ШОУ-БИЗНЕС

Мария Роса Гальо рыдала на Красной площади

Имя этой легендарной актрисы знают все поклонники латиноамериканских сериалов. Митра в "Цыганке", Росалиа в "Черной жемчужине", Бернарда в "Мануэле", София Нуньес Самора в "Провинциалке". Она стала таким же лицом аргентинского "мыла", как Норберто Диас или Хино Ренни. Во время нашей поездки в Буэнос-Айрес на студии "Те-ле-фе" как раз снимался сериал "Качорра" ("Дикий ангел. Возвращение"), где Роса Гальо играла роль Пьерины. И мы, конечно же, напросились на интервью с любимой многими российскими фанатами звездой.

Она совсем уже старенькая и все время болеет. Однако такого живчика на "Те-ле-фе" еще поискать. Преклонный возраст (все-таки девятый десяток!) не мешает Марии Росе сниматься, хотя для этого ей приходится натурально сбегать на студию из больницы. С какой теплотой она приняла нас в своей крохотной студийной гримерке! По-прежнему красивая, подтянутая, накрашенная, в идеально уложенном паричке. Назвать ее бабушкой язык не повернется. Что значит старая закалка: осанка - ни тени сутулости. Нас попросили особо не утомлять актрису, но она сама не спешила расставаться с журналистами из далекой России. Пристроив гостей на узенькой софе, уселась рядом на стуле, включила настольную лампу и завела рассказ прерывающимся хрипловатым шепотком. Голос начинает звучать, лишь когда актриса смеется. А хохотала она во время интервью постоянно: как оказалось, большая часть известной информации о звезде - сплошная выдумка.

- Сеньора Гальо, мы слышали, что вас зовут второй мамой Андреа дель Боки. Говорят, что и сама Андреита к вам так обращается. Это правда?
- Что вы, нет, конечно! У меня чудные отношения с этой семьей, давно знаю Николаса, люблю и уважаю замечательного человечка Андреиту. У нее такой богатый внутренний мир! Но фамильярности между нами никогда не было.
- Правда, что когда-то вы встречались с отцом Андреа?
- Роман с Николасом?! Ха-ха-ха! Конечно же, нет! Мы действительно познакомились давно. В начале моей карьеры, а это были 50-е годы. Я только вернулась из Италии. Но никаких амуров между нами никогда не было. Догадываюсь, откуда пошли такие слухи: я слишком сильно люблю всю их семейку!
- Говорят, вы поначалу не жаловали телесериалы, не считая их за искусство…
- Хотите знать правду? Меня просто никто туда не звал. Сказки это все, будто мне не нравится телевидение. Я очень много работала на ТВ и в сериалах в частности. Играла с Андреа, снималась у ее отца, работала с другими прекрасными режиссерами. Признаюсь, мне больше нравится телевидение прошлых лет, тогда к актерам было больше уважения. Сейчас никого не волнует твое состояние, у тебя нет ни минуты на подготовку, повсюду беготня, нужно успеть отснять все в кратчайшие сроки. Я говорю не только о "Качорре" - такое происходит с каждым сериалом.
- То есть вам нелегко сейчас работать в "Качорре"?
- Что значит трудно? За столько лет карьеры я научилась жить своей работой. Мне лично трудно играть на одной площадке с плохими актерами, таких проектов не выношу. А когда тебя окружают талантливые люди, работа приносит удовольствие!
- К какой категории относятся Наталья Орейро и Пабло Раго?
- Я в восторге от них! Паблито, без сомнения, блестящий актер и прекрасный человек. Наталья отличается другим: быстрая, спонтанная - она настоящий ураган. Напоминает меня в молодости, и это замечательно.
- Вы уже знаете, чем займетесь после "Качорры"?
- Ха-ха-ха! В 80 лет не строят долгосрочных планов! Ничего на горизонте! Коли буду жива - продолжу играть в театре. Сейчас я работаю в комедийной пьесе под названием "Экстра-женщины": удивительно забавная постановка, где все выставлено в свете "слишком". Веселимся от души.

Мой кумир - Фидель Кастро

- Мы читали, что у вас - бурная на события жизнь. За что вас высылали из страны?
- Это было во время правления президента Перона, когда общество разделилось на его сторонников и ярых противников. Хотя я никогда не принадлежала к коммунистам, всю жизнь придерживалась "левых" взглядов. Артисты в то время должны были принимать участие в политических акциях в пользу военного правительства, а я думала иначе. Меня признали персоной нонграта, врагом. Пришлось уехать из Аргентины. Семь лет я жила в Италии, работала в театре.
- Правда, что в ваш дом ворвались вооруженные люди и насильно отвезли вас в аэропорт?
- Не совсем так. За мной начали следить еще до высылки, и на углу дома всегда дежурил полицейский. Я жила на седьмом этаже и прекрасно его видела. Однажды ко мне пришли несколько военных и предъявили ужасный ультиматум: либо я остаюсь в стране под присмотром жандарма, который поселится у меня, либо уезжаю. Многие актеры в то время соглашались на эти условия. Полиция жила у них дома, рылась в вещах, прослушивала телефонные разговоры. Только разве это жизнь?! Если я хочу пойти в туалет, мне сначала нужно предупредить об этом жандарма! Возмутительно! Я ответила "нет" и эмигрировала. Страшное было время.
- Так почему же вы вернулись?
- Не могла иначе. Аргентина - моя родина, я люблю эту землю, она дает мне силы. Здесь жили мои родители. Правда, отца я так больше и не увидела. После его смерти мама осталась одна, потому что мой брат уехал вместе со мной.
- Вы изменили свои взгляды или отношения с правительством Перона?
- Ни в коем случае! Никогда не поддерживала правых. Мой кумир - Фидель Кастро, умнейший человек! А в те времена он был, по моему мнению, самым талантливым политиком в мире. Сейчас многие считают, что Фидель слишком задержался у власти. Однако его народ не умирает с голоду, у всех есть прожиточный минимум, хоть и без излишеств. Кубинцы все счастливы. Так было когда-то и в России!
- Вы были в Советском Союзе?
- А как же! Приезжала на гастроли. Мы работали в театрах Москвы, Санкт-Петербурга, который в то время назывался Ленинградом, и в Вильнюсе.
- Какие у вас воспоминания о России?
- Я была заворожена. Не знаю, смогла ли я у вас жить, но все, что я видела, мне очень понравилось. Поразили советские люди - на редкость доброжелательные, гостеприимные. Восхищало их трепетное отношение к актерам. Нас тогда никто не знал, но на премьеру многие приходили с цветами. Отлично помню первое впечатление от Москвы. Мы остановились в гостинице в самом центре, и я решила прогуляться одна. Была изумительная летняя ночь, дул свежий ветерок. Я вышла на Красную площадь, и у меня подкосились ноги от чувств, когда я увидела развевающийся красный флаг. Хотя я не коммунистка, что-то в этом было великое, гордое, потрясающее. А сейчас как вы живете в России?
- В чем-то наша жизнь похожа на Аргентину: мы тоже пережили кризис.
- Да, кризис… Это, конечно, тяжело. Но еще больше меня огорчает общая деградация. Ведь я помню другие времена! Когда книжные магазины в районе Сан-Тельмо работали 24 часа в сутки, а люди уважали друг друга.

Тито не убили, он умер от пьянства

- Мы знаем, что ваши родители из Италии.
- Совершенно верно, как и мой муж. На самом деле меня зовут Мария Роза Галло (не Гальо!). В Аргентине это имя приобрело ужасное звучание.
- Говорят, вы из довольно богатой семьи…
- Какое там! Отец, Хосе Антонио, работал на заводе, хотя по призванию был прирожденным артистом. Но папа был слабым человеком, легко сдавался, отчаивался. Мама, Хосефина Коусело, играла в театре. Она всех нас заряжала энергией, папу заставляла пробиваться в жизни. Но мы жили бедно. Снимали квартиру в доме, где проживало еще несколько семей. Мой брат - тоже Хосе Антонио Гальо - воплотил мечты отца, стал незаурядным музыкантом, композитором, регентом, руководителем музыкального колледжа. Я, как и мама, стала актрисой.
- Правда, что вы дебютировали на радио?
- В театре, в 1943 году. Мне было 19 лет, я только окончила Академию искусств. Я сразу же привлекла внимание, и моя карьера пошла вверх. Меня стали звать в кино, приглашали вести радиосериалы. Часто мне задают вопрос: "Какую роль я бы еще хотела сыграть?" Нет такой! Жизнь была со мной очень щедра. Сейчас мне 81, я счастлива, довольна и могу спокойно умирать.
- Мы видели вас в "Цыганке", в "Черной жемчужине", в "Мануэле"… Что вы помните о работе в этих сериалах?
- Благодаря "Мануэле" я стала законодательницей моды в Буэнос-Айресе! Помните, какие у моей героини необычные очки? Это было сделано, чтобы не раздражать глаза - уже много лет я плохо реагирую на яркий свет. Однако после трансляции сериала такие очки вошли в моду! Это был настоящий бум. Жаль, мы не предвидели подобного результата, а то можно было заключить контракт с фирмой-производителем и заработать денег на рекламе.
- У вас есть дети?
- Двое: дочка Алехандра Да Пассано, ей 55 лет, и сын Клаудио Да Пассано, ему 45. Оба от первого мужа. Он был талантливым театральным актером и режиссером. Дети пошли по нашим стопам, стали актерами. Вот только сейчас кризис, и оба сидят без работы. Мы все живем поблизости: я в чудесном местечке Кабальито, сын в Бельграно, а дочка в Палермо Вьехо. И еще у меня три внучки от Алехандры: Эстефания Ранни, Элеонора Ранни и от второго брака дочери Мария Монаго. Плюс уже есть правнук Хоакин, скоро родится еще один!

Всем зрителям прекрасной страны под названием Россия и ее телезрителям - мои наилучшие пожелания счастья и спасибо за то, что вы меня любите. Мария Роса Гальо.

Всем зрителям прекрасной страны под названием Россия и ее телезрителям - мои наилучшие пожелания счастья и спасибо за то, что вы меня любите. Мария Роса Гальо.

- Извините за такой вопрос. Но мы читали, что вашего жениха Тито убили незадолго до вашей свадьбы…
- Убили?! Его?! Ха-ха-ха! Вот уморили! Тито, тоже актер, был моим вторым мужем. Никто и не думал его убивать, и уж тем более перед свадьбой. А жаль. Я много от него натерпелась. Он умер сам от алкоголизма через много лет после развода. Наша свадьба состоялась в Мексике, потому что в Аргентине нас могли и не обвенчать. У меня было двое детей, для заключения нового брака надо было собирать кучу разрешений.
- Он был вашим последним мужем?
- Я развелась с ним в 72-м году и очень этому рада. Благодарю Господа за то, что не дал мне детей от этого пьяницы! С тех пор живу одна: сама себе хозяйка, не готовлю - вот где счастье!
- Как это не готовите?
- Кухней заведует моя подруга. Я приболела полтора года назад, она вызвалась за мной ухаживать. Это нетрудно, мы и без того проводили большую часть времени вместе. Она так заботится обо мне, что никакие санатории и больницы не нужны!

Буэнос-Айрес - Москва