ОБЩЕСТВО

Зубная быль

В КАБИНЕТЕ ДАНТИСТА: пациентка, успокоенная живой музыкой Кучина, больше не испытывает страха перед лечением зубов

В КАБИНЕТЕ ДАНТИСТА: пациентка, успокоенная живой музыкой Кучина, больше не испытывает страха перед лечением зубов

Самостоятельно освоив в зрелом возрасте пять музыкальных инструментов, даже такой сложный, как скрипка, Дмитрий КУЧИН принес их на работу и стал играть между приемами пациентов. Пока он в ординаторской от души наяривал на гитаре или балалайке, больные, ожидающие в коридоре начала своих мучений, получали заряд позитивной энергии. Многие признавались, что благодаря звукам скрипки они даже избавились от страха перед бормашиной. С тех пор дантист-оригинал перед лечением зубов обязательно дает мини-концерт «по заявкам».
Марина КУЗЬМИЧЕВА

Истерик, душераздирающих детских криков и слез в кабинете Кучина больше не бывает. Взрослые охотно приводят к Дмитрию своих чад. Перед тем как сесть в стоматологическое кресло, ребятишки минут пять-семь слушают задорные мелодии детских песен из мультяшек в исполнении челябинского Айболита.
Адиоаналгезию - успокоение приятными звуками - в мировой медицине применяют давно, но в стоматологической практике - это первый случай. Поэтому Кучин решил запатентовать свое ноу-хау.

ДМИТРИЙ КУЧИН: не расстаётся с инструментом ни дома, ни на работе в стоматологической клинике

ДМИТРИЙ КУЧИН: не расстаётся с инструментом ни дома, ни на работе в стоматологической клинике

- По специальности я челюстно-лицевой хирург, - говорит Дмитрий Геннадьевич. - Работать мне довелось и в мирных условиях, и во время войны в Чечне.
Один несчастный случай и натолкнул врача на занятия музыкой.
Молодого парнишку доставили в госпиталь со страшным ранением, не совместимым с жизнью. Осколок снаряда угодил ему в подглазничную область, прошел через голову, полностью разрушив заднюю часть черепа.
- Я вытащил-таки этого пациента с того света, - вспоминает хирург. - Никакого музыкального инструмента у меня тогда не было. Только голос. Во время операции, собирая голову солдата буквально по частям, я не переставая пел. Придя в сознание, боец признался, что отдаленно слышал мои напевы. Когда наркоз перестал действовать, именно они помогли ему преодолеть адскую боль. Тогда я и решил - нужно учиться играть. Музыка и для меня стала анестезией.