ШОУ-БИЗНЕС

Зыкина прокляла Казарновскую,

вспоминает брат оперной дивы Александр Буткевич


Известная певица Любовь КАЗАРНОВСКАЯ, недавно выступавшая на Первом канале в популярном шоу «Один в один» в роли члена жюри, судится с отцом за квартиру в центре Москвы. 91-летний генерал-майор Юрий Игнатьевич завещал недвижимость стоимостью $1 млн. своей второй жене Зое ГРОМАДСКОЙ. Знаменитой артистке с 18-летним сыном и ее сестре Наталье ничего не светит, что и послужило причиной конфликта. Впрочем, подобные свары в звездной семье - дело привычное. Певица с отцом долгие годы судились с родней из-за дачи в Подмосковье. Впервые тайны клана Казарновских открывает двоюродный брат примы Александр БУТКЕВИЧ.






Оперная певица Любовь КАЗАРНОВСКАЯ приобрела еще большую популярность после шоу Первого канала «Один в один»

Оперная певица Любовь КАЗАРНОВСКАЯ приобрела еще большую популярность после шоу Первого канала «Один в один»


Мы входим в небольшую уютную квартиру Буткевича на проспекте Вернадского.
- Живу здесь с детства, - рассказывает Александр Сергеевич. - Спасибо папе. Он получал эту квартиру. Но его уже 25 лет нет с нами. Отцу было 52 года, когда в 1988 году его сразил инсульт. Кровоизлияние в мозг произошло на почве сильных нервных потрясений. Сергей Александрович не смог вынести предательства близких родственников - Казарновских.
Мой отец и мама Любови Казарновской были родными братом и сестрой. Папа был дружен с мужем своей сестры Юрием Игнатьевичем. Но их пути разошлись, когда Казарновские решили лишить нас совместно купленной дачи.






Александр БУТКЕВИЧ считает, что КАЗАРНОВСКИЕ отравили жизнь его семье

Александр БУТКЕВИЧ считает, что КАЗАРНОВСКИЕ отравили жизнь его семье


- Вы общаетесь с Любовью Юрьевной?
- Какое может быть общение, если мы судились больше 19 лет!? Племянника своего, сына Любы, я никогда не видел. Недавно посмотрел передачу с участием отца Казарновской - генерала. Теперь уже он с Любой за квартиру воюет. Все к этому шло.
После смерти моей тети, Любиной мамы, осенью 1991 года Юрий Игнатьевич решил снова жениться. Люба и ее сестра Наталья Бокадорова были категорически против этого брака. Они, видимо, уже тогда чувствовали, что им в наследство ничего не достанется. Наташа и ее муж решили упечь отца в психушку. Приехали на дачу, где отдыхал дядя Юра, вызвали машину карету «Скорой помощи».






Генерал Юрий КАЗАРНОВСКИЙ и 79-летняя Зоя ГРОМАДСКАЯ готовы променять родственные отношения на квадратные метры

Генерал Юрий КАЗАРНОВСКИЙ и 79-летняя Зоя ГРОМАДСКАЯ готовы променять родственные отношения на квадратные метры


Наташкин муж позвал соседа и вместе с ним начал гоняться за старым генералом. Понятно, что тот в сумасшедший дом не хотел решительно. Завязалась драка. Молодые мужики сломали Казарновскому руку. Он каким-то чудом изловчился и выбежал на улицу. Соседи были в шоке от всего этого. Скрывался от мучителей генерал у председателя кооператива. Он влетел к нему ошалелый и попросил коньяка.  После этой сцены в семье разгорелся скандал. Казарновский подал иск в суд на зятя. Любка, узнав о поступке сестры, прекратила с ней общаться. Мы с Наташей тоже не разговариваем. Кстати, в своё время мой отец устраивал Наташкиного мужа на работу. Тот за копейки сидел инженером, а он его пристроил в артель к Вадиму Туманову.


Коварство генерала


- Из-за чего все же произошла ссора между вашими родителями?
- Мой отец с 1963 по 1980 год был директором столичного бассейна «Москва», на месте которого сейчас возвели храм Христа Спасителя. Кроме того, он являлся председателем Совета директоров всех бассейнов СССР. Представляете, какие у него были связи? Однажды отец предложил Казарновскому приобрести совместно дачу в Подмосковье. Они же дружили семьями, пока мой папа был им нужен. Отец через знакомых узнал, что в поселке Клязьма продается хороший двухэтажный дом. Хозяйка, жена министра нефтегазовой промышленности СССР, хотела за него 40 тысяч рублей.


Генерал-майору Казарновскому, как участнику Великой Отечественной войны, легче было стать членом ДСК, отдав деньги в пай. На том и порешили. Казарновский заплатил официально 20 тысяч рублей, а папа добавил свои 20 тысяч - эти деньги ему заняла Людмила Зыкина, которая дружила с отцом. Но на двух хозяев недвижимость нельзя было оформить, и тогда договорились во все бумаги вписать Казарновского. Дескать, если возникнут какие-то бытовые проблемы, ему, как ветерану войны, их легче будет решить. Но однажды произошло короткое замыкание, и дача сгорела. Чтобы ее заново построить потребовалось 60 тысяч рублей. Мы с Казарновскими заплатили поровну. Кроме официальных документов, у нас были свидетели, на суде выступала Зыкина.








Маленькие Любовь КАЗАРНОВСКАЯ и Александр БУТКЕВИЧ с бабушкой Софьей Григорьевной

Маленькие Любовь КАЗАРНОВСКАЯ и Александр БУТКЕВИЧ с бабушкой Софьей Григорьевной



А потом Казарновский со своей семьей решил полностью завладеть домом, выставив нас из него. Отец сразу поехал к Юрию, но тот заявил, что больше нас на даче видеть не желает. Доводы о том, что папа вложил свою половину денег в дом, он и слушать не желал.
- У тебя нет официальных документов, ну и пошел отсюда, - долдонил генерал.


Прежде чем оттяпать дачу, отец Любы совершил предательство в отношении моего  отца. Приходит  как-то Юрий Игнатьевич к отцу и говорит:
- Серёж, я тут покатался на своих « Жигулях» и хочу  их продать, но сделать надо так, чтобы я деньги не потерял, а ещё заработал на этом.
– Юр, - отвечает отец, - У меня есть знакомый делец  Хачатурян.  Он в бассейн ко мне ходит. Я тебя с ним познакомлю, общайся с ним сам.  Он тебе поможет продать машину.
Хачатурян был  знаком  с секретарём Брежнева Бровиным.  Как  выяснилось позднее, Хачатурян и Бровин вместе  проворачивали блатные дела. Автомобиль продали, генерал получил свои желанные две тысячи рублей,  по тем временам  это была хорошая сумма (хлеб стоил 20 копеек).  Отец мой после этой машины своего родственника  больше и не вспоминал. Но  тут началось следствие по делу Бровина, и упекли Хачатуряна. Он сидел в следственной части Прокуратуры союза.  Генеральным прокурором был Александр Михайлович  Рекунков, давний друг моего отца. Папа был  на свадьбе его сына тамадой, они вместе парились в бане, тот тоже ходил к нему в бассейн.  Замом  Рекункова был Сорока. Сорока мечтал занять место Рекункова! И тут ему улыбнулась удача. Карты шли ему в руки.  Хачатуряна взяли в разработку и начали крутить, расспрашивать, кого он знает еще, кто мог бы заинтересовать генеральную прокуратуру.  И тут Хачатурян  говорит, что знает  Сергея Буткевича, который дружит с Генеральным прокурором Рекунковым.  Сорока  мгновенно среагировал на это:
 - Что за человек этот Буткевич,- заинтересовался он. - Что мы можем предъявить этому Буткевичу?!
 – Да я тут помог продать машину его родственнику. Тот заработал две тысячи  и, наверное, поделился  с Буткевичем,- начал сочинять Хачатурян.








Брат Саша и сестричка Любочка даже не думали, что станут непримиримыми врагами, когда кончится детство (1968 г.)

Брат Саша и сестричка Любочка даже не думали, что станут непримиримыми врагами, когда кончится детство (1968 г.)


Отец мой этих денег в глаза не видел. Но в тюрьму посадили его, а не Казарновского.  Юрий Игнатьевич пошёл в прокуратуру и рассказал, что машина была его, и Буткевич к этому делу никакого отношения не имеет. Но когда он пришёл домой, ему сказали: «Юрка ты что, дурак? Сейчас Серёжку отпустят, а тебя посадят»  Тот понял, как сглупил, дождался утра и помчался в прокуратуру. Вот здесь он уже постарался. На четырёх листах генерал написал отказ от своих слов. Вернувшись из прокуратуры, генерал велел  нам выехать с дачи.  Это было как нож в спину для нашей семьи. Мы с мамой поняли, что Казарновские нас предали. Родная сестра моего отца, мама Любови Лидия Александровна  поддержала не родного брата, а мужа.  Я  пошёл к председателю московского спорткомитета Ковалёву Анатолию Николаевичу, он сейчас уже на пенсии,  и попросил его связаться с Рекунковым. Пока всё это дошло до Рекункова, прошло три месяца, отец все это время сидел. Оказалось, что Рекунков не знал, что происходит у него за спиной, он был не в курсе даже, что  его друг сидит.  Отца выпустили. Он просидел полгода. Следователь по особо важным делам Галкин написал извинительное письмо. В нем говорилось, что уголовное дело прекращено на основании п. 22 ст. 5  УПК РСФСР  за отсутствием состава преступления. Прокуратура признала, что отцу был нанесён ущерб незаконными действиями.  Письмо было датировано 29 января 1988 года. Ровно день в день через десять месяцев отца не стало. 






Роман с Зыкиной


- Ваш отец близко дружил с Людмилой Зыкиной?
- Отец и Людмила Георгиевна познакомились в 1974 году в бассейне «Москва» - там еще сауна была. Зыкина в сауну со своей подругой, министром культуры Екатериной Фурцевой, ходила. И между папой и Людмилой Георгиевной возник роман. Он даже из семьи уходил к ней. Они прожили вместе три года. Я приезжал к ним в Малаховку. Зыкина была чудной женщиной, умела угостить, хорошо готовила. Своих детей ведь у нее не было, и она с такой нежностью ко мне относилась, как к сыну.






Мама Любови КАЗАРНОВСКОЙ Лидия Александровна (слева), жена Сергея БУТКЕВИЧА Антонина Ивановна (крайняя справа) на той самой даче, за которую сейчас судятся

Мама Любови КАЗАРНОВСКОЙ Лидия Александровна (слева), жена Сергея БУТКЕВИЧА Антонина Ивановна (крайняя справа) на той самой злосчастной даче.


Папа хотел официально все оформить, а она замуж не хотела. Из-за этого, наверное, и расстались. Но остались добрыми друзьями на всю жизнь. Зыкина была у отца на похоронах. А вот мама Любы, моя родная тетя, на похороны не пришла. Кстати, от теплых отношений отца с Зыкиной Казарновские тоже получили дивиденды. «Серег, пусть Люда твоя Любочку мою послушает», - просил генерал отца. «Серег, пусть Люда составит нашей Любочке протекцию». Отец снимал трубку и звонил Зыкиной. Людмила Георгиевна никогда не отказывала в помощи Любке.






Людмила Георгиевна не простила свою протеже за то, что та обидела ее любимого мужчину

Людмила Георгиевна не простила свою протеже за то, что та обидела ее любимого мужчину


Когда отца уже не было, Людмила Георгиевна позвонила моей сестре.
- Что же ты, Люба, с родственниками своими судишься? - упрекнула Зыкина. - Ты же успешная, обеспеченная женщина, а хочешь близких людей ободрать!
- А что, Людмила Георгиевна, здесь такого? - отвечала Любка. - Нам с папой тоже надо где-то жить.
- Тогда, Люба, я тебя проклинаю! - не выдержала Зыкина.
В общем, судились мы за дачу с 1986 года. В 1988 году, когда не стало отца, мы с моей мамой продолжили бороться за эту недвижимость. В итоге Верховный суд принял решение предоставить нам возможность проживать на даче без права собственности. Но на этом Казарновский не успокоился: он подал иск в суд, требуя, чтобы мы платили как арендаторы. Генерал хотел получать с нас ежегодно миллион! В суде его послали. Но однажды, приехав на дачу в 2006 году, мы узнали, что нас оттуда все-таки выкинули: Казарновский втихаря дом продал.
Теперь вот Казарновский уже с дочкой сцепился. Ничего, им не привыкать к семейным скандалам…






Сергей БУТКЕВИЧ (крайний слева), отец Любови КАЗАРНОВСКОЙ (в папахе), старшая сестра КАЗАРНОВСКОЙ Наталья, Любовь КАЗАРНОВСКАЯ с мамой

Сергей БУТКЕВИЧ (крайний слева), отец Любови КАЗАРНОВСКОЙ (в папахе), старшая сестра КАЗАРНОВСКОЙ Наталья, Любовь КАЗАРНОВСКАЯ с мамой


Справка
* Буткевич Сергей Александрович, 1936 г.р.
* Мастер спорта СССР
* Председатель совета директоров плавательных бассейнов СССР
* Президент федерации водного поло СССР
* Член центрального правления общества советско - арабской дружбы
* Член правления общества СССР - Ирак
* Умер  29 ноября 1988 года. Похоронен на Новодевичьем кладбище.