ШОУ-БИЗНЕС

Вдову Ободзинского оставила без наследства продажная судья

Анне Есениной лишь спустя семь лет удалось добиться пересмотра незаконного судебного решения


Легендарный певец Валерий Ободзинский, которому 24 января этого года исполнилось бы 70 лет, завещал все права на свое творческое наследие гражданской жене Анне Есениной, приютившей его после изгнания из семьи и прожившей с ним с 1991 года до его смерти 26 апреля 1997 года. Однако в 2005 году Мещанский суд г. Москвы, проигнорировав существование завещания, признал наследниками принадлежавших певцу прав его дочерей от первого брака Анжелу и Валерию (подробности). В течение семи лет Анна Есенина безуспешно пыталась добиться пересмотра очевидно незаконного решения Мещанского суда. И вот на днях Московский городской суд, наконец, принял это дело к рассмотрению с формулировкой «в связи со вновь открывшимися обстоятельствами».






Валерий Ободзинский

Валерий Ободзинский

- Решение в пользу Анжелы и Леры было проведено судьей Мещанского суда Анной Ануфриевой по такой же схеме, по какой осуществляется рейдерский захват чужой собственности, - объяснила Анна Есенина. - Изначально в заявлении девочек в качестве заинтересованного лица была указана нотариус Милицина, которая отказала им в выдаче свидетельства о праве на наследство. По идее, ее должны были вызвать в суд или получить у нее бумагу с объяснениями причин отказа. И тогда бы выяснилось, что существует завещание. Но, по закону, подавать в суд на действия нотариуса нужно было по месту его нахождения. А Милицина находилась на улице Академика Королева, которая подсудна совсем другому суду - Останкинскому. Поэтому нотариуса в заявлении зачеркнули. И вместо него карандашом вписали другое заинтересованное лицо – Инспекцию Министерства по Налогам и Сборам (ИМНС) № 8 г. Москвы. В результате дело стало подсудно Мещанскому суду, и Ануфриева приняла его к рассмотрению. На самом деле ИМНС № 8, к тому времени преобразованная в Инспекцию Федеральной Налоговой Службы (ИФНС) № 8, не имела к делу абсолютно никакого отношения. Туда формально сделали запрос из суда. На него последовал отзыв: «Налоговый орган не является учреждением, в компетенцию которого входит государственная регистрация прав на недвижимое имущество. На основании этого ИФНС № 8 оставляет разрешение вопроса об установлении факта принятия наследства на усмотрение Мещанского суда и просит о рассмотрении дела в отсутствие своего представителя».






Валерий Ободзинский с женой и дочерью

Валерий Ободзинский с женой и дочерью

И, ссылаясь на этот отзыв, Ануфриева вынесла решение о признании прав Анжелы и Леры на творческое наследие отца. Причем, она даже не удосужилась заставить девочек перепечатать исправленное заявление заново. Оно так и осталось в материалах дела с карандашными исправлениями, не заверенными ни подписью, ни печатью. Фактически получилось, что в заявлении есть только заявители, а никакой другой стороны нет. А там обязательно должна быть указана вторая сторона и ее адрес. И никакие исправления не допускаются. Еще в 2006 году я обращалась по этому поводу с жалобой в Мосгорсуд. Президиум Мосгорсуда посмотрел допущенную Ануфриевой черкотню и отправил дело на пересмотр… обратно в тот же самый неподсудный Мещанский суд. Но там его оставили без рассмотрения. Дело в том, что мне как наследнице по завещанию уже было выдано соответствующее свидетельство, а девочки, согласно вынесенному Ануфриевой решению, якобы фактически вступили в наследственные права. И судья Наумова усмотрела в этом спор о праве, который невозможно разрешить в рамках данного дела. Кстати, после этого Наумову за хорошую работу перевели в Мосгорсуд. А все последующие мои жалобы в Верховный суд и в Конституционный суд ни к чему не привели.






Валерий Ободзинский

Анна Есенина с дочерьми Ободзинского

В принципе, я могла бы начать судиться с девочками. Но с ними мне спорить было не о чем. Нужно было жаловаться уже не на само решение, а на то, как судья Ануфриева провела это дело. Это в чистом виде уголовщина. Но подать такое заявление я могла только после того, как Следственный комитет увидит эту черкотню и заведет уголовное дело. А там никто не горел желанием ничего видеть. Получался замкнутый круг. Мне пришлось самой заказать экспертизу, которая подтвердила, что в принятое Ануфриевой заявление были внесены ненадлежащие исправления. Только это помогло сдвинуть дело с мертвой точки. Самое интересное, что, по информации, размещенной на сайте Мосгорсуда, Анну Ануфриеву еще в 2009 году со скандалом лишили судейских полномочий «за волокиту и заинтересованность в рассмотрении дела». Как говорится, комментарии излишни.






.

 








.

 








.

 








.