ОБЩЕСТВО

Русские друзей не сдают!

ДНЕВНОЙ ДОЗОР: Лидия Павловна (справа) повезёт в Москву недобрые вести

ДНЕВНОЙ ДОЗОР: Лидия Павловна (справа) повезёт в Москву недобрые вести

85 лет назад на воронежских просторах появился хутор с немецким названием Фриденфельд - Мирное Поле. Война разлучила хуторян и изуродовала судьбы людей, живших как одна интернациональная семья. Теперь этот памятник немецко-русской общины может вообще исчезнуть с лица земли.
Леонид ШИФРИН

Едешь по Воронежской области из Каменки в Ольховатку - степь да степь кругом и сурки-байбаки. Названия деревень исконно русские - Орехово, Ольхов Лог, Свистовка. И вдруг на указателе какой-то Фриденфельд. Восемь домишек хуторка проскочишь за секунды. До последней прямой телефонной линии Владимира Путина, которую в народе окрестили «прощальной», даже коренные воронежцы не слышали об этом крохотном селе.

Вандализм в законе

- Я дозвонилась Президенту России. Не стала говорить, что нас тут со свету сживают, попросила лишь провести газ. Президент обещал разобраться. Власти говорят, письмо из президентской администрации получили, но слишком вас тут мало, невыгодно газоотвод тянуть, - говорит Антонина Колесникова, потомок первых русских фриденфельдчан.

ХУТОРСКОЕ КЛАДБИЩЕ: немецких могил почти не осталось

ХУТОРСКОЕ КЛАДБИЩЕ: немецких могил почти не осталось

…Весной 1923-го под крыло к 20 семьям немецких переселенцев, которые осваивали степную пустошь, напросились несколько малоимущих русских семей. Руководил первопроходцами немец Иван Гаврилович Шарф. Тогда и дали название хуторку - Фриденфельд.
- Осенью 41-го всех немцев вывезли из хутора и отправили как врагов народа в лагеря под Новокузнецк, - рассказывает 79-летняя Анна Дмитриевна Колесникова. - А какие это были люди! Непьющие, работящие, всегда готовые помочь. Фашистов проклинали. Мы заколоченные ими дома, как свои, берегли, а им в Сибири энкавэдэшники наврали, будто мы дома сосланных сожгли.

ЕЖЕДНЕВНЫЙ РИТУАЛ: Анна Колесникова с дочкой обходят заколоченные дома высланных немцев

ЕЖЕДНЕВНЫЙ РИТУАЛ: Анна Колесникова с дочкой обходят заколоченные дома высланных немцев

Пришлось бедолагам тайгу обживать. Лишь в начале 60-х им родные места разрешили проведать. С тех пор мы поддерживаем связь и с теми, кто в Сибири остался, и с теми, кто при Горбачеве уехал в Германию. Вот только про кладбище нам стыдно им писать.
На крохотном, уже втрое урезанном кладбище немецких могил почти не осталось - каждый год чьи-то трактора расширяли пахотные земли.
- Власть ли местная старается хутор с лица земли стереть, а заодно и память о живших тут в мире или богатеи какие, только мы этого решили не допустить, - говорит коренная хуторянка Лидия Павловна. - В архивах исторические документы собираем. У столичных юристов консультируемся. Во все инстанции пишем. И пока живы, место это - русско-немецкий Фриденфельд - уничтожить не дадим!