ОБЩЕСТВО

Каждому зэку — по браслету!






Евгений ТЮРЕМСКИХ в полном соответствии с фамилией решил остаться работать в колонии-поселении навсегда

Евгений ТЮРЕМСКИХ в полном соответствии с фамилией решил остаться работать в колонии-поселении навсегда


Евгений Тюремских стал первым российским осужденным, на котором опробовали систему электронного контроля за передвижением.


Весьма дорогими украшениями одарил воронежских зэков Совет Европы – 218 браслетами по 100 тысяч рублей каждый. Более того, осужденных еще просили принять эти подарки. Оборудование для первого в России эксперимента по электронному мониторингу за осужденными разработано по просьбе Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) израильско-французской фирмой, а доставлено в колонию в рамках проекта Совета Европы «Альтернативы лишению свободы в РФ».


Евгений Тюремских, отбывающий наказание в колонии-поселении №10 в поселке Перелешино, показывает свои натруженные ноги, исходившие не одну зону вдоль и поперек. Чуть выше правой щиколотки выколота первая строчка коротенького зэковского стиха: «Искали счастье и покой…», а на левой - окончание «…нашли разлуку и конвой».
- По молодости наколол, - говорит 34-летний Евгений. Пока он единственный из 444 осужденных получил разрешение жить вместе с семьей за пределами исправительного учреждения.


Первопроходец


Чуть ниже на его левой ноге пристегнут 50-граммовый браслет типа наручных электронных часов, только размером побольше. Каждый день, приходя с работы домой, Женя моет ноги в тазике с теплой водой, который подносит мужу супруга Ольга. Намочить браслет он не боится - ни вода, ни «градусы» технику не берут.






Можно не сомневаться, что среди этих сидельцев найдутся умельцы, способные вскрывать не только сейфы

Можно не сомневаться, что среди этих сидельцев найдутся умельцы, способные вскрывать не только сейфы

В колонии Тюремских, в чьем роду никто в тюрьмах не сидел, в очередной раз оказался за кражу скота.
- Угнал корову, забил ее, мясо домой принес - семью-то кормить надо, - объясняет Евгений. - На работу устроиться невозможно, как узнают, что судим, даже в грузчики не берут. Вот и приходится приворовывать. По суду я должен выплатить стоимость материального ущерба за корову - 67 тысяч рублей.
В колонии Тюремских работает уходчиком на хоздворе - на его попечении находятся три лошади, на которых он вывозит за пределы зоны нечистоты. А после работы спешит в свой небольшой домишко, купленный за 10 тысяч рублей на окраине поселка.
- Я знаю Евгения лет 15, - говорит начальник колонии-поселения №10 Александр Барышников. - Встречались с ним в разных «зонах», где он отбывал наказание. После приезда жены и 12-летней дочки Тюремских взялся за ум. Поэтому ему первому мы и предложили примерить электронный браслет с условием, что он будет каждый день приходить на работу в колонию.
- Я согласился. Убегать я никуда не собираюсь, наоборот, после освобождения все равно останусь здесь, найду работу, - говорит Евгений. - Жена, как вольнонаемная, трудится в колонии на складе ГСМ, дочка учится в поселковой школе. Все рядом, а браслет на ноге мне ничуть не мешает, главное - не забывать заряжать его аккумуляторы, чтобы сигнал на пульт поступал.






На мониторе перед оператором колонии - карта поселения с разрешенными конкретному заключенному маршрутами передвижения (зеленые стрелки). При отклонении от маршрута более чем на три метра на панели загорается оранжевая лампочка. Если отклонение продолжает увеличиваться, маршрут передвижения фиксируется красными стрелками

На мониторе перед оператором колонии - карта поселения с разрешенными конкретному заключенному маршрутами передвижения (зелёные стрелки). При отклонении от маршрута более чем на три метра на панели загорается оранжевая лампочка. Если отклонение продолжает увеличиваться, маршрут передвижения фиксируется красными стрелками


Добровольцы
 
- Некоторым из осужденных предложено добровольно надеть на себя такой браслет, - говорит начальник УФСИНа по Воронежской области Игорь Потапенко. - Никаких принуждений! Но если человек не захочет участвовать в эксперименте, это наведет руководство колонии на мысль, а не замышляет ли он чего-нибудь. Ведь
площадь нашей колонии огромная. У нас есть заключенные водители, овощеводы, трактористы - возле каждого осужденного офицера охраны не поставишь! Браслет же через спутник доложит оператору, когда «клиент» сидит, стоит, бежит, пришел домой, на каком он этаже и даже не выпивает ли он - в некоторых модификациях предусмотрена и эта функция! К тому же браслет - это еще и экономия.
Вслед за Евгением на днях в Перелешино браслеты согласились надеть еще 75 осужденных.
- Главное, не забывайте, что браслет и приемник-передатчик, который весит всего 380 граммов и вешается на пояс, не должны находиться друг от друга на расстоянии больше 15 метров! - провел краткий инструктаж заместитель начальника колонии по безопасности и оперативной работе Игорь Колосов. - В отряде сняли его с пояса, положили на тумбочку, легли спать. Проснулись, закрепили опять на поясе и пошли на работу. И помните, оборудование стоит 100 тысяч рублей, будьте бережны с ним.








11 февраля Дмитрий МЕДВЕДЕВ пообщался с заключенными Вологодской воспитательной колонии - 134 подростка оказались здесь за мелкие кражи или угон машин

11 февраля Дмитрий МЕДВЕДЕВ пообщался с заключенными Вологодской воспитательной колонии - 134 подростка оказались здесь за мелкие кражи или угон машин


«В течение многих десятилетий ХХ века работа нашей уголовно-исправительной системы... носила преимущественно репрессивный характер. Пора меньше сажать и больше воспитывать».
Дмитрий МЕДВЕДЕВ


К сведению
Содержание одного заключенного в российской тюрьме в год стоит примерно 230 - 250 тысяч рублей, а стоимость проекта, профинансированного Советом Европы, - около 30 миллионов рублей. 15 июня подведут первые итоги воронежского эксперимента.


 


Авторитетное мнение


Джон ХАРДИНГ, руководитель проекта Совета Европы «Альтернативы лишению свободы в РФ»:
- В европейских и российских тюрьмах находится слишком много заключенных. Используя это оборудование, некоторым категориям осужденных можно будет заменять нахождение за решеткой, например, домашним арестом. И контролировать все перемещения. Конечно, насильник и убийца должен сидеть в тюрьме, но за нетяжкие преступления людей можно и не лишать свободы. В США аналогичные устройства носят около 150 тысяч человек, применяются они и в Швеции, Голландии, Великобритании, Франции. С их помощью следят не только за осужденными, но и за выпущенными на свободу педофилами и сексуальными маньяками. Российское же законодательство разрешает применять такие устройства только в колониях-поселениях.






Актер Рутгер ХАУЭР в «Смертельном союзе» носил взрывающийся ошейник

Актер Рутгер ХАУЭР в «Смертельном союзе» носил взрывающийся ошейник








Ножку актрисы Линдсей ЛОХАН окольцевали за пристрастие актрисы садиться за руль в состоянии наркотического и алкогольного опьянения

Ножку актрисы Линдсей ЛОХАН окольцевали за пристрастие актрисы садиться за руль в состоянии наркотического и алкогольного опьянения