ШОУ-БИЗНЕС

Пугачёва отказалась петь о смерти

Алла Борисовна запретила своей тяжелобольной провидице даже думать о «старухе с косой»

Журналистка «Экспресс газеты» пришла в гости к замечательной семейной паре - поэтессе Карине ФИЛИППОВОЙ и художнику Борису ДИОДОРОВУ вместе с их близким другом актером Стасом САДАЛЬСКИМ. Он тут же достал банку черной икры, фрукты, и под хозяйскую знаменитую настойку «Диодоровка» потекла неспешная беседа.

- Недавно к нам Алла Пугачева приходила - рассказывает Карина Филиппова. - Причем неожиданно. Звонит и своим низким голосом спрашивает, какую кнопку домофона набрать, добавив, что она уже внизу. Принесла огромную корзину фруктов и пухлый конверт с деньгами. Алла потрясла меня своей сердечностью и добротой. Долго сидели, общались...

Филиппову часто называют личной провидицей примадонны. В свое время она предсказала брак Аллы с первым мужем Миколасом Орбакасом, который стал отцом ее дочери Кристины. Карина Степановна давала подруге мудрые советы и в другие ключевые моменты жизни. А еще поэтесса написала ей несколько хитов. И сейчас, когда Филипповой из-за диабета отрезали ноги, Пугачева просто не смогла остаться безучастной к этой трагедии.

Карину Степановну во всём поддерживает муж Борис Аркадьевич

Карину Степановну во всём поддерживает муж Борис Аркадьевич

- Аллу я всегда очень хорошо чувствовала, - жизнерадостно кивает головой Филиппова. - Например, считала, что именно она должна спеть мою песню «Из разных мы конюшен, господа!». Но не сложилось. Зато недавно она записала мою другую песню. А во время ее недавнего визита я прочитала ей новое стихотворение: «Пошли мне Бог достойно умереть». Внимательно выслушав, Алла эмоционально воскликнула: «Я это петь не буду. А ты не имеешь права сейчас это делать! Хотя бы ради меня. Посмотри на фотографии моих младших деток - Лизоньки и Гарика. Им по три года. И я должна обеспечить их существование. Готовлю большой концерт к моему юбилею, к 70-летию. Для этого мне нужен хороший репертуар, в том числе от тебя».

Наш разговор плавно переходит на тему здоровья.

- Из-за диабета сахар мне нужно измерять перед каждым приемом пищи, - вздыхает поэтесса. - Алла мне призналась, что тоже жутко страдает от этого недуга и постоянно мучается с ногами. Но, к счастью, в Израиле ей подобрали отличный курс лечения, и она держится.

- Филипп Киркоров тоже неоднократно бывал у вас в гостях?

- Когда Филипп женился на Алле, та его протежировала и просила меня писать для него песни. Мне не жалко, написала. Кстати, однажды, как и Алла сейчас, Киркоров принес мне вот такую огроменную пачку денег. Я возмутилась: «Ты с ума сошел? Забери!» А он закачал головой: «Простите, но Алла сказала, что я дурак». На эту сумму я устроила мужу невероятную поездку во Флоренцию и Рим. Прошли годы, и Киркоров вдруг вновь появился на пороге моего дома. Горько расплакался: «Карина Степановна, помогите! Алла не только бросила меня, но и развенчалась со мной! Я не могу жить теперь и не знаю, что делать дальше!» И я написала ему песню, которую он до сих пор поет: «Мы так нелепо разошлись».

 

 

Последняя нота

- Ваш муж - всемирно знаменитый художник Борис Диодоров до знакомства с вами состоял в непродолжительном браке с Людмилой Гурченко. Некоторые до сих пор уверены, что именно вы стали причиной их расставания.

- Когда мы познакомились, Боречка действительно находился в сложном духовном состоянии. Был взвинченным, нервным из-за семейных неурядиц и чуть ли не ежедневных скандалов с Гурченко. Сердце мне подсказывало, что Боре нужно помочь - талант-то у него невероятный. Я ему советовала - сходи, выясни все с женой. Возвращается, съедает полпузырька таблеток и заявляет: «Карина, все гораздо хуже, чем я думал». В результате пригласил меня на дачу, нарвал мне там букет полевых цветов и вручил со словами: «Я благодарен этому дню. Впервые в жизни встретил нормального человека, с которым не хочется расставаться». С тех пор мы уже 46 лет вместе.

- Но для вас это тоже не первый брак?

- Да, когда мне было уже за 30, когда первый муж умер, на руках осталась маленькая дочка. И однажды я поехала на морской курорт. Сижу на пляже и говорю сама себе: «Господи, ну почему мне так не везет?» И вдруг поворачиваю голову и читаю правила спасения утопающих: «Если ты попал в водоворот, не борись со стихией, а набери воздуха и смело иди ко дну, там оттолкнись и выплывешь в безопасном месте». Этот совет я приняла как руководство к действию. Взяла и написала песню. И не кому-нибудь, а самой популярной на тот момент исполнительнице Клавдии Шульженко. Сами понимаете, что она не упала от радости от моего звонка. Но я не сдалась: «Давайте хоть по телефону текст прочитаю!» И начала. Про сигаретный дым, про странного соседа. И вдруг слышу: «Это мое! Завтра жду». С тех пор моя карьера пошла в гору. До сих пор помню слова Клавдии Ивановны: «Сколько у меня нот в голосе? Немного. Но последнюю ноту я никогда не беру, чтобы никто не догадался, что она - последняя».