ШОУ-БИЗНЕС

Бабушка Высоцкого была моложе его родителей

СВЕТЛАНА АННАПОЛЬСКАЯ: с врачом Аллы Пугачевой Михаилом Аршибая

СВЕТЛАНА АННАПОЛЬСКАЯ: с врачом Аллы Пугачевой Михаилом Аршибая

В околоэстрадных кругах телережиссер Светлана АННАПОЛЬСКАЯ в основном известна по работе в музыкальной редакции первого канала. Она пришла туда в конце 70-х и до 1994 года снимала такие популярные программы, как "Голубой огонек", "Утренняя почта" и "Песня года". А до прихода в музыкальную редакцию более 10 лет проработала на первом канале в легендарной молодежной редакции. Участвовала в создании первых ток-шоу и телеигр. И даже вместе с будущим "телебоссом" Эдуардом САГАЛАЕВЫМ и другими коллегами получила в 1977 году Государственную премию СССР за 60-серийную документальную телеэпопею "Наша биография".
Об этих и многих других интересных фактах из жизни Светланы Аннапольской я узнал из ее книги с поэтичным названием "Акватория любви", которую выпустило недавно издательство "Звонница-МГ".

- В книге вы рассказываете, что в театре Пушкина вам поручили набирать молодых актеров, и в числе других вы привели выпускника школы-студии МХАТ Владимира Высоцкого. Чем он привлек ваше внимание?
- Он не был похож ни на кого. Он был очень богатый внутренне парень. И этим он во многом был обязан своей семье. Я очень хорошо ее знала. Мой отец был главным виноделом на заводе "Узбеквино". А дед Высоцкого работал там юрисконсультом. И какой это был дед! Это была ходячая энциклопедия. Море остроумия и обаяния. О чем говорить, если в 70 лет он женился на 20-летней и родил сына! Отец Высоцкого тоже был умница необыкновенный. Это и были те глубинные интеллигентские корни, которые впитал в себя Володя.
- Выходит, когда вы отбирали Высоцкого в театр Пушкина, вы уже были с ним знакомы?
- Конечно. Но он действительно поразил меня как актер. К сожалению, в театре имени Пушкина его творческая жизнь не сложилась. Именно тогда Володя начал сильно пить. И в этом в какой-то мере был виноват Борис Равенских, который был тогда главным режиссером театра. Он тоже почувствовал, какой у Володи большой потенциал. И сразу дал ему главную роль в чешской комедии "Свиные хвостики". Володя начал репетировать. Ну, не может все сразу получаться у молодого актера! А тут кто-то сказал, что на эту роль в Свердловске есть хороший комедийный актер Раутбарт. (Все помнят его по роли профессора в фильме "Операция "Ы".) Равенских вызвал его из Свердловска, снял Высоцкого с роли и отдал ее Раутбарту. Мало того - он назначил Володю в массовку в том же спектакле.
Высоцкий должен был играть в оркестре на огромном барабане. На премьере он напился. И, проходя по сцене, упал в оркестровую яму. Слава богу, музыканты подняли руки и удержали его. После этого Высоцкий называл Равенских не иначе как "фюрером".
Ничего выдающегося в театре Пушкина ему сыграть так и не дали. Слава богу, что он быстро ушел оттуда в театр на Таганке. Если бы он там остался, может быть, он бы и не раскрылся. Позже я привела в театр имени Пушкина Безрукова-старшего. Он пришел вместе с Валей Аслановой - они тогда были муж и жена. И этим способным ребятам у Равенских не удалось себя никак проявить.

Леонида Маркова выгнали из Ленкома за соблазнение малолетки

- Но ведь других молодых актеров Равенских поддерживал. Например, вы упоминаете в книге, что он поручился за Леонида Маркова, когда у того были неприятности в Ленкоме…
- Дело в том, что Марков пил и очень любил женщин. И однажды соблазнил несовершеннолетнюю девушку. Потом, правда, он на ней женился. Но поначалу из театра Ленинского комсомола его увольняли с "желтым билетом". А он же был очень талантлив. И Равенских за него поручился, взял его в наш театр. И Марков играл у нас очень много и очень хорошо. Просто Равенских больше любил актеров, которые делали все так, как он считал нужным. А слишком неординарных отбрасывал. Достаточно сказать, что он ничего не дал сыграть великой Раневской. В театре имени Пушкина она играла только старый спектакль "Деревья умирают стоя". И в итоге ушла в театр имени Моссовета.
- Я с удивлением узнал, что уже в 60-х годах вы делали многое из того, что сейчас ТВ преподносит нам как нечто новое. У вас был даже аналог суперпопулярных ныне "Окон" - программа "Студия "Публицист" обсуждает". Правда, вы не скрывали, что сценки разыгрываются актерами…
- Мы брали интересные статьи из газет. И делали на их основе такие публицистические спектакли. В ходе обсуждения ребята в студии предлагали, как могло бы развиваться действие. Актеры тут же разыгрывали предложенные варианты. А потом показывали, как все было дальше на самом деле. И это происходило в прямом эфире. Мы не касались политики. Но то, что люди высказывали свои мысли, испугало председателя Гостелерадио Лапина. Он сказал нашему редактору Тамаре Бокаревой: "Если вы считаете, что в нашем обществе что-то не совсем правильно, вы должны рассказать об этом мне. А я уже, - он указал на белый телефон прямой связи с Кремлем, - сообщу об этом непосредственно Леониду Ильичу". Лапин потребовал, чтобы программа шла в записи, мы стали возражать. И программа была закрыта.
- Интересно, участвовал ли в "Студии "Публицист..." кто-нибудь из известных в будущем актеров?
- Да, тот же Володя Высоцкий, а также Нина Шацкая, Ваня Бортник, Игорь Старыгин со своей будущей женой Микой Ардовой. Позднее в моих программах снимались молодые Караченцов, Абдулов, Ганнапольский. Я с удовольствием работала с молодыми актерами, потому что они играли очень искренне. Из телеведущих это особенно хорошо чувствовал Сашка Масляков. Он прекрасно вел не только КВН, но и многие другие программы. Например, он был первым ведущим "Что? Где? Когда?". А как он читал у меня в программе стихи Светлова! Как изумительно брал интервью!
- До сих пор не утихают пересуды, будто Масляков сидел в тюрьме. Например, покойный Михаил Круг уверял меня, будто это было у них, в Твери. У вас в книге объясняется, что Лапин просто на полгода снял Маслякова с эфира …
- Летом Саша с группой КВНщиков ездил по городам и устраивал КВН. Естественно, на их представления продавались билеты. Это и было поставлено им в вину. Лапин считал, что сотрудники телевидения не имеют права зарабатывать деньги на стороне. Но телезрители-то не знали истинных причин исчезновения их любимца с экрана. Тогда-то и появились слухи, будто его посадили в тюрьму. Говорили, мол, он попался на спекуляции не то бриллиантами, не то валютой.
Помню, нас послали с шефским концертом в Новомосковск. Там все были убеждены, что Саша сидит у них в городе. Чтобы развеять слухи, мы взяли Маслякова с собой, показали на экране куски из его программ, а в это время незаметно вывели его на сцену. Когда в зале зажгли свет, воцарилась мертвая тишина. А потом зал взорвался громовыми аплодисментами. И Сашу несли до гостиницы на руках…

Дочь сотрудницы посольства США родила от Вознесенского

- Вам нередко приходилось сталкиваться с известными людьми при весьма неординарных обстоятельствах. Например, Андрей Вознесенский как раз во время съемок вашей программы "Диалоги" с участием его и Родиона Щедрина переживал бурный роман с юной девушкой по имени Аня…
- Как мне потом рассказала его жена Зоя Богуславская, отец этой девушки был кинооператором, а мать работала в американском посольстве, занималась культурными связями. Однажды ее мать подошла к Зое и сказала: "Моя девочка просто влюблена в Вознесенского. Она знает наизусть все его стихи. Познакомь ее с ним! Пусть он надпишет ей книжку!"
Зоя познакомила их. И эта девочка прилипла к Вознесенскому так, что отлепить ее было невозможно. Несомненно, она была хороша собой. У нее были огромные глазищи, и прямо от них начинались ноги. Сначала Андрей даже просил снять ее крупным планом. А потом позвонил и сказал: "Слушай, Свет, не давай этого крупного плана! А то Зоя будет очень переживать". Было видно, что он метался. Я его прямо спросила: "Андрюш, ну зачем тебе это надо?" "Понимаешь, мне уже 50 лет, - сказал он. - У Зои есть сын. А от меня никого не останется". "А твои стихи?!" - изумилась я. "Это не одно и то же", - возразил он. В общем, эта Аня его убедила, что ему необходимо уйти от Зои и стать отцом…
- Из вашей книги так и непонятно, родила она от него или нет…
- Да, она родила. У Андрея где-то растет дочь. Я не делала на этом акцент, чтобы не причинять боль Зое. Я тогда ей сказала: "Зоя, это все на полгода - максимум. Потом он к тебе вернется". Так и получилось. Сколько у него было романов - и с Лавровой, и с другими! Но он всегда возвращался к Зое. Андрюша, он же неземной. Он ходит по облакам. И в реальной жизни не может без нее: Зоя для него и жена, и любовница, и мать, и водитель машины, и составитель всех его графиков…
- Другой любвеобильный литератор Юрий Нагибин, с которым вы хотели делать серию программ, при первой же встрече пытался завлечь вас в свою спальню…
- Это была настоящая сказка! У меня до сих пор мурашки бегут по коже, когда я вспоминаю, как он взял меня за плечи. Конечно, я никогда бы на это не пошла. Я не могла причинить такую боль моему мужу. Но я поняла тех женщин, которые уходили к Нагибину, поняла, почему Ахмадуллина ушла к нему от Евтушенко. У него был невероятный голос. И когда он нашептывал около моего уха, почти касаясь меня губами, устоять было почти невозможно. А эти его руки! А обаяние таланта! Я буквально вылетела из его дома - только бы поскорее уйти от этого колдовства.
Сотрудничество с ним так и не сложилось. У него было больное сердце. После нашей встречи он сразу слег в больницу. И очень быстро умер. Видимо, это был последний его эмоциональный взлет…

Пугачева целовалась с Ротару абсолютно трезвой

- Именно вы снимали нашумевший в 1989 году "Огонек" к 8 марта, который вели Пугачева, Ширвиндт, Державин и Шифрин. Тогда впервые после нескольких лет борьбы с пьянством в студии появилось спиртное. Дело дошло до того, что Пугачева даже расцеловалась с Ротару, с которой всегда находилась в конфронтации…
- На самом деле до окончания съемок ведущие не пили. Просто мне удалось создать такую атмосферу, что все чувствовали себя абсолютно свободно.
Этот "Огонек" снимался в итальянском ресторанчике в "Хаммер-центре". Все исполнители пришли со своими родными. Я поставила на каждый столик по бутылке коньяка и шампанского. И разрешила гостям открыто выпивать. В итоге программа и получилась ни на что не похожей.
Мы всегда стремились к этому. Взять ту же "Утреннюю почту". Сейчас это просто сборник клипов. А тогда для каждой программы писался сценарий. Под этот сценарий подбирались песни. И соответствующим образом снимались. Мы не называли это клипами. И не тратили на них бешеные деньги. Зато мы могли показать каждый молодой талант всей стране. А сейчас, если у артиста нет денег, каким бы талантливым он ни был, путь на телеэкран ему закрыт.
- Так ли уж бескорыстно все было при советской власти? Разве тогда не "подмазывали" редакторов, не делали им дорогие подарки?
- Какие там подарки?! Действительно, иногда благодарные исполнители приносили нам большую коробку конфет. Тогда мы устраивали в нашей 3-й комнате чаепитие. И вместе с исполнителями съедали эти конфеты. Иногда приносили коньяк. И мы так же вместе его выпивали за их успех. Но совесть у нас была чиста. В наши программы мы брали только тех исполнителей, кто был по-настоящему талантлив, у кого по-настоящему была перспектива. А явно слабые артисты сразу отсеивались, даже если они многозначительно намекали, что потом отблагодарят нас. Нам это было просто не нужно.
- Возможно, откровенно несостоятельных артистов вы и отсеивали. Но не секрет, что телевизионное руководство нередко запрещало снимать как раз ярких и талантливых…
- Да, такое бывало. Но руководство можно было переубедить. Скажем, Леонтьева у меня два раза вырезали из "Огонька". Считали, что он, как сейчас говорят, неформат. Потом я уговорила его сняться в костюме-тройке. Чуть-чуть пригладила его пышные волосы. И это прошло.
Поначалу пришлось мне бороться и за Филиппа Киркорова. Я увидела его в программе "Шире круг". И сразу поняла, что это талант. Но, когда я пригласила его в "Огонек" к 8 марта, мне запретили его снимать. Сказали, что он слишком… красив. Тогда я положила главному редактору на стол заявление об уходе. И добилась своего.
У меня нет своих детей. Мне просто некогда было их родить. Работа занимала всю мою жизнь. Но я считаю, что дети у меня есть. И самый дорогой, самый любимый мой сын - это Филипп. К сожалению, мало кто знает, какой он на самом деле. За счет того, что он сейчас такая звезда, у него появился какой-то наносной внешний флер. Но поверьте мне, внутри он остался очень добрым и душевным человеком. Он умеет помнить и ценить людей, которые хоть чуть-чуть в жизни ему помогли.
Недавно со мной случилась беда: у меня на нервной почве перекосило лицо. А мне нужно было работать. Я позвонила Филиппу. Через 15 минут он перезвонил и сообщил: "Я выслал за вами машину. Вас сейчас отвезут в 1-ую Градскую больницу". Там меня ждал хирург Михаил Михайлович Аршибая, который спас Аллу после неудачной операции за границей. Он отвел меня в отделение реанимации и познакомил с прекрасным врачом Алексеем Геннадьевичем Алексеевым, который этим отделением заведует. И Алексей Геннадьевич за неделю вернул меня к жизни. Фактически они с Филей меня спасли…