ШОУ-БИЗНЕС

Жозе Виктор Кастиэл: Я не импотент! И на съемках не пукаю!

ЖОЗЕ В НАТУРЕ: совсем не бык

ЖОЗЕ В НАТУРЕ: совсем не бык

Два года подряд мы смеемся над персонажами Жозе Виктора. Сначала его Вириату из "Семейных уз" боролся с импотенцией. А теперь восхитительный увалень Гаэтано трогательно ухаживает за Катариной. И все бы у них получилось сразу, не вздумай герой ("здоровый, как бык") так некстати поднять два тяжеленных мешка с фасолью! Словом, на интервью с толстячком Кастиэлом мы отправились в самом веселом расположении духа.

Здоров, как бык? Гаэтано - возможно. Но уж никак не исполнитель этой роли Жозе Виктор. Среднего роста, крепко сбитый мужчина в летах, с пышной окладистой рыжеватой бородой. Мы ждали актера у бассейна на втором этаже роскошного 4-звездочного отеля в районе Барра да Тижука. Он нарисовался за нашими спинами, молча постоял, покачиваясь с мысков на пятки. Загадочность довершали непроницаемые черные очки. Мы также молча пялились на него, не узнавая, и недоумевали, чего мужику надо? Кастиэл хрипло засмеялся, представился и предложил попить кофе в тени у бара. Сам со скрипом взгромоздился на высокий табурет у стойки, закурил, заказал себе кофе со сливками. Смешал жидкости равными долями, добавив в чашку жидкий заменитель сахара (не считая капель), и заявил, что теперь весь наш. Жарко ему, бедняге, - моментально взмок. Все время достает из кармана платок и вытирает пот со лба. А так человек милейший. С отличным чувством юмора и тактом. С низким, сочным голосом, широченной улыбкой и очень светлыми, излучающими веселье глазами.

БЕДНЯГА ГАЭТАНО: его личное счастье не сложилось

БЕДНЯГА ГАЭТАНО: его личное счастье не сложилось

- Жозе, вас не узнать! В "Надежде", съемки которой только закончились, вы выглядели гораздо более юным. Неужели все дело в бороде?
- Частично. По сюжету Гаэтано годика 32 - мне же стукнуло 43. Меня коротко остригли, побрили, загримировали. Возня, конечно, но сценаристу нужен был толстяк, а актеров такой комплекции в Бразилии мало.
- Вы не пробовали худеть?
- Зачем! Вес - мое преимущество перед другими, мое амплуа. Лицом я не уродился, зато беру фигурой и оригинальностью. Я худею или толстею только для роли. Обычно балансирую на отметке 112 кило при росте 180 см.
- В школе вас не дразнили?
- Глистом в обмороке. До 12 лет я был худющим! Часто болел. Потом серьезно занялся спортом (легкая атлетика, волейбол), пока в 27 лет не допрыгался до травмы колена. Перенес операцию, забросил тренировки и стремительно растолстел. Сейчас играю только в футбол с друзьями или рыбачу с сыновьями. Наша квартира в Порту-Алегри расположена прямо у пляжа.
- Так ваш дом не в Рио? Вот почему вы живете в гостинице.
- По контракту с "Глобо" студия оплачивает мне номер отеля и авиабилеты домой и обратно. Всякий раз, когда у меня есть перерыв между съемками (хотя бы день), я лечу к семье. Полтора часа в воздухе, и я уже на юге Бразилии. За последние 10 месяцев 140 раз поднимался на борт самолета!

СЕМЬЯ КАСТИЭЛА: видит кормильца урывками

СЕМЬЯ КАСТИЭЛА: видит кормильца урывками

- Проще перевезти семью в Рио.
- Если работаешь только на телевидении. Я 25 лет играю в театре, в Порту-Алегри у меня своя драматическая труппа. Съемки в сериалах - всего лишь способ не нуждаться в деньгах. И если я подписываю контракт с "Глобо", то лишь с условием оплаты моих перелетов домой в любой момент по желанию.
- Кто вас ждет дома?
- Дочь Алисия (12 лет) и сын Жоао Виктор (8). Жена Сисси Кастиэл. Она психолог, имеет частную практику и собственную клинику. Мы вместе 17 лет. Вы спрашиваете, секрет долгого брака? Ну… уважать работу другого, быть внимательным к мелочам. Еще в Порту-Алегри живут мама, старшая сестра Лусия, брат Маркус. Он журналист, ведет спортивную рубрику в ежедневной газете "Диарио Катариненсе".

"Блат" не помог поступить в институт

- Ваши дети тоже станут актерами?
- По желанию. Если это действительно их призвание. Не каждый может вынести такой тяжелый груз: актер многим жертвует ради профессии. Я сам никогда не мечтал о другом пути. Начал играть в любительском театре лет в 13, с тех пор не останавливался. В 17, правда, поступил на юридический факультет, выучился на юриста. Специализировался на авторских правах - сейчас это помогает мне при подписании контрактов. На телевидение пришел в 1988 году. Был сопродюсером некоторых проектов "Глобо", стал сниматься. Моя семья, родители всегда хотели видеть меня на сцене. Дядя - Антонио Абужамра, один из ведущих театральных режиссеров Бразилии. Отец - Виктор Кастиэл (умер в 1986 году) преподавал в университете сценическое мастерство. Он написал специально для меня учебный курс, позже включенный в программу университета Сан-Паулу. А когда я попытался туда поступить, провалился на экзаменах! Ха-ха.

ПОДАРОЧЕК ИЗ МОСКВЫ: Ольга Мартинская открыла звезде секрет русской матрешки

ПОДАРОЧЕК ИЗ МОСКВЫ: Ольга Мартинская открыла звезде секрет русской матрешки

- Мощный "блат" не помог?
- Я поступал как рядовой абитуриент, умолчав о знаменитых родичах. Меня выгнали с экзамена с диагнозом: "грубый, невежественный, не способный к драматическому искусству". И слава богу! Актер совершенствуется на практике. В университете человек изучает теорию мастерства, потом пишет кандидатскую в Париже, докторскую в Москве, книгу в Нью-Йорке, лет в 40 становится преподавателем, печатает статьи. Играть на сцене ему недосуг.
- У вас такие светлые глаза. Кто вы по национальности?
- Внук итальянцев и португальцев со стороны матери. Родные отца приехали из Турции.
- Сериал "Надежда" закончился, а вы еще в Рио. Домой не спешите?
- Издеваетесь? Я уже несколько месяцев снимаюсь в новелле про Гарибальди "Дом семи женщин" в роли бродячего торговца всяким хламом. В XIX веке в Бразилии много их ходило по дорогам. Из-за этого проекта я сбежал из "Надежды" в середине истории.
- Значит, Гаэтано, дважды отвергнутый Катариной, больше не появится в сюжете?
- Сам жалею. Очень уж меня уговаривали примкнуть к Гарибальди. Им нужен был актер моей комплекции и с моим южным акцентом. Зрители переживали исчезновение Гаэтано, требовали продолжения. Мне и самому он нравился. Такой смешной, похожий на трогательного непосредственного ребенка.

- Особенно когда пукает в самые неподходящие моменты.
- Я этого не делал! Клянусь! Моей задачей было нагнуться, взять мешок фасоли (на деле, с тряпками), сделать растерянное лицо. А эти звуки наложили позже. Я и не подозревал, как режиссер подставит моего бедного героя. Жалко его и смешно до слез.
- Что еще памятно вам по этим съемкам?
- Полтора месяца до начала работы мы с Симоне Споладоре, Эмилио Орсиоло Нетто и Отоном Бастосом жили на фазенде в округе Сан-Паулу, где проходили съемки. Теперь они мне как родные. Каждый день созваниваемся. Мы учились работать с землей, пахать, обращаться с животными. Оттачивали акцент: наши персонажи говорили на диалекте Сардинии, а большинство бразильских итальянцев имеют неаполитанский акцент.
- Вам понравилась сельская жизнь?
- Фе. Шикарные впечатления, но повторить их - увольте. В деревне я подавлен, скучаю по городской суете, шуму машин.

Вера Фишер лечит от импотенции

- У нас только прошли "Семейные узы", где вы сыграли импотента Вириату. Эта работа была для вас интересной?
- Смешной, хотя за весь сериал мой герой ни разу не улыбнулся. Так посоветовала мне жена. Я начинал играть комический персонаж, и она мне сказала: "Ты неправильно передаешь этот образ. Не смейся над ним и не защищай его". Она оказалась права. Вириату попадает в комические ситуации, но сам печален и замкнут. Поэтому правдоподобен. Проблема-то важная. От импотенции страдает весь мир, но о ней не принято говорить. Помните, как я сказал в сериале: "Каждый мужчина - потенциальный импотент. Не сегодня, так завтра вдруг обнаружит свою несостоятельность". Скажу по секрету, все мужики в глубине души этого боятся.

- А у вас с этим как?
- Ха-ха. В порядке. Знаете, актеров всегда путают с персонажем и во время показа "Семейных уз" ко мне часто подходили на улицах с сочувствием и советами. А тут как-то на пляже мужик подбегает, хлоп по спине: "Попробуй с Верой Фишер! Она тебе не откажет, все-таки подруга жены. На нее и у покойника встанет!" Мне так понравился совет, что я пригласил его выпить со мной кокос.
- Вы такой компанейский?
- Люблю тусоваться с народом. Или приглашать домой друзей.
- Пивка попить…
- Каюсь. Ни разу в жизни не пробовал спиртное. Не хочу. Хотя дома держу великолепный бар с разными напитками.
- Что может вывести вас из себя?
- Человеческая глупость, когда люди с умным видом несут чушь. Отсутствие воспитания, грубость. Однажды на улице какой-то тип начал свистеть, показывая на меня пальцем. Будто я собака. В таких случаях я молчу, чтобы избежать глупости хотя бы с моей стороны.
- О вас сочиняют слухи журналисты?
- Регулярно. Это здорово, потому что увеличивает популярность актера. Спасибо газетчикам. Кроме того, пишут только о приятном. Например, на этой неделе я сменил пять женщин.
- Ваша жена, наверное, тоже в восторге?
- Мои близкие знают правду. За 17 лет брака мы с женой научились доверять друг другу. Я очень дорожу нашими отношениями. Наверное, потому, что долго ее добивался. Нас познакомили в баре друзья. Она взглянула и забыла, а я влюбился с первого взгляда и был настойчив.
- Вы хороший человек?
- Жуткий. Беспокойный, увлекающийся, никогда не отдыхаю. Не умею все делать в меру. Жена с трудом уговорила меня взять отпуск. Сейчас мы едем в Мадрид, где она будет защищать диссертацию.

Моим российским братьям мои большие объятья. Зе Виктор Кастиэл

Моим российским братьям мои большие объятья. Зе Виктор Кастиэл

- Кроме актерства, вы чем-нибудь еще занимаетесь?
- Ни бизнеса, ни офиса, ни времени у меня нет. Разве что благотворительные проекты. Более пяти лет я состою в добровольных спонсорах Института детских раковых заболеваний.
- Вы суеверны?
- Совершенно свободен от каких-либо предрассудков. Полагаю, что нет никакой судьбы свыше или приметы, которые помешали бы человеку вести правильную жизнь. Единственный мой "пунктик": я запрещаю входить в мою гримерку минут за 10 до выхода на сцену. Новичков предупреждаю заранее и объясняю, что это не от дурного воспитания. Мне нужно сосредоточиться. Иначе выйду к зрителям неподготовленным и сделаю какую-нибудь глупость. Еще я очень боюсь внезапной смерти.
- А чего-нибудь попроще. В быту?
- Ненавижу крыс и мышей. Испытываю такое отвращение, что ничто на свете не заставит меня до них дотронуться.

Рио-де-Жанейро - Москва, 2003 год