ШОУ-БИЗНЕС

В тюрьме «стрелку» заставили раздеться

Не так давно экс-солистка группы «Стрелки» Екатерина КРАВЦОВА (известная под сценическим именем Радистка Кэт) поведала в интервью нашей газете драматическую историю о том, как оказался за решеткой гражданский муж и отец ее двоих детей - бизнесмен Сергей ЛЮБОМСКИЙ. По словам Екатерины, его подставили и безосновательно обвинили в покушении на убийство любовницы, модели Ксении ТИМОЩЕНКО, - хотели отнять у них земельный участок в подмосковном Чехове стоимостью более 300 млн. руб. (подробности). Несмотря на то что они с Сергеем прожили вместе около 15 лет, в адрес бывшей «Стрелки» тогда посыпались упреки: мол, она Любомскому никакая не жена, а такая же любовница, как и Ксения. Однако на днях Кравцова лишила недоброжелателей этого аргумента и прямо в следственном изоляторе «Пресня» узаконила отношения с Любомским.


- Бракосочетание с человеком, находящимся под следствием, - процесс сложный и крайне унизительный, - призналась Екатерина Кравцова. - Сначала нужно было, чтобы Сергей написал заявление на имя начальника СИЗО. Потом я пошла получать разрешение у следователя по его делу, что она не против моего замужества. С этим разрешением я направилась к начальнику СИЗО и просила разрешения выйти замуж уже у него. И только после получения его одобрения я написала свое заявление и вместе с заявлением жениха отнесла в загс.






«Радистка Кэт» в свадебном платье выглядела романтично

«Радистка Кэт» в свадебном платье выглядела романтично

В день бракосочетания я забрала из загса двух девушек-регистраторов и привезла их в СИЗО. Там меня ожидал неприятный сюрприз. Я слышала, что в тюрьмах, когда женщины приезжают к заключенным на долгие свидания по два-три дня, их перед этим полностью раздевают и обыскивают. Но о том, что такой обыск осуществляется при заключении брака в СИЗО, я не знала. Поэтому я, конечно, впала в ступор, когда меня заставили снять трусы и принимать разные позы. При этом девушек из загса почему-то не обыскивали. Хотя они с таким же успехом могли пронести что-то недозволенное. Мне даже стало обидно.
Сама церемония бракосочетания была короткой и скомканной. Под конвоем привели жениха. Рассказали нам про семью, которую сравнили с кораблем. Пожелали счастливого плавания. А когда я поставила последнюю из четырех своих подписей на каком-то листочке, мне впихнули в зубы паспорт со штампом и отправили на выход.






ЛЮБОМСКИЙ надеется, что скоро его выпустят из СИЗО и он вернется к детям

ЛЮБОМСКИЙ надеется, что скоро его выпустят из СИЗО и он вернется к детям

Обручального кольца жених мне не надевал. Оно уже у меня было. А кольцо, которое я надела Сергею, я сама же, по требованию работников СИЗО, сняла и забрала с собой. По каким-то причинам оставлять его было нельзя.
Потом я приехала домой и три часа просидела в ванне, пытаясь прийти в себя. Осадочек от этой росписи остался конкретный. Когда все закончится, Сергей обещал устроить маленькое торжество, чтобы как-то компенсировать причиненный мне моральный ущерб. А пока я с нетерпением жду суда, который должен состояться в конце мая.