ШОУ-БИЗНЕС

За что Киркоров пытался посадить «абсолютно адекватного и миролюбивого» Маруани

Дидье Маруани едва не постигла участь рекламщицы Нины Юровой, которая провела семь месяцев в СИЗО за попытку получить долг с Филиппа

В крайне неприятную историю вляпался на днях легендарный французский музыкант-электронщик - лидер группы «Space» Дидье МАРУАНИ. Все началось с того, что поклонница из России сообщила ему о подозрительном сходстве песни Олега ПОПКОВА «Жестокая любовь» из репертуара Филиппа КИРКОРОВА с его композицией 1999 года «Symphonic Space Dream». С помощью российского юриста Игоря ТРУНОВА Маруани предъявил претензии компании «Philip Kirkorov Production», которая в 2002 году выпустила «Жестокую любовь». От имени Киркорова ему поступило предложение решить вопрос в досудебном порядке за компенсацию в один миллион евро. А когда лидер «Space» приехал в Москву для получения денег и заключения мирового соглашения, его задержала вызванная Филиппом полиция и попыталась обвинить в вымогательстве.

- Да, в припеве песни «Жестокая любовь» есть явное совпадение с композицией Маруани, - поделился своим мнением композитор Олег Кваша, хорошо знающий Олега Попкова. – Допускаю, что Попков мог где-то ее слышать и неосознанно использовать из нее кусок. Но, скорее всего, совпадение объясняется тем, что в основе обеих композиций лежит один и тот же расхожий прием - так называемая золотая секвенция. На ней построены десятки шлягеров, и все они чем-то похожи. В любом случае, вопрос о наличии или отсутствии плагиата может решить только суд.

У меня был такой опыт с песней «Санкт-Петербург - гордая белая птица», написанной к 300-летию города на Неве. Со мной судился автор песни «Санкт-Петербург», которую ранее исполняла Эдита Пьеха. Тоже обвинял меня в плагиате. Суд вызвал по три эксперта с каждой стороны. В результате они пришли к заключению, что, кроме слова «Санкт-Петербург» и вальсообразного ритма, ничего общего между нашими песнями нет.

На мой взгляд, таким же путем следовало пойти и Киркорову. А в этом спектакле с полицейской засадой и обвинениями в вымогательстве был какой-то элемент 90-х и непонятно на чем основанный авантюризм. Маруани явно не заслуживал, чтобы с ним так поступали.

В музыкальных кругах к нему всегда относились с уважением. В 1987 году мне довелось пить с ним водку в гостях у Аллы Пугачевой. Маруани тогда привез в Москву только появившиеся компакт-диски со своей музыкой. Один подарил Раисе Горбачевой. Другой - Алле Борисовне. А у нее в то время еще не было CD-проигрывателя. Чтобы не ударить перед гостем в грязь лицом, Пугачева соврала, что одолжила его соседям. А потом напилась и у всех спрашивала: «Интересно, а у Райки есть такой проигрыватель?»

 

Клоунада и стыд

- Меня нисколько не удивило, что Маруани предъявил претензии по поводу песни Киркорова, - заявил сотрудничавший с лидером «Space» музыкант Вячеслав Ворон. - Композиторы у нас поиссякли. Взять новую песню Пугачевой «Копеечка», которую ей написал Алексей Малахов. Она один в один повторяет «Dance Me To The End Of Love» Леонарда Коэна. Не исключено, что автору «Жестокой любви» Олегу Попкову понравилась композиция Маруани, и он тоже решил ее немножко переработать.

Но меня удивило, как повел себя в этой ситуации Киркоров. Маруани - абсолютно адекватный и миролюбивый дядька. Решить с ним вопросы по авторским правам никогда не составляло никакого труда. В 2003 году я сделал ремиксы на две его композиции, и он без проблем предоставил мне право на их издание. С тех пор я выпускал их по 10 раз. Получал с этого выгоду. И ни разу ко мне не было никаких претензий с его стороны.

Более того, у нас завязались с ним дружеские отношения. Мы неоднократно встречались во время его приездов в Москву. Вместе ходили на футбол и запускали шары на День космонавтики. Когда в новостях сообщили о его задержании за вымогательство, я сразу же связался с ним через Facebook. «Это провокация со стороны Киркорова, который не хочет платить», - написал мне он.

По правде говоря, у меня сложилось такое же впечатление. По сообщениям СМИ, в задержании Маруани участвовало чуть ли не 60 переодетых сотрудников полиции. Ну зачем было устраивать такую клоунаду?! Он же не какой-то бандит, который приехал с автоматчиками, чтобы забрать миллион. Мне стыдно за Киркорова и за тех, кто помог ему все это устроить. Из-за них за рубежом будут плохо думать о нашей стране и считать, что с нами, русскими, нельзя иметь никаких дел.

На самом деле Дидье Маруани еще легко отделался. После допроса в полиции его отпустили и уголовное дело на него заводить не стали. А вот директору рекламного агентства «Глобал Медиа Групп» Нине Юровой, которую Киркоров в 2009 году обвинил в вымогательстве за попытку получить с него 7 миллионов рублей, потраченные на рекламу его концертов, пришлось провести целых семь месяцев в следственном изоляторе.

- Наверное, у Киркорова уже вошло в привычку такими методами решать финансовые вопросы, - прокомментировала нынешнюю ситуацию адвокат Анна Бюрчиева, защищавшая в суде Нину Юрову и ее «подельницу» Веру Японцеву. – Сами понимаете, не каждый день в правоохранительные органы приходит такого уровня «звезда». Естественно, все ему верят. И вне зависимости от реального положения вещей он остается правым. В том деле, в котором я когда-то участвовала, выдвинутые им обвинения в вымогательстве тоже не подтвердились. Суд признал, что Юрова пыталась вернуть свои деньги. Но тогда авторитет Киркорова сыграл решающую роль. Девочкам некуда было деваться. Чтобы не сесть в тюрьму, они во всем признались. И им заменили статью 163 УК РФ «Вымогательство» на более легкую статью 330 «Самоуправство». 

На музыке МАРУАНИ выросло не одно поколение отечественных слушателей и композиторов

На музыке МАРУАНИ выросло не одно поколение отечественных слушателей и композиторов

 

«Содрано с чего-то западного»

На признаки плагиата в песнях, которые исполнял Киркоров, дотошные слушатели неоднократно указывали и до случая с Маруани. Например, песню «Мышь», написанную для Филиппа в конце 90-х Дмитрием Чижовым, находили похожей на «People Are Strange» легендарной группы «Doors» и на куплеты первосвященников из не менее легендарной рок-оперы Эндрю Ллойда Уэббера «Иисус Христос - суперзвезда». Но никаких претензий по этому поводу никто из западных авторов никогда предъявить не пытался.

- Когда мою «Мышь» показали в Лондоне людям, которые ставят аппаратуру на большие концерты, они были удивлены, что ее написал русский парень, и поначалу тоже подумали, что это содрано с чего-то западного, - признавался Дмитрий Чижов. - На самом деле я в этой песне ничего ниоткуда не крал. Просто так получилось. По-моему, на Уэббера это совсем не похоже. А с творчеством «Doors» я вообще не знаком. Вот куплет моей песни «Полтергейст» из репертуара группы «Унесенные ветром» и впрямь нота в ноту совпадает с хитом Донны Хайтауэр «This World Today Is A Mess». Я слышал эту песню еще лет 20 назад, она мне всегда нравилась, и, поскольку ее никто не знал, я ее немножко как бы... ну, не то чтобы процитировал... В общем, так получилось.

А вот на песню «Midnight Dancer» группы «Arabesque», из которой я сделал «Американцы пришли на танцы», пришлось «очищать» права. «Что вы делаете? - сказали мне в Российском авторском обществе, когда я пришел ее регистрировать на свое имя. - Так нельзя! Это же международный скандал». А что они защищают этих капиталистов? Если уж на то пошло, РАО у меня украло гораздо больше, чем я у кого-то украл. Почему оно не душит «пиратов»? Почему раздает направо и налево лицензии на издание моих песен, а мне ничего не платит? В таких условиях просто неоткуда взяться новым хитам.

Нина ЮРОВА

Нина ЮРОВА

 

Прокисшая песня

Справедливости ради надо отметить, что многие западные хиты, в плагиате которых обвиняли Филиппа Бедросовича, он на самом деле перепевал на законных основаниях, покупая у правообладателей официальное разрешение на их использование.

- Песни, вошедшие в «турецкий» альбом Филиппа Киркорова, обошлись ему примерно по 500 - 700 долларов каждая, и только «Дива» стоила 15 тысяч «зеленых», - рассказывал покойный директор музыкального издательства «Союз» Алексей Сафрин. - На две песни - «Ревность» и «Чемпион» - нам так и не удалось получить согласие. Потом уже через наших друзей за рубежом мы узнали, что композитор Каяхан не захотел, чтобы его песни исполнялись на одном диске с остальными турецкими авторами. Когда пришел отказ Каяхана, альбом Киркорова уже был записан, и даже отпечатана небольшая часть его тиража, а самое главное - значительная часть бумажных вкладышей с названиями песен. Вкладыши решили оставить, а песни убрать. Основная часть тиража вышла уже без них. Не исполнял Филипп эти песни и в своих концертах.

А вот группа «Стрелки» хотела нас обойти и «забыть». Ее продюсер Леонид Величковский записал песню Джорджа Майкла «Last Christmas», но не спросил нашего разрешения. Мы сразу же позвонили в компанию «Гала Рекордз», и выпуск песни был приостановлен. Приближался Новый год, песня могла «прокиснуть», и Величковскому пришлось договариваться с нами. Впрочем, далеко не все песни находятся под защитой закона. Поскольку наша страна присоединилась к Бернской конвенции об авторских правах лишь в 1973 году, произведения иностранных авторов, опубликованные до этого времени, у нас не охраняются. Если даже кто-то присвоит себе авторство песен «Битлз» или Луи Армстронга, это можно рассматривать только с точки зрения этики, юридически же никому предъявить претензий нельзя.