ШОУ-БИЗНЕС

Распутиной угрожает расправой бывший любовник-бандит

МАША РАСПУТИНА: суда с прибалтами не боится

МАША РАСПУТИНА: суда с прибалтами не боится

Сплетники, ссылаясь на свидетельства очевидцев, утверждали, будто бы Захаров регулярно появляется в ресторане "Шатильон" с другой женщиной, а бедную Машу прилюдно осыпает площадной бранью и угрозами. В довершение всего в начале нынешнего лета неожиданно бесследно исчез Ермаков, незадолго до этого в очередной раз брякнувший в одном из интервью что-то об упадке бывшей супруги ("ЭГ-Москва" № 22, 2002). Продюсер Иосиф Пригожин, выпускавший последний альбом Распутиной, даже предположил, что Владимира Ивановича, возможно, нет в живых.
- Действительно, его никто не может найти, - развела руками гражданская жена Ермакова - 26-летняя Виктория Клокова, которую я разыскал дома у ее матери. - В своей квартире он не появляется. Я знаю, что какое-то время он жил за городом. Но вообще он уже давно должен был вернуться в Москву.
Так или иначе, прежде чем исчезнуть, Владимир Ермаков, сам того не ведая, оставил мне роскошный подарок - уникальную запись его беседы с бывшей супругой. Как кассета с этой записью попала ко мне - я сам до сих пор понять не могу. Судя по всему, я случайно сгреб ее со стола Ермакова вместе со своими кассетами от диктофона, когда приезжал к нему брать интервью у Вики Клоковой ("ЭГ-Москва" № 3, 2002).
Долгое время она лежала у меня в столе. А потом мне понадобилась чистая кассета. В поисках таковой я вставил ее в диктофон. И от услышанного у меня отвисла челюсть. Одна сторона кассеты была заполнена сообщениями с домашнего автоответчика Ермакова. А на другой обнаружилась запись его пространного телефонного разговора с Распутиной. Она не только дает весьма яркое представление о том, как наши звезды ведут себя в быту, как решают свои дела, но и во многом проливает свет на причины нездоровой обстановки в семье Распутиной. Из этой записи недвусмысленно следует, что Маша не любит Виктора Захарова и не уходит от него только из страха, что с ней расправится бывший любовник - некий крутой товарищ по имени Юрий Алексеев. А Захаров пользуется этой ситуацией и манипулирует Машей, как хочет. Впрочем, судите сами…

"Уговорил меня Добрынин, козел"

- Маша, это Ермаков.
- Перезвони, слушай! Как сюда телефон? (называет номер)
Запись обрывается и возобновляется уже не с начала разговора.
- …Мой любимый мужчина… Ты знаешь, кто. Ну, понимаешь, у них там свои… (Говорит что-то неразборчиво.) Мне стало это как-то не очень приятно. Я, конечно, не знаю, что там произошло, но мне передали, что он меня ненавидит.
- Кто он?
- Ну ты знаешь, про кого я говорю. Ну, Юрка. Он ненавидит меня со страшной силой и ждет, когда у нас с Виктором кончатся отношения, чтобы отомстить мне.

МАША: с экс - мужем Владимиром Ермаковым

МАША: с экс - мужем Владимиром Ермаковым

- Да кто такое сказал?
- Мне сказал сам Виктор.
- Маша, это полная ерунда. Я уже здесь не хочу вмешиваться, а то иначе на меня… Я с ним (имеется в виду Юрий. - М.Ф.) разговаривал. Чего же он мне не сказал…
- Ну, тебе он ничего не скажет. Он же хитрый политик. Он выведывает. Это же шпион. А у меня, знаешь, почему есть основания? Помнишь, летом, когда ты сидел у меня на компьютере, со мной был такой Женя седой. Его убили. Так он мне то же самое говорил, слово в слово, как и Виктор сейчас.
- Маша, слушай его слова, но неизвестно, что там на самом деле. Если б он (имеется в виду Юрий. - М.Ф.) хотел, Маш, он бы давно тебе позвонил. Машенька, честное слово, я с ним разговаривал. Не было у него никакой хитрости. Он спросил: "А она по-прежнему так же поступает?"
- В каком смысле "поступает"?
- Ну, в смысле "чего-то пишет" (видимо, имеется в виду запись телефонных разговоров. - М.Ф.).
- Да пошли они все! Скажи: "Она звезда. Вы знали, с кем связывались. Что она вам какая-то Маня-телятница или Лариса-крыса?! Она не только пишет, она еще и посуду, блин, об голову бьет". Ни х… себе!
- Это доказывает, что он искренне говорил. Мол, не будет она опять прикалываться…
- От него так и не было звонка. Во, блин, испугался (хохочет).
- Мы должны с этим депутатом к нему подходить…
- Вон Лукьяша (видимо, имеется в виду композитор Александр Лукьянов. - М.Ф.) говорит: "Пусть меня возьмут в депутаты. Может, чего успею прихватить". Ну, они же все воруют…
- Ну и что… А, кстати, и Лукьянова можно в депутаты.
- Давай сразу блок сколотим! Нет, блин, с вами это дело не провернешь.
- Почему? Наоборот! Мы такие хитрые.
- Да ладно! Хитрый, блин… Тебя такой, как Алексеев (видимо, это фамилия Юрия. - М.Ф.), обведет, как мальчика, блин, последнего.
- Да мы уж его… Если бы он…
- А тогда скажи, на каком основании Виктор такое сказал?
- Я тебе скажу. Он тебя любит, и ему хочется, чтоб ты…
- Кто любит?
- Ну, Виктор. Он не хочет, чтобы ты с ним расставалась.
- Что, серьезно? (Хохочет.) Ну, не знаю…
- А может, он что-нибудь услышал. Может быть, враги… Маша, нельзя никогда вот так сразу…
- Понимаешь, когда Витя сказал слово "ненавидит", я чуть не обалдела. Такое же мне говорил в июне Женя. И потом его убили.
- Слово "ненавидит" говорит о том, что к этой информации приложила руку женщина. Это слово женское. А вот кто именно из женщин?.. Может, жена Матеты (имеется в виду композитор Игорь Матета. - М.Ф.) специально говорит всем. И они уже передают по цепи.
- Ну, может быть. Если ты с ним увидишься… У нас ведь с тобой связи никакой нет. Скажи ему: "Маша тебе передавала большой привет. И сказала, что, если тебе будет плохо, позвони ей, она тебе поможет". Вот так и скажи… (Хохочет.) А мне сейчас надо ехать спать. Я сейчас у Лукьяши. А мне завтра, блин, на вечер Добрынина колопатить.
- А что, разве ты там будешь петь?
- Уговорил меня Добрынин, козел. Я так не хотела. Кидала их, кидала. Сейчас Добрынин сам звонил и умолял: "Я тебя прошу. Все под тебя поставлено. Ты завершаешь мой концерт. На твоей песне "Кружит музыка" все звезды выходят". Я говорю: "Дай мне слово, Добрынин, что ты обо мне скажешь, а не кто-нибудь. Смотри, если ты не будешь говорить обо мне, я, блин, не выйду на сцену, ты меня знаешь".
- Маша, меня уже 50 человек спрашивали, приедешь ты на этот вечер или нет. Все думают, что ты не приедешь.
- Добрынину повезло. Знаешь, на что он меня развел? "Ну ты пойми, ради нашего общего любимого знакомого".
- Вот хитрожопый! Я сейчас тебе подскажу, как сделать, чтобы все одеяло было на тебя. Вот слушай! Бесплатно говорю…
- А ты завтра приедь туда! Я там в полшестого буду. Позвони Виктору, скажи, что Маша разрешила, пусть он на тебя приглашение сделает.
- Ты Виктору сама скажи. А то мне как-то неудобно напрашиваться. Вот смотри… Он (имеется в виду Добрынин. - М.Ф.) должен сказать: "Маша Распутина исполняет песню столь великую и значимую, что на протяжении 10 лет, сколько я не предлагал ей других песен, мы не могли спеть песню хуже, чем эта".
- Эта песня велика еще и потому, что к ней прикоснулась рука великого Дербенева. Да, можно так сказать. А вот Лукьяша еще подсказывает: "Спасибо Ермакову!" Вторую-то аранжировку ты делал. Все музыканты говорят, что аранжировка охерительная получилась. А мы сейчас с Лукьяшей делаем такие песни забойные. Это прямо моя музыка! Надоело мне всякую херню петь. Мне Добрынин говорит: "Я тебя ревную. Ты работаешь с Лукьяновым, с Матетой, а со мной нет". - "А ты, - говорю, - позавчерашний день. Не рубишь ничего". Он чуть не охренел (хохочет).
- Чтоб его не обсирать, ты скажи: "Мы не могли найти песню лучше этой, но думаю, что скоро найдем".
- Вообще-то, если бы не слова Дербенева, я хер бы спела эту музыку.
- Ну, так не надо говорить. Скажи: "Высокая планка, установленная этой песней…"
- Лучше пусть она останется, чем потом на говно уходить. Ладно, значит, я звоню Матете… Тьфу! Этому козлу… Как его… Виктору. Слушай, а ты, Юрку если увидишь вдруг, скажи ему: "Да все нормально". Пусть не боится мне позвонить! Я хочу, чтобы мы остались с ним друзьями. Потому что даже в гороскопе написано, что у нас с ним страсть на одну ночь, а остальное - только дружба. Я же люблю хулиганов с детства. А Юрка - хулиган. Я не хочу быть женщиной, я хочу быть другом и общаться с ним. Общение - это самое главное. Общаться с приятным тебе человеком, родственным по духу, как Юрка мне, - выше этого нет ничего. И он без меня страдает, без моего общения. У гроба карманов нет, как говорил Дербенев.
- Правильно! Поэтому я тоже завтра приду. Надену черный костюм…
- Только дай слово, Ермаков, что не будешь там ко мне… Не надо мне портить настроение. Я должна быть лучше всех.
- Ну, за последнее время я же тебе ничего не перечу.
- Нет, вот это уже… (Хохочет и сквозь хохот говорит что-то неразборчиво.) …Даже Ирка. Меня уже все терпят…
- Что за Ирка?
- Ну, жена…(Неразборчиво называет какое-то имя.) Ты что, забыл? Она очень хорошая. Не то, что жена Матеты, дура, блин.
- Ты их не пугаешь?
- Ну при чем тут это… Та хохлушка тоже борщ готовит. Но она очень мудрая и независтливая. А когда у человека есть мудрость…

"Я не девочка, чтобы надо мной издеваться"

РАСПУТИНА: с супругом Виктором Захаровым и дочкой Машей

РАСПУТИНА: с супругом Виктором Захаровым и дочкой Машей

По-хорошему, прежде чем публиковать эту запись, следовало получить комментарий по этому поводу у самой Распутиной. Увы, сделать это не представлялось возможным. Еще когда обнаружилась пропажа Ермакова, я пытался связаться с Машей и уже тогда столкнулся с тем, что у нее сменились все телефоны. Единственное - мне удалось дозвониться в загородный дом Захарова на Рублевском шоссе, но там мне строго сказали, чтобы я забыл этот номер и больше не звонил сюда Маше. А потом в СМИ появилась информация, что Распутина уже скрывается от организаторов собственных гастролей, и Вильнюсский Дворец спорта даже был вынужден подать на нее в суд за срыв назначенного на 9 апреля концерта. В качестве соответчика Маши назывался концертный директор Дианы Гурцкой Игорь Гончаренко. Именно он якобы вел переговоры от имени Распутиной и получил для нее аванс в размере $2400. Но и он как в воду канул. Лишь недавно Игорь Гончаренко объявился в Москве, и мне удалось с ним поговорить, однако наше общение только еще больше меня запутало.
- Да, я читал в какой-то газете, будто на меня и Машу Распутину подали в суд, - не стал отрицать директор. - Но никаких официальных бумаг из суда я не получал. Думаю, это были одни понты. На самом деле в срыве этого концерта виноват сам Вильнюсский Дворец спорта. По договору концерт должен был состояться 16 февраля. Но они переносили его три раза: то им Пугачева мешала, то Ротару, то Боря Моисеев. Якобы эти артисты пересекались с Машей по срокам.
В последний раз концерт перенесли без согласования с нами. А у нас на это время уже были запланированы другие концерты. Да, мною была получена предоплата. А что, они хотят получить ее обратно? Вообще, когда организаторы не выполняют свои обязательства, предоплата обычно не возвращается. И что значит "они не могут нас найти"?! Они еще раз звонили и просили перенести концерт на май. Но Маша сказала: "Я никуда не поеду. Я не девочка, чтобы надо мной издеваться". После этого больше никто по поводу этого концерта к нам не обращался.
Да, Маша сейчас немножко ушла в подполье. Просто было лето, и она отдыхала. Ничего, потерпите немного, скоро будем снова вылезать.

Несколько иное мнение о сложившейся ситуации оказалось у сотрудницы московской юридической компании "Усков и партнеры" Ирины Тулубьевой, представляющей интересы Вильнюсского Дворца спорта.
- Гончаренко ведет себя очень странно, - заявила г-жа Тулубьева. - Мы обращались к нему по всем координатам, звонили, писали письма. Но он упорно прятался от нас. Между тем мне нужно было всего лишь узнать у него, отдал ли он аванс Маше Распутиной и как можно с ней связаться. Поскольку она собственноручно подписывала договор с Вильнюсским Дворцом спорта, основные вопросы были у нас именно к ней! Когда ей попытались позвонить, к телефону подошел ее муж и сказал: "Что вы ей звоните? Я вообще говорю ей, чтобы она больше не выступала. Зачем ей это надо?" Видя, что люди не понимают серьезности ситуации, мы написали Маше официальное письмо. Но и на него ответа не последовало. Что нам было еще делать, кроме как обратиться в суд? Самое главное, что наши доверители из Вильнюсского Дворца готовы пойти на компромиссный вариант: чтобы Маша просто отработала у них, только за меньшие деньги. Это при том, что убытки у них составили 20 тысяч долларов. Речь идет всего лишь о вычете полученного ранее аванса. Но они абсолютно не хотят идти на контакт.