ШОУ-БИЗНЕС

Киркоров хотел застрелить своего директора

ФИЛИПП КИРКОРОВ И ГЕННАДИЙ СНУСТИКОВ: раскрутка царя российской эстрады обошлась в кругленькую сумму

ФИЛИПП КИРКОРОВ И ГЕННАДИЙ СНУСТИКОВ: раскрутка царя российской эстрады обошлась в кругленькую сумму

- Геннадий Константинович, а что за история у вас произошла с Киркоровым? Насколько я знаю, вы его тоже спонсировали. А потом Алла Борисовна возмущалась, что у него якобы вымогал миллион долларов некий, как она выразилась, "слепой бандит". Явно она имела в виду вас.
- Все было несколько иначе. В начале 90-х наш центр много помогал Киркорову. Завязалось сотрудничество с подачи Леонида Дербенева, который тогда писал тексты для Филиппа. Причем Леонид Петрович хотел, чтобы артисты выпускали диски, полностью состоящие из его песен. Маша Распутина, с которой он тоже активно сотрудничал, так и делала. А Филипп брал в альбом только две-три его песни. Но самое главное - ни Маша со своим мужем Володей Ермаковым, ни тем более Филипп не хотели ему ничего платить. Когда Дербенев попытался возмутиться, на него со всех сторон начались наезды. Филипп даже впрямую угрожал ему и его близким...

Филипп зажал миллион баксов

- Господи! Никогда не поверю, что Киркоров способен на такое!
- Расскажу одну историю. 6 октября 1991 года, в день убийства Игоря Талькова, женился мой заместитель. На свадьбу к нему приехали Маша и Филипп, оба в слезах. "Ну, как же так?! - недоумевал Филипп. - Как можно стрелять в артиста?!" - "Наверное, Игоря Малахова (любовника певицы Азизы, с которой у Талькова возник конфликт из-за очередности выхода на сцену. - А.Б.) достали, вот он и выстрелил, - предположил я. - Время сейчас такое. Одно неудачное слово или неосторожное обещание, и могут возникнуть проблемы". А через некоторое время Филипп вдребезги разругался со своим директором Игорем Ятором. И, рассказывая мне об этом, обронил такую фразу: "Ген, веришь, был бы под рукой пистолет - пристрелил бы его!" Выводы можете сделать сами. Вполне возможно, в его угрозах было больше эмоций, чем реального смысла.

ЛЕОНИД ДЕРБЕНЕВ И ГЕННАДИЙ СНУСТИКОВ: оба не получили с неблагодарных Киркорова и Распутиной ни копейки

ЛЕОНИД ДЕРБЕНЕВ И ГЕННАДИЙ СНУСТИКОВ: оба не получили с неблагодарных Киркорова и Распутиной ни копейки

Так или иначе, Дербенев захотел себя обезопасить и обратился за помощью ко мне. По договору, он передал мне авторские права на все песни, написанные для Филиппа и Маши. Естественно, за это ему были заплачены деньги. А я уже заключал договора с Филиппом и Машей и передавал песни в пользование им. Они мне за это ничего не платили. Единственное - я выпускал их диски и какую-то копейку с этого получал. Но вкладывал я в них намного больше. В частности, Киркорову я не только покупал песни. Я снял ему три клипа. Крутил их по ТВ. Финансировал его грандиозные шоу в Москве и Ленинграде. Как и в случае с Ларисой Долиной, предполагалось, что он рассчитается со мной потом. Но время шло, Филипп становился все более крутым, а возвращать вложенные в него деньги не спешил. Когда вышел закон, предполагающий штраф от 10 до 50 тысяч минимальных окладов за нарушение авторских прав, мои специалисты подсчитали, что Киркоров должен мне больше миллиона долларов!
В принципе, моих связей хватило бы, чтобы получить долг с кого угодно. За определенную долю мне готовы были помочь и "профсоюзы", и люди из арбитража и прокуратуры. Я всем им когда-то помогал. И они в отличие от артистов хорошо помнили сделанное им добро. "Мы на 100 процентов возьмем с Киркорова деньги! - говорили мне. - Если человек должен, пусть отдает! Тем более сейчас с него есть что взять". Если бы жив был Дербенев, естественно, я бы применил все возможности, чтобы защитить его интересы. Но поскольку Леонида Петровича уже не было с нами, я не воспользовался помощью ни слева, ни справа. Пожалел Филиппа Бедросовича. Слева его бы засудили. А справа бы просто порвали. В общем, последствия были бы плачевные. Кровь и нервы, которые были бы попорчены, не стоят этих денег. Я просто позвонил Филиппу и сказал, что у меня есть к нему разговор.
Он пригласил меня к себе домой на Земляной вал. У меня есть запись, где он сам называет адрес и говорит, какие слова нужно сказать охране. Я приехал к нему и предложил выкупить у меня права на песни Дербенева. Без всяких процентов, по номиналу! Это тянуло меньше чем на 100 тысяч баксов. "В принципе, с учетом всех нарушений это стоит уже больше миллиона, - объяснил ему я. - Есть много желающих этот миллион с тебя получить. И тогда ты сильно пострадаешь. Но я с друзьями не воюю. И хочу решить все мирно. Выкупи права, и к тебе не будет никаких претензий. Никто уже не сможет выставить тебе предъяву". Со мной был мой юрист, бывший прокурор города Тбилиси, родственник покойного Отарика Квантришвили. Когда у Киркорова в начале 90-х были громаднейшие проблемы, именно Отарик помог ему выпутаться. На Филиппа тогда наехали очень серьезные люди, близкие к сообществу того самого Игоря Малахова. Не сам Малахов, конечно.

Разъяренная Алла спустила собак

ИГОРЬ ТАЛЬКОВ: спецслужбы решили не выяснять, кто сделал роковой выстрел

ИГОРЬ ТАЛЬКОВ: спецслужбы решили не выяснять, кто сделал роковой выстрел

- А что вы имеете в виду под "сообществом Игоря Малахова"? Организованную преступную группировку "Мазутка", участником которой его называли в милицейских сводках начала 90-х? Или, может, одну из наших спецслужб, на которую он, по некоторым сведениям, работал? Говорят, именно благодаря этому после убийства Талькова ему дали спокойно скрыться и выбросить в реку пистолет, а потом и вовсе обвинили во всем уехавшего в Израиль тальковского директора Валерия Шляйфмана.
- Типа, Малахов выполнял задание партии и правительства? Хорошая версия! Мне нравится. 10 лет назад я бы сказал, что это невозможно. А теперь не исключаю, что все может быть. У меня тоже есть по поводу этой истории с Тальковым кое-какая информация от людей, которые знают все из первых рук… Нашим органам при желании не составляло труда узнать, кто совершил роковой выстрел.
- Что же людям Малахова было нужно от Киркорова?
- Назовем это "приглашением к сотрудничеству". При этом Киркоров, ни с кем не посоветовавшись, сразу выразил готовность им платить, а меня уже поставил перед свершившимся фактом. Ко мне приехал его директор Олег Непомнящий и чуть не плача сказал, что им срочно нужны деньги. А если человек сказал, что платит, ему уже никто не поможет все решить мирным путем. Тем не менее я поставил вопрос перед Отариком, чтобы Киркорову помогли. И Отарик сумел это сделать. Я напомнил об этой давней истории Филиппу. В том смысле, что я всегда делал для него все возможное и невозможное. "Мне надо посоветоваться с Аллой, - сказал Филипп. - Мы только что миллион отдали во "Властилину". И у нас с деньгами проблемы". - "Конечно, посоветуйся, если надо", - согласился я. На этом мы и разошлись. А в разговоре с Аллой Борисовной он, видимо, все исказил. Мол, пришли, наехали, Отарика вспоминали. И Алла, естественно, тут же поехала к Анзору Кикалишвили, с которым у Отарика в последние годы жизни, как известно, были непростые отношения. Анзор мне позвонил и произнес фантастическую фразу, которую можно смело вписывать во всемирную историю: "Ген, ладно там вы - правые и левые, а Алла Борисовна и Филипп - люди не финансовые, а политические. Я тебя с ними помирю. Найдем компромисс. И вообще подумай, может, надо им еще деньгами помочь". Я отношусь к Анзору с большим уважением. В итоге это дело было спущено мной на тормозах. Тем не менее Алла Борисовна, возбужденная тем, что на Филиппа типа наехали, "спустила собак" и на вдову Дербенева Веру Ивановну, и на Машку Распутину, и мне на автоответчик целый монолог наговорила. У меня сохранилась эта уникальная запись. Там через слово идет приличный мат. Идут прямые угрозы в мой адрес. А под конец Алла Борисовна говорит: "Я тебя раньше уважала. Приходи в гости тогда, когда я дома". Хотя при чем здесь она?! У меня же был разговор не к ней, а к Филиппу. Он же не мальчик до 14 лет, которому нужно у мамы спрашивать разрешения. Лучше бы выкупил тогда эти права и закрыл бы вопрос раз и навсегда. А так у него за спиной осталось привидение, которое преследует его по сей день.

АЛЛА ПУГАЧЕВА: грудью встала на защиту Филиппа

АЛЛА ПУГАЧЕВА: грудью встала на защиту Филиппа

- А вы не могли бы дать нам эту запись Аллы Борисовны для публикации?
- Боюсь, это произвело бы эффект разорвавшейся бомбы. А я бы не хотел сейчас активизировать старые обиды. Мне кажется, что наша звездная чета еще поделится со мной денежками. И другие артисты, которым я помогал, тоже. Дело в том, что наш центр, помимо всего прочего, занимается проблемой омоложения. Применение методов, которые мы продвигаем, позволяет за короткий срок сбросить 10-15 лет. А для артистов это очень важный вопрос. Когда они поймут, какие у нас есть возможности, они сами не пожалеют никаких денег на наши исследования. Все мы под Богом ходим. Не надо об этом забывать. В связи с этим я всегда вспоминаю одну поучительную историю.
У меня были хорошие отношения с семьей префекта Центрального административного округа Москвы Александра Музыкантского. И однажды его жена Людмила Борисовна попросила меня помочь бывшему заму Лужкова Александру Брагинскому. Во время октябрьских событий 1993 года он получил очень тяжелую травму (сторонники Александра Руцкого несколько дней держали его в заложниках и подвергали избиениям. - А.Б.). Я устроил ему встречу с академиком Натальей Зубовой, автором уникального метода лечения при помощи биорезонанса. "Видите, как повернулась судьба! - сказала Наталья Борисовна Брагинскому. - Когда-то я приходила к вам на прием. Просила помочь с внедрением моего метода. Вы тогда никак не отреагировали. И вот теперь вы у меня!" В общем, конкретно поднаехала на него. В итоге Брагинский отказался лечиться у Зубовой. Не пережил моральной нагрузки...

Окончание рассказа Геннадия Снустикова читайте в следующем номере "Экспресс газеты". Вы узнаете:

* Почему никто никогда не видел родного брата Маши Распутиной
* Как сама Маша чудом избежала смерти
* Что пропало из апартаментов академика Зубовой после того, как там переночевала Люба Успенская, и много других интересных вещей.

Ссылка по теме:
Бывший муж Долиной заказал чеченцам нынешнего