ШОУ-БИЗНЕС

«Это не круто». Семья и коллеги Децла не оценили его победу в суде против Басты

После долгого затишья внезапно напомнил о себе рэпер Кирилл ТОЛМАЦКИЙ, снискавший популярность в начале «нулевых» под сценическим именем ДЕЦЛ.

Правда, напомнил не новыми хитами, а разборками с коллегой - рэпером Василием ВАКУЛЕНКО, более известным как БАСТА. Сначала Толмацкий пожаловался в соцсети Twitter, что его семье мешает спать по ночам громкий шум из принадлежащего Вакуленко клуба «Газгольдер». А когда Василий в ответ назвал его «лохматым чмо», Кирилл подал на него в суд за оскорбление и добился компенсации морального вреда в размере 50 тысяч рублей.

- На мой взгляд, это какая-то глупая история, - признался отец Децла - продюсер Александр Толмацкий. - Кирилл действительно живет рядом с клубом Басты. Но вроде бы они всегда нормально общались. И вряд ли могли разругаться из-за того, что кто-то что-то написал в Интернете. Серьезные ребята не ведутся на такую фигню. В крайнем случае, могут друг другу морду набить. Видимо, у них там произошло что-то другое. Что именно - понятия не имею.

Кирилл уже лет десять со мной не общается. Он обиделся на меня после того, как я расстался с его мамой. Я неоднократно пытался наладить с ним отношения. Если ему было что-то нужно, Кирилл появлялся у меня. Когда умерла его бабушка, он на следующий же день приехал, чтобы переоформить квартиру. А так я его годами не видел и не слышал. Ему исполнилось 33 года. Мне казалось, мозги у него уже должны были бы встать на место. Но его непонятные обиды в мой адрес никак не проходят.

Александр Яковлевич и Кирилл когда-то жили душа в душу

Александр Яковлевич и Кирилл когда-то жили душа в душу. Фото Александра БОЙКОВА

 

Списанная лошадь

- Разборки Децла и Басты выглядят как мышиная возня, - высказал свое мнение бывший продюсер Кирилла Толмацкого - лидер рэп-группы «Bad Balance» Влад Валов. - И один, и второй ведут себя недостойно. Я считаю, что Децлу не надо было идти в суд. Для рэпера это не круто. Если Баста его оскорбил, надо было встретиться и по-пацански надавать ему по шапке. А Басте бы следовало быть посдержаннее в выражениях. Одно неосторожное слово в адрес нормальных парней может обернуться для него серьезным ответом.

Продолжал бы Децл работать со мной, мы бы навели такого шороху, что будь здоров! Но, когда в свое время у Децла был выбор, он предпочел остаться со своим папой. Начал вместе с ним говорить обо мне гадости в СМИ. Хотя уверял меня: «Ты мой учитель. Я про тебя слова плохого не скажу». Естественно, теперь он для меня списанная лошадь. И заступаться за него я не намерен. Пусть сам разбирается со своими проблемами!

 

Поступил некрасиво

- Когда мы с женой начали ходить в «Газгольдер», клуб не принадлежал Василию Басте, - объяснил сам Кирилл Толмацкий. - Он еще жил у себя в Ростове, и о нем никто знать не знал. Владельцем клуба в то время был Евгений Антимоний. Там собирались разные интересные люди - свободные художники, поэты, музыканты. А я тогда по милости своего отца временно остался без жилья, так как он ушел от моей мамы к другой женщине и нам пришлось делить нашу квартиру на Новослободской.

С тех пор я и перестал с ним общаться. По моему мнению, он в той ситуации повел себя некрасиво. Маме остался должен денег. И о моей жене оскорбительно высказывался. Я в адрес его новой супруги никогда ничего подобного не позволял. Не скрываю, я был категорически против их брака. Хотя бы потому, что она одного возраста со мной. Но я понимал, что в жизни всякое бывает. И старался философски к этому относиться. При дележе жилплощади мне досталась самая маленькая сумма. Я с трудом смог купить на нее квартиру. Пока не нашелся подходящий вариант, мы с женой переезжали с места на место, чтобы как-то перекантоваться. И «Газгольдер» в какой-то момент стал для нас практически домом.

Василий попал на «полтинник». Фото Владимира ВЕЛЕНГУРИНА/«Комсомольская правда»

Василий попал на «полтинник». Фото Владимира ВЕЛЕНГУРИНА/«Комсомольская правда»

Потом Богдан Титомир привез в Москву Василия Басту. Его «отмыли», «подшили» и сделали лицом «Газгольдера». Теневым владельцам было выгодно, чтобы он там сидел как медийный персонаж. С его приходом из клуба слили всех, кто туда раньше ходил, и там остались только рэперы, которые подписались работать под их началом. Мне тоже предлагали заключить с ними контракт. Но я на этом уже собаку съел. И предпочел идти своим путем.

После этого в «Газгольдере» я начал сталкиваться с грубым отношением со стороны Евгения Антимония. Ему почему-то не нравилась моя прическа. И мы с женой решили туда больше не ходить.

Что касается шума из «Газгольдера», я выкладывал в «Твиттере» видео из моей квартиры, на котором он был хорошо слышен. Я-то с пятницы по воскресенье находился на гастролях. А семья оставалась дома. И жена с ребенком постоянно просыпались среди ночи от громких звуков «бумс-бумс».

Из-за этого на «Газгольдер» жаловались в полицию все жители района. Но на их жалобы никто не реагировал. Они не знали, как с этим справиться, и попросили меня. Подошли ко мне на улице и сказали: «Это же твои друзья. Можешь на них как-то повлиять?» - «Это не мои друзья, - ответил я. - Я с ними не общаюсь. Но могу попробовать». И стоило мне сделать всего лишь одно замечание в «Твиттере», как сразу пошла реакция и шуметь в клубе прекратили.

Лично с Василием Бастой у меня никакого конфликта не было. Но он в какой-то момент решил вписаться в эту историю и как лицо «Газгольдера» выступил с оскорблениями в мой адрес. Набить ему за это морду мне было бы проблематично. У меня немножко другая весовая категория. Пришлось бы обращаться к определенным людям. А это был бы для него повод написать на меня самого заявление в полицию.

Руководствуясь принципами дхармы (в индийской философии совокупность норм и правил бытия. - М. Ф.), я решил действовать через суд и наказать его рублем. Да, многие говорят, что 50 тысяч - слишком мало. Но это максимальный штраф, который присуждают по таким делам. Как я и обещал, эти деньги будут отправлены в Красноярский центр раковых заболеваний. А мой опыт, надеюсь, послужит хорошим примером для подрастающего поколения, как можно выяснять отношения цивилизованным путем.