КУЛЬТУРА

Безруков не смог засудить журналистов и пожаловался на судей

- Не страшно умереть. Страшно, что потом тебя сыграет Безруков! - этот анекдот появился после фильма «Спасибо, что живой». До ВЫСОЦКОГО в исполнении лицедея, напомним, были ЕСЕНИН, ПУШКИН, да что мелочиться - сам Христос! Многим такая актерская всеядность показалась перебором. Теперь Сергей Витальевич выступил в новой интересной роли - жертвы и прокурора одновременно. Он пожаловался в Верховный суд на обидевшего его… судью.

«Обратиться к вам меня вынудила явно аномальная ситуация, сложившаяся в вопросе рассмотрения исков о защите личных прав известных людей в Савеловском суде г. Москвы, - говорится в послании Сергея Безрукова председателю Верховного суда Вячеславу Лебедеву. - Это вынуждает меня путем личного обращения постараться обратить внимание руководства страны и руководства вышестоящих судов на проблему защиты личных прав т. н. «публичных лиц» и на то, как такое вообще стало возможно в нашей стране?»

Выделение не мое, самого автора. Человек, воплотивший на экране образ Спасителя, который является олицетворением всепрощения, прямо заявляет: не будет по-моему - напишу кляузу самому большому начальству!

Не по-мужски. Тем более что издание, с которым пробовал судиться актер, написало чистую правду: Безруков не приехал на похороны пасынка.

 

Нос раздора

Знаменитости никогда не стеснялись включать свои связи. Вспомним хотя бы суд «Экспресс газеты» с художником Шиловым времен Лужкова. Позвонили из мэрии, и наших свидетелей (в том числе и участкового милиционера!), которые готовы были подтвердить под присягой безобразное поведение живописца, даже слушать не стали. Кто сильнее, тот и прав. А мы, журналисты, всегда были слабой стороной.

Новые времена добавили абсурда. Начиная с 2012 года, когда думский Комитет по информационной политике, информационным технологиям и связи возглавил подозреваемый в мошенничестве и заказном убийстве Алексей Митрофанов, на головы журналистов один за другим посыпались нормативные акты, удушающие свободу слова. Апофеозом этой вакханалии стал так называемый закон о праве на защиту частной жизни. По нему вышло: чтобы написать любую информацию о публичном человеке, нужно сначала получить его письменное согласие!

Мало того, это чисто технически невозможно. До такого маразма не додумались даже в нацистском рейхе! К примеру, у Геббельса сотрудники фашистских газет не брали санкцию на то, чтобы писать о его семье. Это даже сыграло с министром рейхспропаганды злую шутку. Он был близок к тому, чтобы уйти от супруги Магды к чешской певице Лиде Бааровой. Но после публикаций, где он был представлен как образец арийского отца и мужа, это стало решительно невозможно.

Из этой толпы звёзд только Евгению ЦЫГАНОВУ (второй справа) не нравится, что его фотографируют. Фото с сайта personastars.com

Из этой толпы звёзд только Евгению ЦЫГАНОВУ (второй справа) не нравится, что его фотографируют. Фото с сайта personastars.com

Но в современной России невинная заметка всего лишь о диете беременной Юлии Снигирь вызывает с ее стороны иск о вмешательстве в частную жизнь! Что творится, граждане? А Евгений Цыганов, который ковырялся в носу на глазах у всех, пытается поквитаться с автором «неприличной» фотографии в зале суда. Может, продуктивней почитать книжку о хороших манерах? Да и ему ли, бросившему жену с семью (!) детьми, говорить о нравственности?

Однако где-то с середины прошлого года юристы-профессионалы стали прилагать усилия, чтобы хоть как-то выправить положение. Верховный суд особо разъяснил, в каких случаях можно рассчитывать на защиту от вмешательства в личную жизнь. Распространенные сведения, во-первых, должны носить явно порочащий характер. А во-вторых, они должны не соответствовать действительности. Достоверность сведений должен доказывать журналист, но вот убедить суд в их «порочности» - это уже задача обиженной стороны. И здесь Безрукову крыть нечем.

При этом в письме к Лебедеву он сам себя высек, тщательно цитируя постановление Савеловского суда: «Сообщение подробностей частной жизни публичного лица, осуществляемое средствами массовой информации, обусловлено той ролью, которую указанные лица играют в общественной жизни, и тем влиянием, которое их поведение оказывает на формирование ценностных ориентиров и стиля жизни общества». Информация о взаимоотношениях в семье и отношении истца к смерти близких родственников «безусловно, представляет интерес в качестве ориентира для формирования поведения людей, принятия либо неприятия тех или иных моральных ценностей и выбора образа жизни».

Принципиальный судья Савеловского суда Борис Удов также ссылается на практику Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ), который разъяснил: «Публичные лица должны терпимо относиться к публикации их фотографий, на которых они запечатлены в общественном месте, даже если на них запечатлены сцены их повседневной жизни, а не то, как они выполняют свои официальные функции. Знать, где публичное лицо остановилось и как оно вело себя на публике, - правомерный интерес общественности».

Однако Безруков называет подобные аргументы… «незаконными и необоснованными». Ему и Европа не указ.

Надеемся, что Юлия СНИГИРЬ не подаст на нас в суд за выражение лица во время дефиле на красной дорожке. Фото: «ИТАР-ТАСС»

Надеемся, что Юлия СНИГИРЬ не подаст на нас в суд за выражение лица во время дефиле на красной дорожке. Фото: «ИТАР-ТАСС»

 

Юрист-провокатор

У этой истории есть еще одна сторона. Как правило, артисты не имеют ничего против публикации фотографий, а также каких-то баек, кочующих из одного СМИ в другое. Пиар-то всем нужен. К тому же в последние годы СМИ стали работать намного профессиональнее и подкрепляют публикации крепкой доказательной базой.

Но вот приходит некий юрист и убеждает, что «мы их всех засудим, отомстим и еще на этом заработаем». А делать звезде ничего не надо, все за нее порешает «профи».

Именно эти горе-юристы - главные враги отечественных звезд! Ответственно заявляем: ни одному артисту не удалось еще обогатиться за наш счет. А вот дурную славу многие приобрели с лихвой. Журналист нередко не пишет всего, что знает. Иногда из жалости, иногда из брезгливости. И прижимать его к стене - себе дороже.

Но дело не только в этом. Представительницу Безрукова мы прекрасно знаем. Эта женщина долгие годы сотрудничала с «Экспресс газетой», представляла наши интересы, в том числе в судебных разбирательствах со звездами. По роду своей службы она была допущена к конфиденциальной информации, с ней были предельно откровенны. Ведь адвокат - это почти как священник, ему только правду!

Но в какой-то момент дамочка смекнула, что с появлением законов, которые наштамповал в Госдуме одиозный Митрофанов, гораздо выгоднее быть на стороне звезд. И переметнулась на противоположную сторону. В нормальной демократической стране мира это назвали бы «конфликтом интересов», ее, вероятно, даже лишили бы лицензии. Но в современной России происходят и такие чудеса.

Бог судья этому горе-юристу. Только вы, уважаемые артисты, берегитесь. Если в какой-то момент от этой навязчивой мадам вы решите избавиться, не исключено, что она точно так же предаст и вас. И не говорите, что мы не предупреждали!