ШОУ-БИЗНЕС

Любовь Казарновская: Оперой правят мафиозные структуры!

После смерти мамы у певицы пропал голос, а вернулся благодаря целительнице-травнице


Имя певицы Любови КАЗАРНОВСКОЙ в последние годы упоминалось не только в контексте мировой оперной сцены, но и в связи с несколькими скандалами - семейными и творческими. Обладательница уникального голоса, постоянный член жюри телешоу «Точь-в-точь» откровенно рассказала «Экспресс газете», почему она не может помириться с отцом и был ли конфликт с великой Людмилой ЗЫКИНОЙ.


- Когда-то автор оперы «Доротея» Тихон Хренников, увидев на сцене молодую певицу, ахнул: «У этой девушки в голосе сперма!» И попал в точку. Спустя несколько лет западные газеты продолжили глубокую мысль маэстро: «Казарновская - самое эротичное русское сопрано». Любовь Юрьевна, чем вы заслужили столь лестный отзыв?
- В немецком городе Обераммергау я исполняла партию Саломеи в опере Рихарда Штрауса. Режиссер Джули Теймор поставила по-восточному терпкий номер, и критика написала, что мой голос - самое эротичное русское сопрано, какое слышали. После публикации статьи внук Штрауса пошутил: «Дед, видимо, представлял Казарновскую, когда писал Саломею. О такой Саломее можно только мечтать».
- Мировое признание получили, а народной или заслуженной на Родине так и не стали. Не обидно?
- Сейчас мне уже смешно находиться в компании народных. Думаю, 35 лет служения оперному классическому искусству давали мне право получить это звание без всяких унизительных процедур. Сейчас надо бегать по инстанциям, собирать бумаги, характеристики, доказывать, что я достойна, а потом делать удивленное лицо: какая неожиданность, государство мне присвоило звание!






Вне сцены певица выбирает демократичный стиль и даже не прочь похулиганить. Фото Милы СТРИЖ/«Комсомольская правда»

Вне сцены певица выбирает демократичный стиль и даже не прочь похулиганить. Фото Милы СТРИЖ/«Комсомольская правда»

- Вы поэтому называете оперное искусство «сволочной собачьей профессией»?
- Эта профессия требует от артиста предельного эгоизма. Ты должен холить и лелеять себя - высыпаться, правильно питаться, не дай бог посидеть где-то с друзьями, выпить и расслабиться. Нельзя быть просто матерью, женой - важно постоянно нянчить свое тщеславие. Когда это перехлестывает, становится навязчивой идеей: почему ему, а не мне, почему она, а не я, почему этот народный, а я нет, ты превращаешься в образчик гордыни.
- Как ваш супруг это терпит?
- Недавно мы отметили серебряную свадьбу. Муж (австриец Роберт Росцик - импресарио Казарновской. - М. К.) - удивительный человек, один на миллион. А как он вел себя, когда у нас родился Андрей! Безропотно работал и папой, и мамой, и нянькой. Сын просыпался в пять утра, а мне, чтобы нормально репетировать, надо было высыпаться. Так вот Роберт каждое утро брал малыша и гулял с коляской по городу, сидел с ним в круглосуточных кафешках. Местные бомжи каждое утро радостно приветствовали Роберта: «Хай!»






Любовь и её муж Роберт РОСЦИК вместе уже 25 лет. Фото из личного архива

Любовь и её муж Роберт РОСЦИК вместе уже 25 лет. Фото из личного архива

- Чем занимается ваш сын?
- Учится на втором курсе Московской консерватории и мечтает стать симфоническим дирижером. Мы растили его на лучших примерах классической музыки, но в какой-то момент сын стал шарахаться, когда слышал оперу. Произошло перенасыщение.
- У вас тоже был период, когда вы решили расстаться с оперой.
- Когда не стало мамы, на нервной почве у меня открылась астма. В горле словно застрял колючий комок. Я рыдала, решила, что петь больше не смогу. Ждала, что Роберт начнет успокаивать, а он согласился с моим решением прекратить выступления. Но он понимал, что мне просто нужен перерыв. Вскоре мы нашли бабушку-травницу, год я пила лечебный сбор. Муж договорился с пианисткой, чтобы та потихоньку со мной занималась - вроде как для души. Я попробовала спеть, но через две минуты не смогла дышать. Через день пианистка опять пришла, потом еще. Постепенно занятия растянулись до получаса. Когда я исполнила партию Елизаветы из «Дона Карлоса», Роберт, вытирая лоб, закричал: «Все в порядке, Любочка!» Счастью не было предела.



- Вы помогаете детскому дому в Угличе, понимая, как тяжело, когда в семье проблемы. У вас тоже не все гладко в отношениях с отцом...
- Через год после смерти мамы отец женился. Его новая супруга - Зоя Громадская выписалась из своей пятикомнатной квартиры, оставив ее дочери, и прописалась к нам в питерскую квартиру на набережной Шевченко, где я выросла. Я дала на это согласие. Моя мудрая сестра тогда сказала: «Люба, ты сошла с ума, она тебя выставит на улицу!» Так и случилось. Отец оформил на Громадскую дарственную, просил меня не волноваться, но нас с сыном по решению суда выселили. Мы с Андрюшкой ушли - нам есть где жить. Абсолютно чужая мне женщина заявила, что у Юрия Игнатьевича теперь другая жизнь. Борьба за собственность губит самые теплые отношения. Но папу я простила. Мне важно, чтобы он был жив.






У 21-летнего Андрея и его мамы - нежные, доверительные отношения. Фото из личного архива

У 21-летнего Андрея и его мамы - нежные, доверительные отношения. Фото из личного архива



Живой товар


- Много писали, что сама Людмила Зыкина когда-то составляла вам протекцию. Но потом чуть ли не прокляла. Почему?
- У Зыкиной случился мимолетный роман с моим дядей, у нее вообще было много страстных увлечений (подробности). Звонила мне Людмила Георгиевна всего раз: «Люба, я открываю зал в Иркутске, купила шикарный рояль, хочу, чтобы ты этот зал открывала». Конечно, я согласилась. Никаких проклятий с ее стороны не было - она ко мне очень хорошо относилась. И с протекцией помочь не могла: у Зыкиной «народный» голос, у меня - оперный, мы в разных сферах работали. Я все добывала своим трудом. Здесь опять алчность сыграла роль: семья дяди претендовала на дачу своего отца. Вот двоюродный брат и распустил слухи о «проклятии», чтобы подлить масла в огонь, когда услышал, что моя мачеха по суду нас с сыном выселяет.






Оперная дива - самый строгий член жюри телешоу «Точь-в-точь». На фото с Анной БОЛЬШОВОЙ и Геннадием ХАЗАНОВЫМ

Оперная дива - самый строгий член жюри телешоу «Точь-в-точь». На фото с Анной БОЛЬШОВОЙ и Геннадием ХАЗАНОВЫМ

- Вы не слишком жалуете современные постановки. Что вам в них не нравится?
- Мне оскорбительно в «Травиате» крутиться вокруг шеста. Я не буду в роли Аиды в спецовке лезть через забор с автоматом. Многие режиссеры, которые сегодня приходят в оперный театр, не имеют отношения к музыке. Оперой правят мафиозные структуры, ее превратили в рынок. Сегодня можно продать товар, не имея товара, - о певице, которая только вышла на сцену, достаточно сказать: «С этого дня считайте ее звездой». Известные продюсеры, директора театров заявляют: «Делать нужно то, что мы тебе скажем. Скажем раздеться - разденешься, скажем коллегу предать - предашь. За тобой в очереди стоят десять человек, которые тоже претендуют на твою роль». Поэтому сегодня Татьяна Ларина - проститутка, Евгений Онегин - коматозный наркоман. Дельцы от культуры просто ноги о нас вытирают.
- Находите отдушину в шоу перевоплощений «Точь-в-точь»?
- «Точь-в-точь» несет просветительскую функцию - этим оно мне импонирует. Из участников очень понравились Никита Пресняков, Подольская, Матвейчук. Жасмин в последнее время выдавала что-то невероятное. Поначалу ей от нас доставалось, говорили, чтобы она дала волю эмоциям. И вскоре ее поперло! Получила от шоу колоссальное удовольствие. Не сомневаюсь, зрители - тоже!