ШОУ-БИЗНЕС

Алексей Воробьев: В момент аварии за рулем моей машины сидела девушка

Певец дал видеоинтервью и впервые рассказал, как получил травму


Здоровье Алексея ВОРОБЬЕВА, получившего сильные травмы после аварии, интересовало многих его поклонников. Артист, который сейчас проходит реабилитацию в Лос-Анджелесе впервые сам рассказал о своем состоянии, дав видео интервью известному фотографу и главному редактору журнала  «7Дней» Екатерине РОЖДЕСТВЕНСКОЙ.







Алексей ВОРОБЬЕВ (фото Бориса КУДРЯВОВА)

Алексей ВОРОБЬЕВ (фото Бориса КУДРЯВОВА)


Хотя «картинка» видео слегка размыта, и разглядеть в деталях лицо артиста невозможно, Алексей выглядит бодрым, говорит уверенно и без запинок. Проблемы, которые были у певца с речью и о которых рассказывала продюсер Воробьева Катерина фон Гечмен-Вальдек, по-видимому, ему удалось преодолеть. Алексей впервые рассказал о том, что с ним произошло, о своем здоровье, о маме и о прогнозах врачей.
- Не дай Боже пережить такое кому-нибудь: ты просыпаешься и понимаешь, что у тебя не двигается часть лица, и ты не можешь ни пить, ни жевать, ни глотать, у тебя не двигается рука вообще, и ты ее не чувствуешь, более того, ты трогаешь как будто чью-то чужую руку, — рассказал Алексей. — Я пытаюсь как-то переосмыслить свою жизнь. Я живой, слава Богу. Мне сейчас приходится учиться делать заново то, что мне было дано от природы.
По словам артиста, он строго соблюдает рекомендации врачей, чтобы быстрее вернуться к обычной жизни.
- Мне повезло, что я молод. Доктора говорят, что для обычного человека такой темп восстановления является чудом и я должен продолжать дальше делать то, что я делаю.
Медики до сих пор не могут сказать, сможет ли их пациент вновь вернуться в профессию, то есть начать петь.
- Единственное и самое страшное для меня, что врачи не могут дать никакой гарантии, что я буду снова петь, - говорит Алексей, - Это страшно. Но они сказали, что здесь все зависит только от меня.






Алексей ВОРОБЬЕВ дает видеоинтервью (фото «7Дней»)

Алексей ВОРОБЬЕВ дает видеоинтервью (кадр из видеозаписи журнала «7Дней»)


Между тем, ранее появилась информация, что авария, в которой пострадал Воробьев, произошла не совсем так, как ее описывало окружение артиста. Как удалось узнать журналистам, в момент аварии Алексей был не за рулем машины, а на другом сиденье и в этот момент спал. Машину якобы вела некая известная модель, с которой у Воробьева в Лос-Анджелесе закрутился бурный роман. Девушка не справилась с управлением, и машина врезалась в бордюр. От удара Воробьева подбросило, и он сильно ударился головой об стекло. Это подтвердил и сам Алексей:


- Я сам виноват, я был в машине не один, и мне хватило ума дать девушке порулить, - признался певец, -  А машина не очень простая - "Порш" 1954-го года, и там механическая коробка, а дорога - горный серпантин. Похоже, она не справилась с управлением, по крайней мере, как она мне потом рассказала, я задремал - был уже поздний вечер... Потом она во что-то врезалась - она сказала, что выезжала на встречную полосу... А поскольку я сидел именно с той стороны, на которую пришелся удар, я врезался именно той стороной головы, которая сейчас пытается вернуться в состояние обратно.
После аварии Алексей оставался без сознания, и девушка отвезла его в больницу. Имени своей попутчицы артист не называет, кто она - так же не говорит. Певец поблагодарил своих друзей и поклонников за поддержку и пообещал, что вскоре начнет читать все письма и сообщения, которые ему присылаются. Главное, к чему сейчас стремится певец - вернуть свой голос.


- После аварии я говорил очень странным высоким голосом, - вспоминает певец. - Когда я первый раз запел, я заплакал. Когда ты теряешь то, чем занимался всю жизнь, это страшно. Я не то что физически не мог петь, я просто не попадал в ноты. Я нажимал клавишу на пианино, и не мог спеть этот звук, при этом я слышал это. Лучше бы я этого не слышал...
До конца восстановиться Алексею пока не удается, но он упорно работает над этим. Левая рука Алексея до сих пор ничего не чувствует, даже тепло и холод. Остаются проблемы с лицом:
- Я до сих пор ем с салфетками, потому что я не чувствую до конца, что у меня во рту, и у меня на лице остаются частички пищи. Я даже не захожу из-за этого в кафе, в рестораны, максимум что беру - это чай... Я сейчас пытаюсь осознать, где я в своей жизни накосячил, чтобы потерять то, что я имел, и сейчас учиться этому заново.