ШОУ-БИЗНЕС

Рамазотти дал отворот даже Паваротти,

ТАЛАНТЛИВОЕ УХО: к пению молодых глухо

ТАЛАНТЛИВОЕ УХО: к пению молодых глухо

Три года назад Эрос РАМАЗОТТИ уже приезжал в Россию и так полюбил столицу, что готов, по его словам, тут остаться навсегда. На родине его и в самом деле мало что держит: он поссорился с отцом, развелся с женой, а дочери посвящает лишь песни. Накануне недавнего выступления в Москве певец отметил 40-летие. С юбилеем итальянскую поп-звезду одним из первых поздравил спецкор «Экспресс газеты».

Анатолий САЛУНОВ

- Твой имидж, причем не только для русских зрителей, - свой парень. Насколько ты искренен в этом амплуа?
- Я не притворяюсь. Могу спокойно выйти на улицу в одних шортах. Хотя многие артисты не позволяют себе такой свободы. А мне нравится быть самим собой. Это не «амплуа», а моя натура. Среди певцов простых парней сейчас много - Рики Мартин, Энрике Иглесиас, Марк Энтони.
- Однако в дуэтах ты выступаешь с людьми солидными, такими монстрами сцены, как Тина Тернер, Шер, Боччелли, Паваротти…
- Если работаю с такими людьми, то это лишь потому, что чувствую сердцем: мне это нужно.

Не все то золото, что блестит

- Наши артисты тебе делали предложения спеть дуэтом?
- Предлагали записать композицию вместе с вашей группой «Блестящие». Я смотрел их на кассете. Но подумай: чему меня могут научить 20-летние? Что нового эти девочки могут поведать «старичку» о музыке или о жизни? Они не привлекают меня как личности. Если о них вообще можно говорить как о личностях.
- В Москве, на стадионе «Олимпийский», во время твоего кремлевского концерта выступал Робби Уильямс. Он тебя тоже не интересует?
- Откровенно говоря, я вообще больше не хочу выступать дуэтом ни с какими звездами. У меня была возможность записать еще одну песню с великим Паваротти, но я отказался. Теперь мне это не нужно.
- Много лет ты не меняешь свой стиль ни в музыке, ни в одежде. Выходишь на сцену в джинсах и майке и продолжаешь петь романтические баллады. Мода проходит мимо тебя?
- Нет! Просто мода для меня - это носить и делать то, что я люблю. Отсюда и серьга в носу, и татуировки по всему телу. У меня нет желания меняться и изменять себе. А мода - это пшик! Ты посмотри на мои носки. Знаешь, сколько я их ношу?

ВЕЛИКОЛЕПНЫЙ ЭРОС: носки носит по три года, зато трусы стирает регулярно

ВЕЛИКОЛЕПНЫЙ ЭРОС: носки носит по три года, зато трусы стирает регулярно

- Боюсь даже представить…
- Три года. Мне плевать, модные они или нет. Главное, чтобы было удобно.
- В своем первом виниловом сингле «Ad Un Amico» 1982 года ты пел про мальчика из бедного городка, который самой важной вещью в мире считал дружбу. Что важно для тебя сейчас, в 40 лет?
- Дружба важна всегда. Будь тебе хоть 80.
- Романтическую балладу, исполненную с Тиной Тернер ты написал для своей жены - актрисы и топ-модели Мишель Хунцикер, с которой расстался в марте прошлого года. Кому сейчас посвящаешь песни?
- В моем последнем альбоме их две: одна из них подарена моей дочери, другая - любимой маме, которая умерла в прошлом году.
- Переживаешь развод?
- Я безумно люблю дочь. И скучаю по времени, когда большую часть проводил в семейном кругу. Дело в том, что до женитьбы у меня была сумасшедшая жизнь. Я даже хотел завязать с шоу-бизнесом. Мне была просто необходима передышка, чтобы просто пожить в свое удовольствие.
- Когда ты плакал в последний раз?
- Не так давно. У меня лились слезы, но, слава богу, от радости, когда смотрел на свою несравненную дочурку Аврору.