ШОУ-БИЗНЕС

Солистка «Пропаганды» попала в рабство к торговцу парфюмом

Виктория Воронина три года жила на пенсию мамы и от переживаний похудела на 28 кг


На волне успеха проекта НТВ «Хочу в «ВИА Гру» на телеканале «MUSICBOX» недавно запустили аналогичный проект под названием «Попади в «Пропаганду». Его участницам предложили посоревноваться за право стать новой солисткой группы «Пропаганда», снискавшей известность в начале «нулевых» хитами «Мелом», «Супердетка» и «Яблоки ела». Стоит ли «попадать в «Пропаганду», нам рассказала Вика ВОРОНИНА, бывшая участница и автор всех хитов коллектива.


- У истоков группы стояли я и мои подруги из подмосковного поселка Чкаловский - Вика Петренко и Юля Гаранина, с которыми я познакомилась во время учебы в цирковом училище, - вспоминает Виктория. - Мы втроем постоянно тусили у меня дома. Я играла на пианино и сочиняла песни. А девчонки вместе со мной их исполняли. Алексей Козин из рекордс-компании «CD-Land» случайно нашел наши записи в коробке, куда в одном из московских ночных клубов выкидывали не прослушанные кассеты и диски. И убедил заняться нашим продвижением бывшего продюсера «Отпетых мошенников» и «Гостей из будущего» Сергея Изотова.
Сначала группа называлась «Влияние». Наш первый альбом «Детки» продался огромным тиражом. Поклонники после концертов отрывали на память куски от нашей одежды. Мы могли бы стать непотопляемой группой. Но, к сожалению, наши отношения с Викой и Юлей не выдержали испытания славой.
Поскольку родители у меня не воровали, в нашей семье всегда было плохое материальное положение. До 21 года я не имела джинсов и мобильного телефона. И меня вполне устраивало получать за концерт 100 долларов, что было сопоставимо с месячной зарплатой родителей. А девочки подхватили звездную болезнь. Начали выказывать недовольство Изотовым. Им казалось, что он все делает не так: не по тому сценарию снимает клип, не в ту одежду нас одевает и т.д. В итоге Сергей Евгеньевич их уволил. Из-за этого мы с девочками разругались и перестали общаться. Лишь через полтора года Вика и Юля мне позвонили и признались, что были неправы. Мы встретились, плакали, обнимались. Но было уже поздно.






Виктория ВОРОНИНА. Фото: Vk.com

Виктория ВОРОНИНА. Фото: Vk.com


Сама виновата


- После Вики Петренко и Юли Гараниной я работала с двенадцатью другими составами, - продолжает Воронина. - Каждые полгода - год кто-то менялся. Бывало, я приезжала на концерт и не знала, кто будет стоять со мной на сцене. А в 2006-м у Изотова появился другой бизнес - алкогольный. И он объявил, что больше не будет заниматься «Пропагандой». Для меня это был тяжелый удар. Помню, от переживаний за две недели я похудела на 28 кг. На мне «висел» кредит на машину. Богатого любовника не было. Только родители-пенсионеры. И я не знала, как жить дальше.
За поддержкой обратилась к концертному директору «Пропаганды» Сергею Иванову. Раньше он торговал парфюмерией. К нам в коллектив пришел в 2004 году. И стал для меня очень близким другом. «Хоть ты нас не бросай! - сказала я ему. - Давай будем как-то вместе выживать». Со слов Иванова, он долго вел переговоры с Изотовым и в конце концов выкупил у него права на «Пропаганду». «Теперь я ваш продюсер, - сказал он нам летом 2007 года. Подписываем новые контракты со мной». Я настолько человеку доверяла, что, толком не вникая, подписала все, что он просил. Более того, дважды расписалась ему на пустых листах, которые, по его словам, предназначались для фанатов. Мне и в голову не приходило, что Сергей может меня обмануть.
Очень скоро я поняла, какая была дура. Ссылаясь на необходимость платить за нас отступные Изотову, Иванов начал забирать почти все деньги от наших концертов. Моя ежемесячная зарплата составляла в среднем шесть тысяч рублей. А мне надо было красить волосы, заправлять машину, оплачивать съемную квартиру. Мама три года отдавала мне свою пенсию. Но и этих денег на жизнь не хватало. «Можно я пойду в «Макдоналдс» работать?» - спрашивала я Иванова. «Нет, - отвечал он. - Ты медийное лицо». Продавать песни другим исполнителям мне тоже не разрешалось. Оказалось, что по контракту я передала Иванову права на все, что написала и напишу в будущем.
За попытку пообщаться с кем-то из коллег или их продюсеров он меня штрафовал. Фактически я стала его рабыней. Летом 2010 года не выдержала и сказала Иванову: «Сережа, либо ты мне поднимаешь зарплату, либо я ухожу из группы. За такие деньги я больше работать не могу». - «Я лучше подниму зарплату другим девочкам, - ответил он. - А ты, старая, кривая, горбатая и толстая, коллективу не особо нужна». После этого «Пропаганда» какое-то время работала без меня. Иванов мне звонил. Но я была обижена и не брала трубку. «Наверное, он хочет извиниться, что погорячился, - подумала я. - А на фиг мне это нужно?»
Через месяц мы все-таки созвонились, встретились и договорились, что я дорабатываю в группе до конца года, а потом расторгаю с ним контракт и начинаю выступать сольно.
Последний раз я вышла на сцену в составе «Пропаганды» в ночь с 31 декабря 2010 года на 1 января 2011 года. Однако расторгать со мной контракт Иванов и не подумал. Вместо этого он начал, как фокусник, вытаскивать на свет божий какие-то бумажки якобы о срыве мной концертов и грозить судебными исками. Сказал, что не отдаст трудовую книжку. И даже зарплату за новогоднюю ночь выплатить отказался.






«Золотой состав» группы: Юлия ГАРАНИНА, Виктория ПЕТРЕНКО, Виктория ВОРОНИНА (2001 г.). Propogandagirls.ru

«Золотой состав» группы: Юлия ГАРАНИНА, Виктория ПЕТРЕНКО, Виктория ВОРОНИНА (2001 г.). Фото: Propogandagirls.ru


Рекламный баннер



Еле убежала


- Целый год я приходила в себя и даже не пыталась заниматься сольной карьерой. Мне казалось, что все пути в шоу-бизнес для меня закрыты, - говорит Вика. - Потом подруга из Перми показала мой контракт с Ивановым адвокатам. «Этой бумажкой можно подтереться, - заверили они. - В ней допущена куча нарушений. Как можно передавать права на еще не созданные песни?! Это полная фигня». Я воспрянула духом и стала добиваться расторжения контракта через суд. Рассмотрение моего иска по месту регистрации Иванова в Сергиевом Посаде успехом не увенчалось. Их судья никогда не сталкивался с такими делами и, не разобравшись, отклонил мои требования.
В ответ Иванов обратился в Хамовнический суд Москвы и потребовал взыскать с меня штрафы по пять тысяч долларов за невыполнение контракта, а также запретить мне что-либо делать без его ведома - давать концерты, записывать мой голос, использовать мое изображение и т.д. Но его иск тоже был оставлен без удовлетворения. А самое главное - в решении Хамовнического суда наш контракт был признан по факту прекратившим действие с 2011 года.
Но Иванов продолжал утверждать, что я принадлежу ему, и не давал мне самостоятельно работать. В Санкт-Петербурге он даже сам явился с убэповцами в клуб, чтобы меня схватить. Еле удалось убежать от него, сесть в машину и уехать. А в Москве после моего выступления в клубе «Arena Moscow» его стараниями и вовсе возбудили уголовное дело. Интересно, что допрашивал меня как свидетеля по этому делу друг Иванова, который ранее приходил с ним на концерты «Пропаганды». Потом этого человека уволили из органов, и дело закрыли.
Как мне передавали знакомые, Иванов прямо говорит: «Моя задача - ее уничтожить. Пока я ее не засужу, не успокоюсь».






Сергей ИВАНОВ с Марией БУКАТАРЬ и Анастасией ШЕВЧЕНКО. Фото: Vk.com

Сергей ИВАНОВ с Марией БУКАТАРЬ и Анастасией ШЕВЧЕНКО. Фото: Vk.com


Неустойка $300 тысяч


- Пару лет назад по ТВ вместе с Викой Ворониной показывали двух девочек из первого состава, которые утверждали, что они и есть настоящая «Пропаганда» и что я им запрещаю выступать, но за 12 лет работы с группой я с этими девочками ни разу не сталкивался, - признался Сергей Иванов. - А Воронина сама ушла из коллектива в 2010 году. Сказала, что ей надоело петь. На самом деле она испытывала женскую ревность к другим участницам - Маше Букатарь и Насте Шевченко, которые в определенный момент стали как артистки на голову выше ее.
После ухода Ворониной в «Пропаганде» работали только две участницы. Мы пытались брать третью, но дольше трех месяцев никто не задерживался. С Ворониной у меня остался действующий контракт, заключенный до 2017 года. В нем было прописано, что в случае ее ухода она должна выплатить неустойку 300 тысяч долларов. Но я отнесся к ней с пониманием и этих денег с нее не требовал. Два года от нее не было ни слуху ни духу. А потом Вика снова захотела вернуться на сцену, и ей понадобилось расторгнуть контракт. Если бы она пришла ко мне и по-человечески попросила, это был бы другой разговор. Но Воронина сразу подала на меня в суд. На заседаниях устраивала истерики и беззастенчиво врала, будто я годами не выплачивал ей зарплату.
Претензии Ворониной по поводу прав на ее песни тоже были ложью. Она их продала еще прежнему продюсеру «Пропаганды» Сергею Изотову. Когда он перестал работать с группой, Вика пришла вся в слезах и попросила меня выкупить эти песни, так как у нее самой не было средств. Я долго рассчитывался с Изотовым. Залез в долги. И судья признал меня законным правообладателем. В общем, суд Воронина полностью проиграла.
Да, я действительно обращался в полицию и требовал отмены ее концертов. Но никто не запрещал ей сочинять, записывать и исполнять новые песни. А Вика выступала со старыми, принадлежащими мне. Плюс использовала в афишах название «Пропаганда», которое зарегистрировано мной как товарный знак. Тем самым она мешала работе нашей группы и наносила нам ущерб. Уголовное дело по факту ее выступления в «Arena Moscow» не закрыто до сих пор. Следователи не могут найти ее для допроса. Насколько мне известно, Воронина скрывается за границей - в США, в городе Сент-Луис. Да, я мог бы махнуть на нее рукой и расторгнуть с ней контракт. Мне от этого ни холодно ни жарко. Но Вика так себя повела, что я ради принципа не буду ничего расторгать.