя. Я не говорю про Тарантино, я говорю про наших современных режиссеров, например Звягинцев или кто-то подобный. И конечно, партнеры. Если там снимаются Фрейндлих, Ефремов или кто-то другой из актеров, которых я уважал и уважаю до сих пор – тогда, конечно, можно и на не самом лучшем материале добиться каких-то результатов.






Михаил БОЯРСКИЙ

Михаил БОЯРСКИЙ

- Кого бы вы хотели сыграть, но не получилось, а какую роль не сыграли бы ни за какие деньги?
- Я очень хотел в свое время сыграть Остапа Бендера, но его, к сожалению, слишком много. Это несыгранная роль, которая была бы мне интересна. А не стал бы я играть никогда детоубийцу, это для меня запрещено господом Богом.
- Не хотели бы сыграть в продолжении «Мушкетеров»?
- Я не хочу сниматься в этом кино. Первый фильм не плохой, второй хуже, третий ещё хуже. Если мы будем снимать на эту тему и дальше, то это будет просто чудовищно. Это уже не Дюма. У меня были свои соображения по этому поводу, но я не режиссер, не оператор, не сценарист. А сегодня молодой человек обязан кормить семью, и волей-неволей приходится участвовать в рекламе или в паршивых сериалах – как-то нужно выживать. Я могу себе позволить роскошь не участвовать в этом. Мой принцип: не навреди. Я так думаю: если то, что ты делаешь можно смотреть папе и маме, детям и внукам - тогда стоит участвовать. Если это их недостойно, то не достойно и зрителя. Лучше ничего не делать. Как Толстой писал: можешь не писать – не пиши. Я могу не сниматься, и не снимаюсь.






Михаил БОЯРСКИЙ

Михаил БОЯРСКИЙ


«У меня толстая носорожья кожа»


- Скажите, а как вы относитесь к сексуальным меньшинствам?
- Надо признаться, что я всё же не модный сейчас – я люблю женщин. Я понял, что молчание – золото, поэтому стараюсь не быть профессиональным полемистом, хотя и вижу много негатива, причем не только в сексуальных отношениях, но и в политике, культуре, нравственности, морали и служении господу Богу. Я придерживаюсь такой точки зрения: не суди, да не судим будешь. Я буду поступать так, чтобы мне не было стыдно перед моими родителями, перед друзьями, перед мужиками, перед моей женой. Но тем не менее, я разорву на куски любого, кто подойдет к ребенку и причинит ему зло. К сожалению, сейчас очень мало людей, кто поступили бы так же – вырождаемся что ли? И когда воочию происходит то, что какой-то норвежец расстреливает 14 -19 летних детей… Я бы ему это ружье засунул так далеко, что любой европейский суд его оттуда не вынул бы.
- Вы обидчивый человек?
- Зрители хотят видеть во мне того, кого они видят. И не всегда положительные оценки. Я к этому привык. У меня толстая носорожья кожа, меня трудно обидеть. Если бы я на все обиды обращал внимание, а еще можно было бы вызвать на дуэль – то меня бы давно убили.


«Сын пошёл в политику… Но чувствую, что он оттуда убежит»


- Как вы считаете: в семье главным должен быть мужчина или женщина?
- Муж и жена – одна сатана – оба главные. У каждого своя роль, тут нет второстепенной роли. Вот Ромео и Джульетте – кто из них главный? Они одно целое и разделять по степени значимости их не следует.
- А как надо воспитывать детей: кнутом или пряником?
- Только любовью, тогда и дети вырастут хорошими, и родители будут счастливы.
- Как вы относитесь к тому, что Лиза сейчас сумела превзойти в чем-то даже вас?
- Я ради этого жил. Чтобы у неё что-то получилось, чтобы она была счастлива. Другой бы жизни ей не желал. Это тяжелая профессия, но коли уж взялась за неё, то дай Бог, чтобы ей сопутствовала удача.
- Сейчас они живут с мужем в разных городах. Как вы к этому относитесь?
- Это временное явление. Рано или поздно все утрясется. Так у многих было. Мне повезло, я супругу свою в театре встретил, в котором работал. Это единичный случай – такое редко бывает.






Михаил БОЯРСКИЙ

Михаил БОЯРСКИЙ

- А зять оправдал ваши надежды? Вы довольны выбором дочери?
- Цыплят по осени считают.  Эти виртуальные взаимоотношения между мужем и женой для меня очень странные. У нее очень хороший старт как в музыке, как в театре, так и в кино, но это не значит, что будет так всегда. И она об этом знает, я ее предупредил: кто быстро взлетает, тот очень быстро падает. Она из актерской династии, знает, каково это. Я ее очень редко вижу, практически не вижу – она все время снимается. Сейчас в Казахстане, в горах. Я ей даже не могу позвонить, поздравить с юбилеем свадьбы. Всё это не очень благоприятно влияет на семейные отношения. Я ей объяснил, что, прежде всего – семья, работа потом. Она понимает это: пообещала после этих съемок немного сбавить свой пыл. Бывает очень часто, что на одного человека все набрасываются, просто разрывают на куски, а потом бросают. Я предупредил её, что так будет – надеюсь, что она послушает отцовское наставление.
- Ваш сын Сергей пошел в политику – как вы к этому относитесь?
- Еще не знаю, он только подходит к ней. Как подойдет – посмотрим. Но чувствую, что он оттуда убежит.
- Расскажите, как вы любите проводить свободное время?
- Поздняя ночь. Деревья вокруг. Баня зажжена. Стол стоит, на котором соленый огурец, бутылка водки и рюмка. Я выхожу из бани, на мне накинут халат, сажусь в деревянное кресло. Полная тишина, деревья не шелохнут ни одним листочком. 2 часа ночи, звездное небо, налить рюмку водки, выпить, расслабиться, от тебя пар идет, комары не подлетают. Господи, неужели это рай? В этот момент вспоминаю Булгакова, когда в одиночестве сидит Прокуратор с собакой. Вот я думаю, что я без собаки, но как Прокуратор сижу счастливый, довольный, живой еще пока. Как хороша жизнь!