ШОУ-БИЗНЕС

Александр Журбин сделал из «Недоросля» мюзикл к юбилею Фонвизина

Композитор предложил новый взгляд на нестареющий сюжет

К 270-летию со дня рождения Д. И. Фонвизина в Московском музыкальном театре под руководством Геннадия Чихачева 26 и 28 июля состоится мировая премьера мюзикла Александра Журбина «Недоросль».


«Не хочу учиться – хочу жениться», – подобные мысли наверняка приходят в голову современным митрофанушкам, не утруждающим себя подготовкой к сдаче ЕГЭ.
В далеком 1783 году, во времена правления императрицы Екатерины II, эта пьеса вызвала огромный общественный резонанс, но темы, затронутые в ней, до сих пор злободневны.
«Умри, Денис, лучше не напишешь» – эти слова князя Г. А. Потёмкина адресованы Денису Ивановичу Фонвизину, автору комедии «Недоросль».
Создатель жанра русской бытовой комедии Д. И. Фонвизин закончил работу над «Недорослем» в возрасте 37 лет. К этому времени он уже окунулся в мир большой политики и закулисных игр на службе у графа Н. И. Панина, осознал пагубность для страны деспотизма самодержавия и нравственного упадка дворянства в Екатерининскую эпоху. И если в своей первой комедии «Бригадир» (1769) драматург ограничился высмеиванием дворянских нравов, то в «Недоросле», по замечанию П. А. Вяземского, «уже не шумит, не смеется, а негодует на порок и клеймит его без пощады».
Мюзикл «Недоросль» Александра Журбина – новый взгляд на нестареющий хрестоматийный сюжет. Это не только сатира, беспощадно высмеивающая пороки, но и смелая попытка осмыслить темы, затронутые Фонвизиным, в условиях современной российской действительности: противопоставить невежеству знания и мудрость, беззаконию – благородство и честь, тирании – искреннюю любовь. Авторы спектакля делают ставку на гротеск, намереваясь показать нравственную деградацию общества в крайне уродливых и комических формах. По словам режиссера-постановщика Геннадия Чихачёва, спектакль должен пробудить в зрителях противоречивые чувства. В мюзикле острый юмор, хулиганство и задор сочетаются с глубокими размышлениями о вечных русских проблемах: иждивенчестве, неуважении к личности, деспотизме, слепой любви родителей к своему чаду… и о проблеме власти, не видящей и не слышащей тех, кем она управляет.
Наряду с героями комедии Фонвизина – супругами Простаковыми, Митрофанушкой, Софьей, Милоном, Скотининым, Стародумом, Правдиным и другими – главным действующим лицом выступит Екатерина II. Создавая противоречивый образ властолюбивой императрицы, либреттист Лев Яковлев обратился к ее мемуарам и составил словарь екатерининских слов и выражений. Почти всё, что героиня произнесет на сцене – компиляция фраз, когда-либо сказанных самой Екатериной II.
Размах постановки поражает воображение. В декорациях к спектаклю (художник Татьяна Мирова) объединены в одно целое два плана: Дворцовый мост с видом на шпиль Петропавловской крепости и ветхая усадьба Простаковых. Посредине сцены на дереве разместится голубятня с живыми птицами. Императрица приедет в усадьбу на белой карете.
Костюмы героев выражают доведенные до крайностей стереотипы восприятия русского народа (художник Елена Бочкова). Мужчины – с бородами до колен, у женщин – косы, напоминающие цепы для молотьбы. Чтобы одеть актеров, потребуется около 1000 квадратных метров мешковины и бортовки. Для изготовления бород и кос закуплены километры веревки, которой, по словам постановщиков, хватит, чтобы проложить путь из Санкт-Петербурга до Москвы. Екатерина II – воплощение деспотизма и власти в высшей степени их проявления – облачится в камзол из красного бархата с золотыми вставками, помещик-свиновод Скотинин наденет драный ватник, а в гротескном облике Простаковой – «императрицы» местного розлива – соединятся элементы костюма Екатерины и челяди.