ШОУ-БИЗНЕС

Гор Вербински: Джонни Депп обычно перетягивает всё внимание на себя

Знаменитый режиссер рассказал, как снимал свой новый блокбастер «Одинокий рейнджер»


В портфолио режиссера Гора ВЕРБИНСКИ не так много фильмов, но в их числе уже есть такие суперпопулярные картины, как «Пираты Карибского моря» и оскароносный мультипликационный фильм «Ранго». А на днях в российский прокат вышел еще один фильм Гора, претендующий на звание главного блокбастера лета,  - «Одинокий рейнджер». Всего за 4 дня, он сумел стать лидером проката и собрать около $7 млн. в отечественных кинозалах. В чем же секрет успеха фильмов Вербински? Это мы попытались выяснить в интервью с режиссером во время его первого прилета в Москву, состоявшегося в рамках промо-тура «Рейнджера». Вербински оказался на редкость красноречив, однако говорил довольно тихо, все время прикрывая рот рукой. Видимо, боясь сболтнуть чего лишнего.


- Расскажите, о чем ваш фильм? Это комедия или больше серьезное кино?
- В фильме, на мой взгляд, достаточно много и юмора, и экшна. Если говорить о жанре, то это скорее так называемое «летнее кино». Я хотел по-новому взглянуть на известную историю об одиноком рейнджере. Для меня это значило поведать об этом из уст Тонто. Это хорошая возможность — взяться за великую американскую легенду и по-новому взглянуть на то, что, вроде бы, всем известно: что собой представляет эта земля, эта страна. А потом ты понимаешь, как много было взято у коренных американцев. Суть фильма в том, что ковбой и индеец действуют заодно, в то время как их мир рушится. С одной стороны, ты рассказываешь о союзе двух непохожих людей, но, с другой, раз эту историю рассказывает индеец, то у тебя также есть возможность попытаться что-то сделать по-другому. У тебя есть огромное открытое пространство и нечто, что вносит в это пространство сумятицу, этот поезд. Он уродует это пространство, он превращает его в материальный объект, объект торговли и использования, а вместе с ним и коренных жителей. Но парень, который прибывает на этом поезде, Одинокий Рейнджер, имеет свою благородную концепцию справедливости, свое понимание хорошего и плохого. Но он, волей судьбы оказывается там, где справедливость подчиняется деньгам, и ценой страданий он понимает, что его кодекс, по которому он живет, требует пересмотра, «подгонки» под реальность. Так что если и называть наш фильм серьезным, то лишь в том смысле, что в нем поднимается серьезный вопрос: «Какой ценой?». Мы все едем на этом поезде, потому что все мы любим свои айфоны, еду из «Макдоналдса», комфорт и всё такое, но какой ценой? Мы забыли об одной очень простой вещи — о нашей связи с Землей.






Гора ВЕРБИНСКИ. Фото автора

Гор ВЕРБИНСКИ. Фото автора

- Джонни Депп – заложник образа Джека Воробья. Вам не кажется, что многие зрители, посмотрев фильм, скажут, что на экране тот же Джек Воробей, только в перьях? Почему Вы выбрали именно Джонни на эту роль?
— Ну, я, честно говоря, вообще никакого сходства между этими двумя персонажами не замечаю. Джек постоянно пытается убедить всех и каждого в том, что он величайший пират в истории, а Тонто же — грустный клоун, в его прошлом таится трагедия, он очень немногословен. К тому же у Тонто, например, дохлая птица на голове есть (смеется). Насколько я могу судить по собственному опыту работы с Джонни и по другим его фильмам, обычно он перетягивает на себя всё внимание, завязывает всё на своего героя. Здесь же два равноценных героя. Когда я говорил об этой роли с Джонни, я сказал ему, что здесь ему придется играть иначе, подобной роли ему раньше не доставалось, и он прекрасно это понял. Я работал с Джонни над пятью фильмами и вижу, что к этой роли он подошел совершенно иначе. Он играет гораздо сдержаннее: дает Арми Хаммеру возможность взаимодействовать на равных. Вообще, Джонни – отличный актер, который может быть разным на экране, и это великолепно!






Гора ВЕРБИНСКИ. Фото автора

Гор ВЕРБИНСКИ. Фото автора

- В одном из интервью вы сказали, что этот фильм был для вас самым трудным в карьере. Так чем же он отличается от других ваших проектов? В чем его трудность?
— До этого фильма, я всегда думал, что сложнее всего снимать лодки и корабли: их ведь не заставишь стоять смирно, но с поездами оказалось все намного тяжелее. Плюс корабля в том, что когда солнце меняет положение на небе, достаточно лишь развернуть корабль и снова бросить якорь. Даже естественным освещением можно манипулировать. Что же касается поезда, то он стоит на рельсах и его как угодно двигать не получится. Приходится контролировать скорость паровоза, плюс у нас были лошади и в самом поезде, и на крышах вагонов, а под поездами актеры. Мы старались обходиться без компьютерной графики, а это всё очень опасно и делается медленно. Мы снимали сто пятьдесят дней, девяносто процентов сценария предполагало экстерьеры на натуре, очень мало павильонных съемок, мы поработали в пяти штатах... Мы побывали в Долине памятников, в Каньоне-де-Шей, в Колорадо, в Юте, в Неваде, в Нью-Мексико и Калифорнии. В половине мест съемки вообще запрещены, и мы с трудом выбивали возможность снимать. Представьте себе четыре сотни человек, целый караван из трейлеров, вспомогательных транспортов, едущий через всю страну, как бродящий цирк, только без шатров. Погода особенно «радовала»: была и слякоть, и дождь, и снег, в некоторые дни вообще невозможно было работать, и мы простаивали. Иногда было так пыльно, что не видно того, кто стоит нос к носу с тобой. Пыль была везде: летела в глаза, в нос, в уши: идешь в конце дня в душ, а вода коричневая из-за красной глины. Жуешь сэндвич, а у него вкус песка. Мы все ходили после этих съемок, как выжатые лимоны просто.






Гора ВЕРБИНСКИ

Гор ВЕРБИНСКИ

- В фильме присутствуют плотоядные зайцы. Они просто потрясающие. Расскажите, как они появились в фильме и были ли они первоначально в сценарии?
- Нет, их не было в сюжете изначально, и в оригинальном материале тоже. Когда меня подключили к работе, а разговоры об этом фильме начались в 2006 году, мои представления о нем несколько отличались от того, что написали в раннем варианте сценария. Мы просто немного не совпадали и видели фильм по-разному. Тогда, уже в 2010 году я вплотную занялся новой версией сценария, поскольку мне хотелось рассказать эту историю с точки зрения Тонто. Потом мы взяли на роль Тонто Джонни, и это стало точкой отсчета для нового сценария. Он здорово отличался от всего того, что делалось ранее. Мы работали над ним, над этой историей полтора года. А зайцы родились из концепции, согласно которой природа выходит за привычные рамки, демонстрируя, что что-то идет не так, как должно. Просто мы выбрали вот такой забавный способ это показать.






Джонни ДЕПП

Джонни ДЕПП

- Расскажите о работе с лошадьми…
- О! Сильвер – это наша главная звезда! У него потрясающее выражение лица. И, да, он пил пиво, причем не только в кадре (смеется). Вообще, пришлось постараться, чтобы уговорить его сделать несколько подобных вещей. А ещё у него был целый отряд дублеров, который выполнял самую сложную работу за него. Вообще, лошади – очень красивые создания, это само воплощение природы, но в то же время работать с ними очень тяжело. Я восхищаюсь людьми, которые с ними работают. На съемках у нас было два лошадиных состава, которые сменяли друг друга. Все лошади до сих пор живы-здоровы.
- Как вы считаете, насколько интернационален вестерн, как жанр? Есть ли у вас любимые вестерны?
- Я думаю, людям нужна, прежде всего, интересная история. Я не собирался делать какой-то конкретный жанр, я собирался рассказать историю. Аналитики нам говорили, что ничего не получится, что не выйдет сделать хорошую историю, но думаю, мы утерли им нос.  Что касается жанра «вестерн», то меня вдохновляли в первую очередь фильмы Леоне и Пекинпа. Сам жанр мне очень нравится, потому что вестерны очень индивидуалистичные. Хрестоматийный элемент жанра — силуэт на горизонте, как раз и символизирует того или иного индивидуума. Разглядеть этот самый силуэт, индивидуальность во всеобщем хаосе становится всё сложнее, потому что именно на хаос и похожи современные вестерны, в отличие от фильмов Джона Форда. В нашем «Одиноком рейнджере» идея очень простая: герою приходится примириться с тем, что мир стал другим.






Джонни ДЕПП

Джонни ДЕПП

- Скажите, как изменилась ваша жизнь, после получения Оскара?
- Этот день отложился у меня до мельчайших подробностей. Я помню тот понедельник, как меня фотографировали, как брали интервью, каждую деталь. Действительно, жизни меняется, когда получаешь эту награду, при этом меняется, в основном, изнутри: ты начинаешь себя ощущать по-другому. Кстати, я тут вспомнил, что так и не отметил это событие (смеется). Праздновать совершенно не было времени, поскольку было очень много работы. И то, что я востребованный, работаю над многими интересными проектами и с интересными людьми, этому я рад куда больше, чем золотой статуэтке.