ШОУ-БИЗНЕС

Эльмира Жерздева: Создатели «Бременских музыкантов» разругались из-за денег

Певица, подарившая свой голос Принцессе из легендарного мультфильма, пришла в ужас, познакомившись поближе с Андреем Мироновым

За прекрасную Принцессу из любимого советского мультика «Бременские музыканты» спела Эльмира ЖЕРЗДЕВА. Ее имя сейчас помнят только в узком кругу любителей русских народных песен и старинных романсов - именно в этом амплуа когда-то блистала на сцене Эльмира Сергеевна.

Между тем недавно ей исполнилось 80. Мы решили поздравить певицу с юбилеем, но узнали, что она попала в больницу с аппендицитом. Оказалось, что в таком солидном возрасте этот пустяковый, казалось бы, недуг лечится непросто, и в результате Жерздева провела в клинике целый месяц. Наша встреча состоялась в подмосковном доме артистки сразу после ее выписки. К слову, за всю свою жизнь Жерздева не дала ни одного интервью!

- Как вы себя чувствуете, Эльмира Сергеевна?

- Сейчас прекрасно. А когда месяц назад разболелся живот, стала грешить на почки. Но потом дочка настояла на поездке в больницу. Там неожиданно выяснилось, что это аппендицит. Операция, наркоз - в моем возрасте это уже не шуточки. Но все закончилось хорошо. 80-летие встречала в палате. Конечно, никаких правительственных телеграмм не поступило. Я ведь не инициативный и не амбициозный человек. А чтобы власть о тебе помнила, нужно быть именно такой. Не могу сказать, что у меня была огромная слава, но, конечно, поклонники были. До сих пор звонят, поздравляют.

Такой Эльмира была, когда записывала партию Принцессы

Такой Эльмира была, когда записывала партию Принцессы

 

«Пора по бабам!»

- Как вы попали в мультфильм «Бременские музыканты»?

- На озвучку меня неожиданно пригласил композитор Геннадий Гладков, вместе с которым в свое время занималась в музыкальном училище при Московской консерватории. Ближе к полуночи, когда уже готовилась лечь спать и ходила в бигуди, раздался звонок по телефону. «Выручай, - попросил Гена, - нам дали ночную смену для записи фонограмм к мультфильму. Петь там особо нечего, быстро прочирикаешь - и домой». У меня безотказный характер. Спустя несколько минут я уже ехала в присланной за мной машине на студию, где познакомилась с Олегом Анофриевым. Гладков не обманул: работа оказалась пустяковая. Я и представить не могла, что мультик ждет такая популярность. После записи мы подурачились. Гладков достал бутылку шампанского, все выпили и начали петь «Пора по бабам, пора по бабам!» в такт одной из мелодий.

- В работе над продолжением - «По следам бременских музыкантов» - вместо Анофриева принимал участие Муслим Магомаев.

- Олег разругался с Гладковым и Энтиным из-за денег. Дело в том, что Анофриев претендовал на авторские отчисления за пластинку с песнями из мультфильма. Но композитор и поэт не согласились с ним делиться, что, в общем-то, вполне обоснованно, и озвучивать вторую часть пригласили Магомаева.

С Муслимом я познакомилась еще до этого и была просто потрясена его голосом. Когда увидела его впервые, передо мной предстал худенький мальчик с тонкой шейкой. Он пользовался невероятной популярностью у девушек. Из-за этого меня даже не хотели пускать на студию, когда мы вместе собирались петь за героев мультфильма «По следам бременских музыкантов». Администраторы забыли внести мою фамилию в списки, и вахтеры подумали, что я фанатка Муслима, раз уговариваю пропустить к нему. «Хорошо, я уйду, - взвилась я. - Только вы потом пожалеете. Я же Принцессу озвучиваю!» Ситуация вскоре благополучно разрешилась.

По словам нашей героини, в 80-х за каждый концерт МИРОНОВ получал по 2000 рублей (автомобиль «Волга» стоил тогда 10 тысяч)

По словам нашей героини, в 80-х за каждый концерт МИРОНОВ получал по 2000 рублей (автомобиль «Волга» стоил тогда 10 тысяч)

 

- Почему вас, в отличие от тех же Магомаева и Анофриева, никто не знал в лицо?

- Я никогда не гналась за славой. Хотя еще в 1962 году успешно поучаствовала во Всесоюзном конкурсе артистов эстрады. Неожиданно для себя прошла все три тура. Хотя особо не готовилась. И в финале встретилась с Эдуардом Хилем. Мы набрали одинаковое количество голосов. Жюри собралось на дополнительное заседание. Мне не повезло - Леонид Утесов, который всегда голосовал за меня, в тот день не пришел, и ленинградское лобби выбрало победителем Хиля. В любом случае, тогда многие услышали мои голосовые возможности, меня стали приглашать в престижные концерты. Я очень много работала с Марией Владимировной Мироновой. Три года мы вместе ездили по стране с выступлениями.

- А с ее знаменитым сыном Андреем были знакомы?

- Хотя я часто бывала у Мироновых дома, с Андреем повстречалась всего за год до его смерти. Он тоже много гастролировал с творческими вечерами, причем получал за выступление невероятные деньги - по две тысячи рублей за концерт. Его, как правило, сопровождала жена Лариса Голубкина, но на два концерта в Тамбов она почему-то поехать не смогла. И Миронов по совету мамы позвал вместо нее меня. Мы ехали в одном купе. И он…

- …стал к вам приставать?

- Упаси бог! Просто предложил в случае чего еще поработать вместе… Он мне почему-то сразу не понравился внешне. Разумеется, за ним тянулась слава дамского угодника и суперзвезды, но я разглядела Андрея поближе и пришла в ужас. Какой-то весь скрюченный, с вывернутыми губами и в странном болоньевом плаще. Серое лицо, то ли прыщи, толи фурункулы на шее. Словом, я была разочарована… Но все это, конечно, не умаляло огромного таланта Андрюши. Он был блестящим артистом, невероятно одаренным.

Эльмира (слева) с мужем Владимиром и подругой

Эльмира (слева) с мужем Владимиром и подругой

 

Лахудра с коричневым педикюром

- И все-таки служебные романы у вас случались?

- Стыдно сказать, но до 25 лет я вообще мужчин в этом смысле не знала. До знакомства с супругом - баянистом Владимиром Пановым - бывали отношения, но это все не очень серьезно. Я - домашний человек, концерт спела - и домой… В конце 60-х я тепло общалась с Иосифом Кобзоном и его тогдашней женой Людмилой Гурченко. Однажды мы вместе поехали на гастроли в Румынию. Помню, пришла к ним в номер, чтобы поесть. Там они поставили плитку, и на ней в котелке картошку варили. Иосиф стал со мной кокетничать, видно, чтобы вызвать ревность Люси. И они на моих глазах в очередной раз поссорились. Не люблю лезть в чьи-то жизни, но сразу поняла: Кобзон и Гурченко очень разные, не пара друг другу.

- Может, отрицательную роль играло то, что Иосиф Давыдович помладше Людмилы Марковны?

- Вряд ли. Мой муж Володя тоже был моложе меня, но мы душа в душу сорок лет прожили до самой его смерти. Познакомились на записи в 1972 году. Спустя два года расписались. А в 1976-м, когда мне уже 40 лет было, родилась наша единственная дочка Ольга.

- По тем временам вы, простите, старородящей считались.

- Я никогда не чувствовала своего возраста. Отец по блату устроил меня в престижный роддом на Шаболовке, а что толку. Мне приспичило рожать в День медика, в воскресенье. Нормальных врачей нет, одни пьяные студенты вокруг. Слава богу, все обошлось. Утром пришла нормальная смена - спасли и меня, и ребенка. У дочки (она сейчас в ЖЭКе работает) уже двое своих детей - 18-летний Сергей и 12-летняя Танечка. Внуки знают, что я была певицей, и часто спрашивают: «Бабуля, а почему тебя по ТВ не показывают?» Но я уже говорила, что совершенно не пробивной человек. Да, немного обидно, что так вышло. Ведь в свое время я даже в Канаде и в Японии выступала. Пела и на правительственных концертах. А после нам разрешали купить продукты в элитном буфете. Правда, там на нас, артистов, как на тараканов смотрели: мол, затариваются всем без разбора. Особенно я не любила работать в санатории ЦК КПСС в подмосковной Барвихе. Там в концертном зале ковры висели: красиво, но петь невозможно, акустики никакой. Однажды стою на сцене, а в это время на свое место в зале дедушка в трениках и тапках пробирается. Присмотрелась, а это министр иностранных дел Громыко. Потом Людмиле Зыкиной об этом с улыбкой за кулисами рассказала. Она, кстати, меня всегда хвалила. А когда я в Канаде полгода работала, тоже приезжала туда с концертами. Кстати, именно в Стране кленового листа на моих глазах у Людмилы Георгиевны начался роман с баянистом Виктором Гридиным, с которым она прожила потом целых 17 лет. До этого Гридин был женат на моей знакомой - радиоредакторе Рите. Но оставил ее и двоих детишек ради Зыкиной. А сама Люда ушла к Вите от гитариста Бори Филатова.

Параллельно с выходом мультфильма увидела свет грампластинка, общий тираж которой достиг 28 миллионов копий

Параллельно с выходом мультфильма увидела свет грампластинка, общий тираж которой достиг 28 миллионов копий

 

- Никогда об этом не слышала.

- Ну, это же не секрет, что Людмила Георгиевна очень любила мужчин…

- С Аллой Пугачевой вам не доводилось пересекаться?

- Когда Алла работала в «Веселых ребятах» у Павла Слободкина, там был прекрасный аранжировщик и музыкант Виталий Кретюк, с которым Пугачева жила тогда гражданским браком. Однажды я лежала в больнице с сестрой Виталия Зинаидой и она принялась мне хвалиться, что Алла - жена ее брата, и даже показала ее необычное фото в халатике. На снимке было видно, что Пугачева только проснулась и ее тут же щелкнули. После этого сам Кретюк срочно позвал меня записать песню, которая изначально предназначалась для его любимой. Композиция, если честно, мне не понравилась, и исполняла я ее без особого удовольствия. Может, Алла бы ее увидела по-другому. Тогда она только начинала свой творческий путь, и Виталий, конечно, был очень расстроен, что она не приехала. Вскоре судьба свела меня с самой Аллой Борисовной. В Колонном зале я пела в сводном концерте, который закрывали «Веселые ребята». Захожу в гримерную и вижу, что там сидит лохматая девица в коротком платье и красит ногти коричневым лаком. Педикюр у нее такого же цвета был. Я поздоровалась, а она не ответила. Даже головы не повернула. «Лахудра какая-то», - подумала я. А потом узнала, что это и есть Пугачева.

Во время гастролей в Бухаресте в 1967 году Людмила ГУРЧЕНКО написала ЖЕРЗДЕВОЙ: «Милая Эля! Ваш элегантный, теплый и нежный «Соловей» пленил не только Румынию, но и Ваших коллег, слушающих Вас ежедневно...!»

Во время гастролей в Бухаресте в 1967 году Людмила ГУРЧЕНКО написала ЖЕРЗДЕВОЙ: «Милая Эля! Ваш элегантный, теплый и нежный «Соловей» пленил не только Румынию, но и Ваших коллег, слушающих Вас ежедневно...!»

 

Нестандартные наклонности

- Вы уже завершили карьеру?

- Я восемь лет не выхожу на сцену. В последний раз выступала на концерте памяти выдающегося пианиста Давида Ашкенази. С ним когда-то много работала. В свое время Давид Владимирович был аккомпаниатором у Клавдии Шульженко, которую он перебил у другого пианиста - Бориса Мандруса. Обиженный на Клавдию Ивановну Мандрус предложил мне сделать программу старинных романсов, и мы с ним стали не только работать, но и дружить.

- Муж ревновал?

- Конечно нет. У Бориса, скажем так, были несколько другие предпочтения. Возле него постоянно находились разные мужчины. «Это мои старые знакомые», - представлял он их.

Несмотря ни на что, Боря был очень удачно женат. Но его супруга Лариса Самойловна рано умерла, и после этого разговоры о его нестандартных наклонностях только усилились. Но это неважно. Мандрус был человеком тонким, мудрым, с огромным чувством юмора. Ни от кого я больше не слышала такого изящного исполнения матерных частушек!

- В советское время за гомосексуализм могли и в тюрьму упечь.

- Знаменитого певца Ивана Суржикова, насколько я знаю, за это арестовали. Но его выручила поклонница, которая заявила, что она его невеста и ждет от него ребенка. Потом Иван и, правда, на ней женился. Вероника Станкевич сама была талантливой артисткой - работала в цирке, потом на эстраде, родила Суржикову детей.