ШОУ-БИЗНЕС

Анна Архипова фон Калманович: пережить всё это заново я бы уже не смогла

Красивое счастье бизнесмена и спортсменки закончилось быстро. Фото: © «ИТАР-ТАСС»
У вдовы экстравагантного миллионера Шабтая Калмановича появился новый мужчина

Подмосковный город Видное утопает в зелени. Здесь совсем другой воздух, чем в столице - дышится намного легче. И люди намного приветливее - улыбаются чаще, чем москвичи. Вице-чемпионка мира и чемпионка Европы по баскетболу Анна АРХИПОВА фон КАЛМАНОВИЧ подъезжает к Дворцу спорта на темном «Лексусе» и, выходя из машины, одаривает меня ослепительной улыбкой. У нее теперь совсем не такие глаза, какие были в ноябре 2009-го, в день похорон ее мужа - бизнесмена и мецената Шабтая фон КАЛМАНОВИЧА. И даже не такие, как четыре года назад, когда мы виделись с Анной в прошлый раз.

Анна с детьми на днях вернулась из круиза по Средиземному морю. За границей вдову никто не узнавал в лицо, не задавал лишних вопросов. Там был полный релакс.

Архипова - гендиректор подмосковного баскетбольного клуба «Sparta&K» (бывший «Спартак»). В молодости она успешно выступала за УГМК из Екатеринбурга и вместе с партнершами по команде прославила этот клуб на всю Европу. А теперь во Дворце спорта «Видное» баскетболом занимаются ее 12-летние сыновья, двойняшки  Гриша и Саша.

Поднимаясь по лестнице в спортзал, замечаю, что Анна прихрамывает.

- Играла с детьми в мяч, сделала неловкое движение, и вот результат, - объяснила Архипова.- Это рецидив, старая травма. Придется делать операцию. Но у меня есть и повод для радости. Недавно наши с Шабтаем сыновья окончили музыкальную школу по классу фортепьяно. Гриша - с отличием.

- Делаете из них музыкантов?

- Пусть сами решают. Они три года занимались каратэ. Научились себя защищать. Но домой приходили с синяками и шишками, иногда кровь из раны сочилась. Я не выдержала - переключила их на баскетбол. Им нравится.

Заботливая мама считает, что баскетбол полезен её сыновьям

- Маму защитить смогут?

- Конечно. Настоящие мужчины умеют отстаивать свои убеждения. Саша по натуре лидер. Чувствую, скоро я буду приходить к нему за советом, а не он ко мне. Гришаня - дипломат, очень любит женщин. Да-да, в этом плане далеко пойдет (смеется). Для них обоих мама - главное слово в жизни. Если на тарелке остается один кусок торта, дети его не тронут. Отдадут мне. Когда выхожу из магазина, а в руках сумки с продуктами, тут же вырывают их у меня из рук. Это школа Шабтая. Он всегда превозносил меня до небес. Особенно при детях.

Чужие долги

- О Шабтае Калмановиче говорили и писали разное. А каким он был для Вас?

- Наверное, все девочки мечтают в детстве о принце на белом коне. У меня такой принц был. Каждый день - с цветами или подарками. Образованный, уверенный в себе мужчина. Все знает, любую твою мечту может реализовать. Никогда не забуду один случай. Водитель привез меня в какой-то дом на Рублевке. Сказал: «Вот ключи от квартиры. Шабтай просил, чтобы вы ее посмотрели». Я зашла и обомлела. В новой, неизвестной мне квартире были развешаны платья и блузки моего размера, я увидела на столике мои любимые духи и мои фотографии. Все новое! Эту квартиру Шабтай подарил мне. Он был как волшебник. Он весь мир положил к моим ногам. Шабтай появился в моей жизни внезапно и так же неожиданно ушел. Мы прожили вместе семь лет.

На соревнованиях Анна выступала под номером 15

- После его гибели бывали моменты, когда руки опускались, хотелось рыдать от бессилия?

- Миллион раз. Начиная с того дня, когда узнала, что его больше нет. Я находилась с баскетбольной командой девочек в Старом Осколе. Сыновья были со мной. Перед матчем Шабтай позвонил, а через полминуты его убили. Но мне не стали сразу говорить, дождались конца игры. В тренерской комнате налили валерьянки и сказали − выпей.

Я пыталась сопротивляться, но заставили. И тут мне бросили в лицо - крепись, Аня, Шабтая расстреляли.

Он был моим щитом, моей стеной. И в то же время не давал расслабиться. Он поддерживал мои новые проекты. Когда что-то не получалось, говорил: «Иди и борись, не раскисай, отстаивай свою правду».

Первый месяц после трагедии стал сплошным кошмаром. Навалился клубок проблем. Все счета Шабтая были заморожены. Через неделю пришли сотрудники его офиса - за зарплатой, причем за два месяца. Начались угрозы от незнакомых людей: не рассчитаетесь за Шабтая - пеняйте на себя, церемониться не будем. Прямо как в кино про мафиози!

- Откуда долги у… миллионера?!

- Вот и я так думала. В основном, это были текущие платежи и расходы. Он-то знал, как их проводить, откуда брать деньги, а для меня... Пришли родители ребят, которые занимались баскетболом в Видном. Спрашивают, что будет со спортшколой? Ее закроют? А это триста детей! На счету баскетбольного клуба, как выяснилось, ничего нет. Мне надо было смотреть в глаза этим ребятам, их родителям и объяснять ситуацию. Иногда, честное слово, хотелось броситься с моста - и ни о чем не думать. Но я понимала, что так нельзя. У меня же есть Гришаня и Саня.

ЗЕМФИРА искренне полюбила маленькую дочку своей бывшей подруги и директора Насти КАЛМАНОВИЧ

- Удалось выпутаться?

- Близкий друг Шабтая дал взаймы крупную сумму. Потом часть долга простил. Мне пришлось продавать недвижимость, ее я сама заработала за время спортивной карьеры. Со всеми долгами рассчиталась только через три года после смерти мужа. Шабтай, как человек мудрый, многие свои активы оформлял на других людей. Например, дом в Видном, где я сейчас живу вместе с детьми, он записал на меня, а одну из квартир в Москве - на моего папу. К нему Шабтай очень тепло относился.

- Баскетбольную школу в Видном отстояли?

- Да. Ее могли закрыть. Руководители Московской области предложили два варианта. Первый: я соглашаюсь стать гендиректором клуба «Sparta&K», и тогда они обеспечивают финансирование из областного бюджета. Второй: если я отказываюсь, они не видят смысла содержать клуб и спортшколу. Мне не оставили выбора.

- При Калмановиче «Sparta&K» гремела в Европе, три раза побеждала в женской Евролиге. Теперь о больших трофеях можно лишь мечтать. Все упирается в деньги?

- Да. Зарплаты игроков, например, в УГМК или курском «Динамо» на порядок выше, чем у нас. Зато в Видном растет хорошая смена. На уровне премьер-лиги хорошо себя проявили Ксения Тихоненко, Марина Рябкина, Аделина Абайбурова и многие другие. А Мария Вадеева в 18 лет уже стала одной из ведущих баскетболисток сборной России.

Даниэлле (слева) сейчас 19. Внешне она очень похожа на папу... Фото: Instagram.com

Реальные цифры наследства

- Заказчиков и убийц Шабтая Калмановича не нашли…

- Для меня это не важно. Дело давно закрыто. Я следствию все рассказала. Кто именно совершил преступление, для меня значения не имеет.

- Они убили Вашего мужа!

- Преступники все равно будут наказаны. Даже если их не найдут. Есть же еще высшие силы. Многие люди, которые некогда совершили плохие поступки по отношению ко мне и Шабтаю, уже не живут на этом свете. А другие испытывают большие неприятности. Я здесь абсолютно ни при чем. Это не мистика, а высшая справедливость.

- Назвать этих людей можете?

Не могу. Но поверьте, я говорю правду. У меня есть доказательства.

...да и экстравагантностью в него пошла. Фото: Instagram.com

- Как думаете, желание отомстить за отца у Ваших детей есть?

- У нас, православных, есть десять заповедей: не убий, не укради и так далее. И там нет места мести. Я очень стараюсь, чтобы у Гриши и Саши этого чувства внутри не было.

- Шабтай часто приходит к Вам во сне?

- Совсем редко. Во сне, как правило, я отчитываюсь перед ним. Что я сделала, чтобы наша семья не упала. Чтобы дети двигались вперед. Лиат (старшая дочь Калмановича. - С. Д.) видит примерно такие же сны. Она тоже держит отчет перед Шабтаем.

- Лиат в Израиле?

- Да. Она работает, защитила диплом адвоката. Первый брак Лиатки распался, а с нынешним парнем  Даником - все нормально. Мы дружим семьями, я знакома с его родителями. Когда бываю в Тель-Авиве, мы обязательно встречаемся, они устраивают обед. Это близкие для меня люди.

- Анастасия Калманович, вторая жена Шабтая, до сих пор строит Вам козни? Помнится, Настю очень интересовало наследство, которое бывший муж оставил их общей дочери Даниэлле. Пресса называла цифру в тридцать миллионов долларов.

- Сколько?! Тридцать миллионов?! Кто придумал эти цифры? Когда Настя и все кто ее окружал, узнали о реальных размерах наследства, они быстро отошли в сторону. А когда Даниэлле исполнилось 18, ее мама вообще растворилась. Перестала о себе напоминать. Даниэллу воспитывал отец. Когда я вышла замуж за Шабтая, эта девочка жила с нами. Потом она стала учиться в Израиле, в дорогой американской школе. Шабтай так решил. А когда его не стало, Даниэлла меня попросила: «Пожалуйста, оставь все как есть, я не хочу уезжать из Тель-Авива, не хочу к маме». У Данечки, как и у Анастасии Калманович, латвийское гражданство. А визу в Россию, по настоянию матери, ей не давали. Я выполнила просьбу Даниэллы.

Лиат, старшая дочь убитого Шабтая, с сыновьями живёт в Израиле. Фото: Instagram.com

Никогда не была содержанкой

-  После смерти Шабтая дорогую школу для дочери Насти Калманович оплачивали Вы?

- Да. В июне прошлого года Даниэлла ее окончила. Преподают там на английском. Шабтай говорил дочери: «Если будешь знать три языка, без куска хлеба точно не останешься». Она прекрасно владеет английским, хорошо говорит на иврите и на русском. В общем не пропадет. Знаете, куда она решила попасть? В израильскую армию! Но только во внутренние войска. А там подъем в шесть утра. И Данечка передумала. Поработала официанткой. Потом устроилась администратором в крутой тату-салон. Туда запись за три месяца вперед, а в клиентах туристы из разных стран. У нее самой теперь все тело в татуировках. И пирсинг сделала. С октября Даниэлла приступает к занятиям в израильском университете, будет учиться на психолога. У нее есть свой управляющий и консультант по финансовым делам.

- Родственники нашли?

- Нет, сама. За Данечку я спокойна. Она умеет дружить, очень активная.

- А что случилось с нотариусом Светланой Бабак, которая вела дела Шабтая Калмановича?

- После его смерти она действовала в интересах Насти Калманович и заявила, что случайно сожгла важные документы.

- А на других бумагах Вы обнаружили свои подписи, кем-то явно подделанные.

- Для меня этого человека больше не существует. Я даже забыла ее фамилию. Честно. Я привыкла жить по-другому. По совести. Когда ты можешь утром посмотреть на себя в зеркало чистым взглядом, тебе становится легче. Да, это непросто, но так жить правильно. Я была женой миллионера, но никогда не была содержанкой. С 15 лет зарабатывала на жизнь сама.

Новый партнер

- У Вас появился мужчина, готовый взять под свое крыло?

- Меня не надо брать под крыло. Мне нужен не помощник в жизни, а партнер. Да, есть такой человек, он тоже связан со спортом. Мы можем разговаривать часами, смотреть вместе любимые фильмы, на многие вещи с ним смотрим одинаково. Но у нас партнерские отношения, без взаимных обязательств. Для меня это очень важно. У нас с ним разные жизненные истории, и я не считаю себя вправе разрушать то, что у него есть. Поэтому мы не живем под одной крышей.

- Дети приняли этого мужчину?

- Они друзья.

- Вы когда были сильнее: до встречи с Шабтаем или теперь?

- Конечно, теперь. Он меня изменил. Заставил почувствовать, что я самая желанная, самая любимая, самая-самая. А потом вдруг ушел. Но он и сейчас мой ангел-хранитель. Я уверена в этом. И еще. Заново пережить все то, что свалилось на меня после его смерти, я бы уже не смогла. Меня профессия вытаскивает. Баскетбол. С семи лет вытаскивает. И детям в жизни он тоже поможет.


 

Прикинь!

  • Задолго до знакомства с Анной Архиповой Шабтай Генрихович попал в Израиле в тюрьму. Был осужден на девять лет за шпионаж в пользу СССР. Там у него отнялись ноги, пришлось лечь на операцию. Через шесть с половиной лет Калманович вышел на свободу. Помогли советские спецслужбы.