ШОУ-БИЗНЕС

Артём Шейнин: Макаревич сам виноват, что люди от него отвернулись

Кадр Первого канала
Родные ведущего ток-шоу «Первая студия» в ужасе от его популярности

51-летний Артем ШЕЙНИН раньше был известен по программе Первого канала «Время покажет». А сейчас там же, на «первой кнопке», он с успехом рулит политическим ток-шоу «Первая студия». Новая передача, где в прямом эфире не умолкают жаркие дебаты на злобу дня, с первых выпусков вполне достойно конкурирует с аналогичными программами других каналов.

- То, что я в 1993 году окончил исторический факультет МГУ, а потом оказался на ТВ, - никак не связанные вещи, - уверен Артем Шейнин. - Учился на кафедре этнографии и, поступая в университет, не думал о журналистике. Она сама меня нашла. С 1995 года стал писать сценарии телевизионных программ про путешествия, а в 1997 году владелец телекомпании предложил мне на постоянной основе работать на ТВ. Сотрудничал с телеканалом «Россия» (тогда он назывался РТР), участвовал в съемках документальных фильмов для НТВ, а 17 лет назад попал на Первый канал. Прошел путь от редактора до продюсера программ, а потом стал ведущим. Но это был форс-мажор.

- В смысле?

- Петр Толстой, ведущий программы «Время покажет», где я регулярно появлялся в эфире, был избран в Государственную думу, стал ее вице-спикером. Это не предполагало ежедневных прямых эфиров. Вопрос о его подмене встал, когда еще проходили выборы. Тогда искать вместо Петра другого известного человека было невозможно и бессмысленно, ведь не понятно, пройдет ли Толстой или нет. Вот меня и попросили занять его место. А когда Петр победил на выборах, было принято решение меня оставить.

- А что, по-вашему, означает успех или провал телеведущего?

- На уровне математики я этого объяснить не могу. Только на уровне химии: есть ведущие, которых аудитория принимает за их харизму, обаяние, ум, тактичность. У каждого своя энергетика, подача. Причем днем одни люди смотрят ТВ, вечером - другие. И ведущий может вписаться, а может и не вписаться.

- Как вы думаете, Екатерина Стриженова вписалась в вашу программу «Время покажет»?

- Абсолютно вписалась. Ведь среди наших зрителей очень много женщин. Им интересно видеть на экране Катю, которая задает нормальные женские вопросы, пусть иногда они эмоциональные или даже наивные. Успех программы «Время покажет» доказан и тем, что у нас появилось много клонов. Например «Место встречи» на НТВ.

Артём (справа) с сослуживцем в Афганистане (1985 г.). Фото из личного архива

- Не так давно к вам в программу «Время покажет» приходила Елена Малышева, и вы спорили с ней по проводу нужности гомеопатии. А Елена Васильевна как ведущая вам симпатична?

- Малышева - профессионал, у нее свои яркие способы доставки материала зрителям. Я не поклонник некоторых ее примеров, но это не значит, что она плохой специалист. Возможно, как раз наоборот. Она вызывает эмоцию и интерес. Что же касается нашего спора по поводу гомеопатии, я при своем мнении остался, ведь мой сын вылечился благодаря ей. Елена Васильевна меня не смогла убедить, что гомеопатия бесполезна. Но это тоже нормально. Ток-шоу для того и существуют, чтобы каждый внятно и ярко изложил свои аргументы, а зрители дальше сами уже сделали выводы.

- Вы специально провоцируете гостей вашей программы, чтобы они эмоционально выражались, кричали? Ведь не всем людям по ту сторону экрана это нравится.

- Зрители лукавят, если говорят, что им не нравится, что кричат в студии, а сами продолжают смотреть. Они что, мазохисты? Смотрят и мучаются, раз передача вызывает у них отторжение?! Включите другой канал: там другие ведущие, другой стиль подачи. Это мне напоминает ситуацию, когда ты зачем-то идешь в ресторан с мексиканской едой, а потом возмущаешься: почему же такая острая эта еда, но продолжаешь ходить туда же и есть ее. У меня нет задачи специально орать, просто у меня такой стиль ведения. Когда много людей будут действительно недовольны программой и перестанут ее смотреть, на следующий день меня в эфире не будет, это и так ясно. Рейтинг очень важен.

ШЕЙНИН долгое время работает руководителем программ у Владимира ПОЗНЕРА (слева). Фото из личного архива

- Как относитесь к Евгению Киселеву и Савику Шустеру? Считаете ли их предателями?

- Я не могу считать их предателями. Потому что они не изменили никому и ничему, чего придерживались раньше. Мне не нравится многое из того, что они говорят, их позиция расходится с моей, но, думаю, и им не нравится то, что говорю я. Так же как, например, Андрей Макаревич, любой другой человек может высказывать свою точку зрения. Но уж раз он ее высказал, прекрасно понимая, какая будет реакция, то и эту самую реакцию он должен воспринимать как естественную. Согласитесь, странно сказать вещи, которые идут вразрез с мнением большинства, а потом удивляться, что люди, которые с тобой не согласны, высказываются резко по твоему поводу. Впрочем, разговоры о лишении наград, званий и отмене концертов - это бред перегретых людей. Хотя с этими людьми по отношению к позиции Макаревича я согласен, но не согласен, что его надо подвергать анафеме.

- Вы работаете продюсером в программах Владимира Познера. А его взгляды разделяете?

- Я не обязан во всем с ним соглашаться. Моя задача заключается в подготовке материалов для Владимира Владимировича: что его заинтересует - он возьмет. Мы часто спорим, и это нормально.

Артёму близки взгляды Захара ПРИЛЕПИНА. У обоих одна позиция - российская. Фото: Instagram.com

Система ценностей

- Как формировалась ваша позиция?

- Моя жизненная позиция сформировалась еще во время службы в воздушно-десантных войсках. Воевал в Афганистане. Попал туда в 18 лет, в 1984 году. До этого прыгал с парашютом, еще в школе занимался рукопашным боем. Потом написал книгу о своей службе. В ней все есть, в том числе воспоминания о первом человеке, который погиб на моих глазах. Его разорвало миной, в полуметре от меня. В принципе следующим, кто мог бы наступить на эту мину, должен быть я. Это довольно сильно формирует тебя. Потом я наблюдал то, что в конце 80-х происходило с моей страной - разговоры о демократии, дружба с Западом, и видел, насколько слова и планы не совпадают с результатами. Понял, что нас всех обманули. Это тоже сильно повлияло на мои взгляды.

- Говорят, многие из тех, кто прошел Афган, потом долго не могли прийти в себя.

- Да. Никакой централизованной системы психологической помощи людям не было. Лично мне бои еще долго снились. Начал срываться, иногда выпивал, но это вполне естественная реакция психики нормального, здорового человека, попавшего из мирной жизни на войну, а потом обратно. Конечно, человека колбасит, но, если ты не опасен для окружающих, психиатр тебе не нужен. Кто-то шел работать в милицию или в пожарные, чтобы тот же адреналин продолжал вырабатываться. Я же стал учиться, чтобы заставить мозги хоть со скрипом, но шевелиться. Прошли годы, и меня отпустило.

- В одной из своих программ вы сказали, что вам приходилось убивать на войне.

- Да. Но после моего признания почему-то поднялась информационная волна с подачи телекритика Ирины Петровской. Причем все начали писать без оговорки, что я убивал на войне, а просто называли убийцей. Хотя все прекрасно знали, что я имел в виду.

ШЕЙНИН (слева) любит дружеские посиделки в компании единомышленников. Фото из личного архива

- Ваша семья - ваш надежный тыл?

- Конечно. У меня второй брак, в котором появилось двое детей. Дарье сейчас 16 лет, а Грише - 8 лет. Старшему сыну Дмитрию от первого брака - 28. С Димой мы друзья. Когда он родился, я был еще совсем молодой и сразу не успел донести до него те вещи, которые никогда не поздно доносить. Сейчас наверстываю, он на верном пути. Дима рос в 90-е годы, и ему сложнее, чем детям, которые сейчас растут. Теперь более понятная система ценностей, а тогда одну сломали, а другой еще не создали.

- Близкие рады вашей популярности?

- Отнюдь. Они в диком ужасе от всего этого. В первую очередь жене Ольге моя медийность не нужна. Хотя дочка Даша интересуется психологией, думает о специальности «связи с общественностью». И активно участвует в различных группах в соцсетях, где меня обсуждают. Для нее это практика социального общения. Ей интересно, чем я занимаюсь, она задает много вопросов. Самое важное, что надо дать детям, - это понятие о том, что любой результат достигается через усилия. Не надо ждать чудес и случайностей. Лично я со школы это запомнил. Мой учитель математики Василий Яковлевич Островский, когда кто-то плохо подготовился к уроку, выводил к доске и заставлял читать стишок. Я его на всю жизнь запомнил: «Пока в пространстве кружится планета, на ней, пропахшей солнцем, никогда не будет дня, чтоб не было рассвета, не будет дня, чтоб не было труда!» Это самое важное, что я хотел бы донести до своих детей. Я ненавижу фразу: «Если ты такой умный, почему же такой бедный?» Деньги, материальные блага важны, но они не на первом месте.

- Чем занимается ваша супруга?

- Ольга занимается детьми. Ее все устраивает, она внутренне самодостаточна. Я всегда прислушивался и буду прислушиваться к жене. Оля - химик по образованию, но на тот момент, когда мы с ней встретились, она не работала по специальности, а работала в сфере бизнеса. Любим путешествовать. Нравится бывать в Италии, эта страна нам близка по духу.