ШОУ-БИЗНЕС

Как Кобзон отомстил Ивану Суржикову

Они помирились только за пару лет до смерти исполнителя народных песен

Выбирая героя для материала к 75-летию начала Великой Отечественной войны, я вспомнила рассказ знакомой о народном артисте России Иване СУРЖИКОВЕ - певце, чей голос знала вся страна вплоть до печальных лет перестройки. В истории о нем меня привлекли случайно брошенные слова, что Валентин КАТАЕВ собирательный образ Вани Солнцева для повести «Сын полка» писал в том числе и с Суржикова. Я разыскала дочь Ивана Николаевича, заслуженную артистку России Екатерину СУРЖИКОВУ, которая недавно справила 60-летний юбилей.

В конце 80-х Иван Суржиков с семьей эмигрировал в Германию, но в 96-м, за четыре года до смерти, вернулся вместе с женой Вероникой Александровной на родину.

Иван Николаевич всю жизнь исполнял русские народные и военные песни

Иван Николаевич всю жизнь исполнял русские народные и военные песни

 

Оставили умирать

- Папа родился в 1928 году в многодетной, бедной семье в Курской области, - вспоминает певица Екатерина Суржикова. - Когда ему стукнуло пять лет, мама умерла от голода и тяжелой работы в поле. Это случилось на его глазах. Папе пришлось побираться, чтобы выжить. Когда началась война, он заболел тифом. Ситуация безвыходная. Отец - на фронте, немцы у Курска. Братья и сестры решили заколотить окна и двери избы с Ваней, думая, что он все равно умрет. Им нужно было срочно уходить, потому что вот-вот придут фашисты. К счастью, дверь открыли наши солдаты, которые нашли в постели умирающего от тифа 14-летнего мальчика. Они забрали его в армию генерала Батова. Папу выходили, и вскоре он начал петь для уходящих в бой солдат, ходил в разведку, а позже стал денщиком маршала Рокоссовского. После освобождения Польши тот отправил его учиться в Варшавскую музыкальную академию, по окончании которой он стал петь в Венской опере. Связь с Рокоссовским у него сохранялась долгое время. В 1956 году папа вернулся в Москву, работал в Ансамбле им. Александрова, затем перешел в «Москонцерт».

- Братья и сестры нашли Ивана после войны?

- В 1961 году отца первый раз показали по телевидению. Тогда появились родственники, в том числе его отец. Дед часто приезжал, пел у нас на балконе. На братьев и сестер папа не злился - время было страшное.

- Папа рассказывал о войне?

- Вспоминал заградительные отряды, бойцы которых стреляли в тех, кто отступал под натиском врага. Но вообще-то папа не хотел, чтобы мы знали об этих ужасах.

«Сын полка» сделал головокружительную карьеру от денщика до народного артиста России

«Сын полка» сделал головокружительную карьеру от денщика до народного артиста России

 

Мужа выиграла в карты

- Как отец познакомился с вашей с мамой - цирковой гимнасткой Вероникой Станкевич?

- Они вместе работали в «Москонцерте». Мама на тот момент уже не выступала в цирке - стала драматической актрисой... В поезде женщины играли в карты на мужиков. Время послевоенное, вдов много, мужиков нет. Мама с верхней полки поинтересовалась у соседок-артисток: «На кого играете?» Оказалось, на ехавшего в соседнем купе Суржикова. И мама, неплохо игравшая в преферанс, выиграла папу в карты. Пришла к нему и говорит: «Я тебя выиграла! Будешь носить мой чемодан!» Он взял и понес. По приезде в Москву папа переехал к ней с вещами. Моя мама была на 13 лет старше папы. Он этого никогда не стеснялся. Скорее мама. Но поскольку она считалась душой компании, разница в возрасте сглаживалась.

- Каким он был в быту?

- Приезжал с концерта и сам готовил ужин. Прекрасно умел накрывать на стол. У него были хорошие манеры. Подавал дамам пальто и целовал ручки. Мама только удивлялась: «Вот тебе и крестьянский сын!»

- Суржиков стал известным, получил звание заслуженного артиста России. Но вдруг уехал в Германию. Я читала, как Ефим Шифрин рассказывал историю о некоем «гражданском певце И.», из-за которого ваш отец эмигрировал. Речь идет об Иосифе Кобзоне?

- Да. История с Кобзоном коснулась всей нашей семьи. История смешная, если бы не последствия. Моя мама - еврейка, как и Иосиф Давыдович. Он часто бывал у нас дома. На концерте ко Дню Победы в зале «Октябрь» папа стоял за кулисами в ожидании объявления своего выступления. Конферансье уже начал называть имя Суржикова, как вдруг директор Кобзона замахал руками, показывая, что надо сначала выйти Иосифу Давыдовичу. Ему надо было поскорей спеть, потому что в день он давал по шесть концертов. Папа не выдержал, сказал что-то грубое, прошелся по национальности. Дальше история завертелась как снежный ком. Папу, у которого жена еврейка, как и дочери, распекали на партсобрании за антисемитизм.

С женой Вероникой певец прожил всю жизнь

С женой Вероникой певец прожил всю жизнь

 

- И ему «перекрыли кислород»?

- Еще как! До этого времени мы жили хорошо. Шикарная квартира, заработки, позволяющие держать двух гувернанток. И тут все кончилось. Если раньше папа участвовал во всех телевизионных «Огоньках», то теперь двери перед ним закрылись. Выжить помог случай. Мою младшую сестру Лизу пригласили петь в мюзикле «Cats» в Германии. И папу позвали туда же с концертами. Лиза подписала контракт на два года. Папа с мамой уехали тоже, но не собирались долго задерживаться. А прожили за границей около шести лет. В 1991 году я тоже поехала в Германию с гастролями и осталась.

- Ему непросто было на чужбине?

- Немецкий он, конечно, не выучил, любил разговаривать с поляками по-польски. Папа безумно скучал, хотел вернуться, но главным оставалось желание петь, а за границей он был востребован. В Польше ездил с концертами по нашим воинским частям. Руководитель делегации их строго-настрого предупредил: «Посещение стриптиз-баров запрещено!» А ночью с этим руководителем он столкнулся в стриптиз-баре.

- И вот Суржиков вернулся…

- Папа приехал в Москву уже тяжело больным - у него нашли лейкемию. Через два года ему дали звание народного. Конечно, он ждал этого. Потому что столько лет исполнять русские песни и не получить народного - обидно. Это был праздник, хоть и запоздалый. Папа пел до последних дней жизни, хотя периодически ложился в больницу...

Кобзон стал общаться с моей мамой, не знаю как, но они с отцом помирились. Иосиф Давыдович помогал, пришел на похороны отца на Ваганьковское кладбище.

Катя СУРЖИКОВА... Фото с сайта katyasurjikova.ru

Катя СУРЖИКОВА... Фото с сайта katyasurjikova.ru

 

Роковые «Куклы»

- Катя, но почему и вы уехали в Германию? Ведь в 1985 году на конкурсе в Сопоте вы заняли 1-е место.

- Я считалась несоветской певицей: не то лицо, не то поведение. Вскоре поняла, что дело не в репертуаре, а в отношении ко мне.

- Как пропустили твой по тем временам революционный номер, где ты в мини, стоя на голове, исполняешь песню «Куклы»?

- Прелесть того периода заключалась в том, что можно было работать без телевидения. Хватало, чтобы тебя раз в год показывали в «Утренней почте». Поэтому на концертах я могла делать все, что хотела. Ну, пару раз написали про меня нелестную заметку в «Вечерней Москве». Но мама успокоила: «Это же реклама!»

У меня был педагог в ГИТИСе - Андрей Николаев. Я хотела для конкурса в Сопоте сделать номер с акробатикой. Поскольку моя мама - гимнастка, он и предложил: «Можешь спеть на голове?» Говорю: «Да». Никакая комиссия меня не контролировала - с каким номером еду, что надену.  

...исполнила песню на конкурсе в «Сопоте», стоя на голове

...исполнила песню на конкурсе в «Сопоте», стоя на голове

 

Но после моего выступления наши члены жюри ко мне боялись подходить. Победив в Сопоте, я не стала популярной в родной стране. А в Германии меня тут же позвали на телевидение, вышли журналы с моими интервью. Я выпустила там альбом «Катюша». Немцы сняли клип на заглавную песню.

- У тебя, наверное, появилась куча поклонников?

- Нет, потому что на тот момент я состояла в браке. Я вышла замуж в 17 лет за музыканта из группы «Вечный двигатель» Евгения Бабкина. Сбежала с ним из дома, пока родители были на гастролях. Уехали из Москвы в Серпухов, и по какой-то липовой ксиве нас расписали. С родителями помирилась только через два года. С первым мужем я разошлась, потому что полюбила другого.

 

Пугачева перекрыла дорогу

Евгений Бабкин тоже считает, что дорогу Суржикову перекрыл Кобзон:

- Суржиков считался придворным певцом при Никите Хрущеве. А тут такой скандал! Иван уже должен был выйти на сцену, его ансамбль появился перед зрителями, как вдруг Кобзон своих музыкантов вытолкнул. Иван Николаевич до этого конфликта дружил с Иосифом Давыдовичем, помогал ему в «Москонцерт» устроиться. Кобзон приходил к нему в гости, надирался так, что спал в ванне. А после злосчастного концерта все пошло кувырком.

Но не только Кобзон перекрыл Ивану и Кате дорогу. Пугачева, с которой она училась в ГИТИСе, тоже приложила руку. Алла Борисовна прямым текстом выдала: «Пока я на эстраде, тебя там не будет!» Заместитель руководителя телевидения вызвала как-то Катю и сказала: «Пока прическу не измените, вам лучше не вылезать!» Из ста сделанных съемок на ТВ осталась только одна, причем не лучшая. Катя - новатор, она певица, которая двигалась на сцене, в то время как остальные исполнители стояли по стойке «смирно». А ее выступление на конкурсе в Сопоте вообще вырезали из эфира, успели только на Дальнем Востоке показать.

- Почему вы расстались с Катей?

- Катя хотела остаться в Германии вместе с семьей. Я не согласился, считал, что там нет перспектив. А в нашем коллективе был «балетный» мальчик, который тоже хотел работать за рубежом - Михаил Маншилин. У них с Катей закрутился роман, и она родила ребенка. Для меня это был тяжелый период. Много лет вместе, и вдруг ничего нет: ни коллектива, ни семьи.

Сначала Катю активно приглашали выступать, потом заказов стало меньше. Семья Суржиковых вернулась. Квартиры в Москве уже не было, потому что перед отъездом они ее продали. И тут им помог не кто иной, как Кобзон: сделал им квартиру. Надо отдать должное: он может быть страшным врагом, но в то же время и очень хороший другом.