ШОУ-БИЗНЕС

Муслим Магомаев отправил любовницу с сыном в США

Муслим Магометович разбил немало женских сердец, прежде чем женился на примадонне Большого театра Тамаре СИНЯВСКОЙ. Фото: Архив EG.RU
Великого певца в пятикомнатном номере гостиницы «Россия» развлекал весь кордебалет Ленинградского мюзик-холла

В этом году исполнилось бы 75 лет кумиру 60 - 70-х Муслиму МАГОМАЕВУ, сводившему с ума своим голосом и внешностью все женское население нашей страны. Семейное счастье он нашел с оперной примой Тамарой СИНЯВСКОЙ, с которой прожил с 1974 года до своей смерти в 2008 году. А до этого женщины у него менялись как перчатки, и с некоторыми из них его связывали довольно запутанные отношения. Воспоминаниями о непростой личной жизни звезды эстрады с нами поделилась непосредственная участница событий - бывшая солистка ВИА «Веселые ребята» Светлана РЕЗАНОВА, в свое время пережившая с Магомаевым бурный роман.

- Еще до знакомства с Магомаевым мне довелось общаться с его тогдашней гражданской женой Милой Фиготиной, - рассказала Светлана Ивановна. - Вообще по паспорту она носила фамилию первого мужа - музыканта Ивана Карева. Но я знала Милу под фамилией ее отца - известного композитора Бориса Фиготина.

Она работала редактором на радио. Мы с ней вместе ходили в Институт спортивной медицины у Курского вокзала, где для похудения сидели в специальных бочках с горячим паром. Во время этих процедур Мила много рассказывала мне про Муслима. Хвасталась, как поспорила на бутылку коньяка, что сумеет его очаровать, и добилась своего.

С самим Магомаевым я познакомилась на международном конкурсе «Золотой Орфей» на Солнечном берегу в Болгарии. Мы со Львом Лещенко выступали в качестве конкурсантов, а Магомаева пригласили как почетного гостя, чтобы дать сольный концерт - так называемый рецитал.

РЕЗАНОВУ не смущало, что МАГОМАЕВ не свободен. Фото из личного архива

Оказалось, когда он увидел мою фотографию в программке участников конкурса, я ему сначала не понравилась. Фотография там была плохонькая, я была с какими-то зализанными волосами. А когда мы встретились на репетиции, глаза у него сразу загорелись.

После каждого тура у выхода из зала нас ждали зрители - болгары, русские, поляки, чехи. Мы с Муслимом становились спинами друг к другу и раздавали автографы. Иногда он хулиганил и подписывался то Иосифом Кобзоном, то Вадимом Мулерманом, то еще кем-то из звезд того времени. Потом люди к нему возвращались и недоумевали: «Что вы нам написали?» С этого и началось наше сближение.

Последняя точка

- Когда я получила первую премию, ко мне подошли наши посольские работники и сказали: «Вы должны нам проставиться. Так положено. Кто получает первую премию, накрывает нам стол», - продолжает Светлана Резанова. - А я из полученных денег уже успела часть потратить. Сразу побежала и купила дубленку. Я же была бедная девушка. А дубленки в Москве стоили дорого. Еще купила сапоги. От премии осталось только 300 долларов. «Что же ты так поторопилась?» - начали укорять меня люди из посольства. Представляете, какие наглые!

А Магомаев был очень щедрый человек. Покупал своим музыкантам дорогие виски и коньяки. Раздавал все до копейки. Он меня тогда выручил. Добавил к моим деньгам свой гонорар за рецитал и устроил празднование моей победы в ресторане «Шипка».

Выступление РЕЗАНОВОЙ на фестивале «Золотой Орфей» обернулось скандалом из-за её чересчур смелого по тем временам платья (1972 г.) Фото с сайта kino-teatr.ru

По окончании «Золотого Орфея» члены нашей делегации должны были ехать в столицу Болгарии Софию. «Мне дают машину, - сказал мне Муслим. - Давай поедем вместе!» А с нами от «Госконцерта» ездил представитель КГБ, который следил, чтобы мы достойно вели себя за границей. «Вы не должны ехать с Магомаевым, - сказал он мне. - Вы поедете вместе со всеми в автобусе». Так и получилось.

Перед отъездом я увидела Муслима в машине. За рулем сидела красивая девушка. «Привет, лауреат!» - помахал мне он рукой. У меня сразу вспыхнула ревность. Я очень переживала, что он предпочел эту девушку мне. Но потом выяснилось, что она была из «Болгарконцерта» и просто его подвозила. Больше я ее рядом с ним не видела.

В Софии мы снова встретились с Магомаевым. Он водил меня в представительство Азербайджана. А потом пригласил в свой гостиничный номер. За этим наш кагэбэшник уже не уследил…

Да, я тогда была замужем за барабанщиком Юрием Генбачёвым. Но перед таким мужчиной, как Муслим, устоять не смогла. Не влюбиться в него было невозможно! И у нас завязались близкие отношения.

Обворожительная Светлана была любовницей многих знаменитых мужчин: Вячеслава ДОБРЫНИНА, Бориса ХМЕЛЬНИЦКОГО, Валентина ГАФТА. Фото из личного архива

Только не подумайте, что я хотела отбить Магомаева у Фиготиной. Я даже спрашивала его: «А как же Мила?» Он был очень привязан к ней, так как ее отец имел влияние на радио и в свое время помогал ему с раскруткой. Но к моменту нашего знакомства Муслим, по его словам, с Милой фактически не жил. Она жила со своим отцом в районе Лесной улицы, неподалеку от Дворца культуры, где у вокалистов «Москонцерта» находилась репетиционная база.

Однажды Фиготина, не спросив Магомаева, приехала к нему на гастроли в какой-то город. И он тут же отправил ее обратно. «Садись на самолет и улетай!» - сказал ей Муслим. Видимо, ему в тот момент просто было не до нее.

Мила была небольшого роста, полненькая, не красавица. А вокруг него толпами ходили гораздо более интересные женщины, которые были в него влюблены. И все время любить одну Милу ему, конечно, было трудно. Помню, в Болгарии Магомаев купил для нее люстру. Хотел подарить ей и на этом закончить отношения. Поставить, так сказать, последнюю точку.

Брак певца с Людмилой КАРЕВОЙ (ФИГОТИНОЙ) продлился шесть лет. Фото из книги Софьи Бенуа «Муслим Магомаев. Преданный Орфеей»

Большая обида

- Вскоре после возвращения в Москву Магомаев неожиданно позвонил мне и пригласил в гостиницу «Россия», где он снимал пятикомнатный номер люкс, - вспоминает Резанова. - «У меня в гостях девочки из кордебалета Ленинградского мюзик-холла, - объяснил Муслим. - Они мне рассказывают, как ты у них работала. Говорят, публика очень хорошо тебя принимала. Им будет приятно с тобой увидеться».

Но пока я доехала до «России», девочки уже ушли. И я осталась в номере с Муслимом одна. Что было дальше - объяснять не буду.

Потом я не раз ходила к нему в гостиницу. Один раз у меня утром была назначена съемка на телевидении. Для меня это было очень важно. А Муслим меня не отпускал. «Зачем тебе это телевидение? - говорил он. - Побудь лучше со мной!» Но я все равно ушла. Он сильно на меня обиделся. Какое-то время со мной не разговаривал.

Потом мы встретились во время Дней советской культуры на Кубе. Муслим тогда заболел. И его раньше времени отправили домой. Кажется, у него что-то случилось с горлом. Он ведь очень много курил.

Конечно, было приятно, что мне оказывал внимание сам Магомаев. Но я сильно не обольщалась и на что-то серьезное не рассчитывала. Знала, что он уже тогда был влюблен в Тамару Синявскую. Она стажировалась в Италии. Муслим с ней постоянно переписывался и перезванивался. В конце концов они поженились. И наши встречи постепенно прекратились.

А вот Фиготина еще долго не оставляла его в покое. Претендовала снова на то, чтобы с ним жить. Говорила даже, что своего сына Даниила якобы от него родила. После этого Магомаев быстро отправил ее в США. Она ему вроде сказала: «Я хочу эмигрировать из страны». И он с помощью своих высоких связей этому поспособствовал. Видимо, не нашел другого способа порвать с ней.

В том, что он отец ее сына, Муслим сильно сомневался. Когда Мила только сообщила ему о беременности, он сам говорил мне, что она спала и с тем, и с этим, и еще неизвестно, от кого у нее ребенок. Тем не менее, когда его приглашали на гастроли в США, он всегда посещал Милу. Один раз даже вместе с Тамарой к ней приезжал. И с сыном Милы переписывался. Я видела этого сына, уже взрослого. Он приезжал из Америки на похороны Магомаева. Уж не знаю почему, но, честно говоря, молодой человек действительно чем-то похож на Муслима.